06:55 16 июля 2019
Прямой эфир «Радио Sputnik»
  • USD69.5670
  • EUR78.4229
  • RUB1.1073
Президент Филиппин Родриго Дутерте проверяет объем снайперской винтовки CS / LR4A китайского производства во время торжественного оборота тысяч новых винтовок и более шести миллионов боеприпасов Китаем на Филиппинах в Кларке. Авиабаза на севере Филиппин. 28 июня 2017 года

Глава Филиппин устал убивать наркоторговцев — о зарубежном опыте

© AP Photo / Bullit Marquez
Колумнисты
Получить короткую ссылку
Дмитрий Косырев
716 0 0

Родриго Дутерте заявил, что не может контролировать наркотики, даже если прикажет "убить этих идиотов".

Своими размышлениями об опыте Филиппин в борьбе с наркоторговлей делится обозреватель РИА Новости.

Почему нам постоянно оказываются интересны Филиппины? Вот, например, две новости оттуда, которые пришли почти одновременно. Полиция страны сообщила, что за пять месяцев этого года там убили на месте задержания 1 600 наркоторговцев. А президент Родриго Дутерте, человек подкупающей искренности, признал, что в деле борьбы с наркотиками у него ничего не получается. Дословно так: "наркотики проглотили Филиппины" и "наркотики я не могу, ****, контролировать, даже если прикажу убить этих идиотов".

А как хорошо все начиналось… Вот последняя предвыборная речь Дутерте (он стал президентом 30 июня 2016 года): "Забудьте законы о правах человека. Если я доберусь до президентского дворца, сделаю то, что делал, когда был мэром. Вы, торговцы наркотиками, налетчики и бездельники, лучше убирайтесь, потому что я вас убью. Я сброшу всех вас в Манильский залив, и рыба там будет жирной".

Он добрался до дворца и отдал обещанный приказ: если наркоторговцы будут оказывать сопротивление при аресте, то… В итоге на сегодня, по официальным данным, "сопротивлявшихся" насчитывается более шести тысяч, а какие цифры называют правозащитники, можно даже не говорить.

При этом провал антинаркотической стратегии стал очевиден еще в прошлом году. Тогда таможня на берегу того самого Манильского залива обнаружила два громадных полых магнита, пришедших по морю из Китая (используются для погрузки металлолома), набитых наркотиками. И все бы хорошо, но четыре такие железки оказались растаможены и лежали пустыми уже в другом городе, причем никто за ними не приходил. Вот когда все поняли, почему уличная цена на китайскую наркосинтетику упала более чем втрое: затоваривание рынка…

Последовало долгое выяснение отношений между таможней и полицией, таможню в итоге возглавили военные. Но президент больше не демонстрировал мускулы и в общем реагировал вяло. А в этом году только еще раз признал, что ничего не получается.

Так что рецепт "расстреливать наркоторговцев на месте" не помогает. И надо быть благодарными филиппинцам за то, что они нам это продемонстрировали.

Далее героями этого рассказа будут баба Маша, последствия провала глобализации и национальные особенности филиппинцев.

Первый герой — это из стандартной фразы плохих редакторов: "Писать надо простыми, короткими фразами, чтобы поняла даже баба Маша". Давайте вспомним, как на рубеже 1980–1990 годов указанный персонаж, например, пребывал в твердом убеждении насчет "привилегий партократов" или бурчал "зачем нам этот СССР, мы кормим Среднюю Азию и еще Африку, Латинскую Америку" и так далее. И та же баба Маша дороже всех заплатила за свои убеждения — в частности, когда у России в 90-х начали бодро отнимать зарубежные рынки, экономика вошла в пике… Ну, мы все это помним.

Но та же баба Маша затаенно верит, что если не заморачиваться с презумпцией невиновности, а просто расстреливать на месте всех предполагаемых преступников, все будет хорошо.

И вот сейчас она (то есть ее филиппинская сестра) видит, что хорошего ничего. О чем предупреждали, то и происходит. Да, сначала преступность в целом пошла вниз — но кто считает? Затем оказалось, что расстрелы — это война с бедными (понятно, кто торгует наркотиками, да и потребляет их больше других). После стало заметно, что полиция часто сводит счеты с теми, кто на нее косо посмотрел, а контролировать ее уже некому. А еще есть банды "вигилянтов", то есть хорошо вооруженные дружины, которые тоже стреляют кого хотят на улицах, но приходят и в дома. Каким социальным взрывом это кончится — вопрос будущего. Пока тем, как Дутерте делает свою работу, довольны 71 процент опрошенных филиппинцев.

А теперь о глобализации. На наших глазах сломалась мечта "граждан мира" о том, что он будет управляться из единого центра, и центр этот — не совсем Белый дом в Вашингтоне. Это скорее множество наднациональных организаций, в том числе организовавших себе "крышу" в виде какой-то конторы ООН или международной структуры. Правозащитная мафия — только одна из таких команд, но сильно раздражающая всех своими поучениями насчет того, как надо жить, кого выбирать во власть и какие законы принимать. Схема ее работы проста до смешного: вербовать в "неправительственные организации" всех, кто не вписался в местную политику, — они будут снабжать "центр" откровенно фальшивой статистикой, с "фабрик правды" в разные страны будут поступать издевательские доклады с рекомендациями. Не исполнишь последние — будут санкции и так далее. Эта механика давно полностью себя дискредитировала, попутно подмяв массу хороших, действительно служащих человеку идей.

И вот персонажи типа Дутерте объясняют публике все, что думают по данному поводу, и поэтому получают голоса (президент Филиппин именно в связи с расстрелом наркоторговцев вывел свою страну из Международного уголовного суда, обругал ООН, президента США и еще много кого — и ничего ему за это не было). Примерно то же делает Дональд Трамп, хотя более известно его отношение не к правозащитникам, а к аналогичной по стилю работы международной экологической мафии. И процесс только начался.

Но это означает, что — раз глобализация идей, стандартов и правил не сработала — каждая страна должна теперь сама думать над тем, какая политика эффективна, а какая нет.

По теме

Его подмешивают в еду и сигареты — врачи КР бьют тревогу из-за нового наркотика
Теги:
преступность, наркотики, президент, Филиппины

Главные темы

Орбита Sputnik