09:46 27 января 2020
Прямой эфир «Радио Sputnik»
  • USD69.8443
  • EUR77.1640
  • RUB1.1301
Колумнисты
Получить короткую ссылку
40320

Возможно, "адские санкции" и весь набор мер против "Северного потока — 2" действительно будут введены. Однако даже американские чиновники обоснованно сомневаются в их эффективности, пишет эксперт.

Автор блога Crimson Alter — для РИА Новости

"Адские санкции" возвращаются в информационное поле и законодательную повестку США. Под ударом сенаторов и конгрессменов — рубль, государственные облигации России, нефтяные компании и газопроводы. В качестве "бонуса" в США могут официально объявить, что Россия является "страной — спонсором терроризма" со всеми вытекающими санкционными последствиями.

Из-за того, что в американском парламенте находятся на разных стадиях рассмотрения несколько санкционных инициатив, направленных против нашей страны, иногда сложно уследить за тем, какие сегменты российской экономики и финансового сектора могут оказаться под давлением. Если посмотреть на весь санкционный ландшафт с высоты птичьего полета, то можно выделить три пакета антироссийских мер. Первый предполагает косвенные санкции против "Северного потока — 2", и он, по сообщению американских СМИ, был включен в военный бюджет Штатов на 2020 год, который прошел голосование в конгрессе в среду. Американские законодатели постеснялись вводить санкции против покупателей российского газа или конкретно против "Газпрома", но решили ударить по европейским компаниям, чьи уникальные корабли-трубоукладчики сейчас занимаются прокладкой "Северного потока — 2" у берегов Дании. Расчет идет на то, что угроза блокирования их долларовых операций и возможности работы с США или американскими компаниями заставит их выйти из проекта, принудив тем самым "Газпром" к полному сохранению газового транзита через Украину и на выгодных для Украины условиях.

Впрочем, Wall Street Journal сообщает: "Представитель "Газпрома" заявил, что если Allseas (швейцарский владелец трубоукладчиков. — Прим. ред.) будет вынуждена покинуть проект, то "Газпром" сам завершит работу, приспособив свои собственные суда, а также суда, принадлежащие российским подрядчикам".

Второй санкционный пакет — это тоже удар по "Северному потоку — 2", но уже в более прямом варианте. Если и этот законопроект пройдет голосования в конгрессе и сенате, а потом будет подписан Трампом, под санкции попадут так называемые "спонсоры" российского газопровода — то есть европейские компании, которые финансируют его строительство. В эффективности этих мер есть большие сомнения в силу того, что газопровод уже почти закончен, а все необходимое финансирование привлечено.

Более того, когда аналогичный проект рассматривался сенатом США в 2017 году, официальный Берлин не просто осудил его, но и угрожал "ответными мерами". Агентство Reuters сообщало: "Германия пригрозила принять ответные меры против Соединенных Штатов, если новые санкции против России, предложенные сенатом США, приведут к наказанию немецких фирм. <...> Министр экономики Германии Бриджит Циприс заявила, что Берлину придется подумать о контрмерах, если Трамп поддержит план".

Нет оснований полагать, что позиция немецких властей изменилась.

Третий санкционный пакет — это те самые "адские санкции", о которых так любят говорить наиболее русофобствующие представители Республиканской партии США. Официальное название соответствующего законопроекта — "О защите американской безопасности от агрессии Кремля" (DASKA), и он может быть рассмотрен в ближайшие недели. Reuters сообщает о целях законопроекта: "Предлагаемые санкции нацелены против: российских банков, поддерживающих усилия по вмешательству в выборы за рубежом; киберсектора России; нового государственного долга; лиц, которые, как считается, "прямо или косвенно способствуют незаконной и коррупционной деятельности от имени (президента России Владимира Путина)". Законопроект также предусматривает ряд жестких мер в отношении российского нефтегазового сектора, на который приходится около 40 процентов доходов российской казны, включая санкции в отношении лиц, предоставляющих товары, услуги или финансирование для развития нефтяной отрасли страны".

Нельзя не отметить, что, с точки зрения американских законодателей, все вышеперечисленные меры — это, оказывается, самозащита от России. Перефразируя известную шутку "Россия угрожает НАТО, все больше приближая свою территорию к ее базам", можно сказать, что конгрессмены и сенаторы искренне воспринимают любое нефтяное месторождение, которое не принадлежит США, как личное оскорбление, нарушение вселенской справедливости и угрозу национальной безопасности. Использование против России тех же методов, какими США привыкли решать "нефтяные проблемы" в других странах (например, в Сирии), невозможно из-за российской армии, флота и ядерной триады. Вот и приходится сенаторам и конгрессменам искать обходные пути в виде санкций.

Впрочем, наиболее острые эмоции у американских политиков и экспертного сообщества вызывают санкции не против нефтяного сектора России, а против российского госдолга. Сторонники этих "адских санкций" надеются, что запрет на операции с российскими государственными облигациями вызовет падение спроса на рубль на валютном рынке, а последствия этого давления на валютный рынок приведет к ослаблению курса российской валюты.

Паника на финансовых рынках и сложности с валютным курсом, вероятно, являются теми инструментами, с помощью которых авторы санкций рассчитывают сломать российскую экономику и общество. С этой теорией есть несколько проблем. Главная из них: Россия (и это сложно понять американским конгрессменам, некоторые из которых плохо ориентируются в географии планеты, не говоря уже об истории и экономике других стран) — это не типичная "страна третьего мира", для которой отключение внешнего финансирования через блокирование инвестиций в государственные облигации является катастрофой. Большинство проблем, связанных с блокированием внешнего финансирования частного сектора на международных рынках, наша страна пережила еще в 2014-2016 годах, а проблему зависимости государства от внешних заимствований Россия решила еще в 2000-х.

Это не значит, что "адские санкции" не окажут никакого воздействия на российские финансовый и валютный рынки. Эффект будет. Но ожидания американцев в плане погружения России в экономический ад явно не оправдаются. Более того, идея "адских санкций" старая. Она очень нравится одной конкретной категории сенаторов и конгрессменов, а конкретно — тем русофобам, которые ничего не понимают в финансах.

Министр финансов США Стивен Мнучин не из тех. Он тоже не любит Россию, но он финансист и вот уже два года не пользуется своим санкционным правом и активно мешает парламентариям принимать законы, которые могли бы ввести такие санкции принудительно. Стоит напомнить, что в ответ на одну из прошлых попыток ввести "адские санкции" Мнучин написал конгрессменам и сенаторам письмо, в котором объяснил свою позицию.

Его аргументы будут звучать очень неприятно для тех, кто до сих пор считает, что Штаты могут действовать безнаказанно и что отсутствие финансовых санкций против России — исключительно вопрос мифического американского милосердия. На самом деле это результат наличия у некоторых чиновников администрации Трампа реальных знаний и инстинкта самосохранения: "Из-за того, что экономика России имеет обширные связи реального и финансового секторов с глобальным бизнесом и инвесторами, последствия санкций не будут ограничиваться российскими властями и бизнесом. В частности, расширение санкций может препятствовать конкурентоспособности крупных американских (фондов и банков. — Прим. ред.), управляющих активами, и потенциально может иметь негативные побочные эффекты на мировых финансовых рынках и для финансовых компаний, хотя конкурентные искажения могут быть частично смягчены, если ЕС введет аналогичные санкции. Расширение санкций США на сделки с новым российским суверенным долгом без соответствующих мер ЕС и других партнеров США могут подорвать усилия по сохранению единства санкций в отношении России. Учитывая масштаб российской экономики, ее взаимосвязанность и распространенность на мировых рынках активов, а также вероятное чрезмерное соблюдение глобальными фирмами санкций США, масштабы и размах последствий расширения санкций для суверенного долга и деривативов неясны, и эффекты могут быть опасны как для Российской Федерации, так и для американских инвесторов и компаний".

С финансового английского на разговорный русский — переживания министра финансов США заключаются в следующем: если санкции такого рода не введет также и Евросоюз (а Евросоюз даже близко не хочет делать ничего подобного), то Вашингтон столкнется не только с возмездием со стороны России, но еще и с тем, что инвесторы — то есть конечные иностранные покупатели российских облигаций — просто уйдут из американских банков и инвестфондов в европейские, японские, китайские или офшорные финансовые структуры, чтобы и дальше продолжать иметь доступ к российским активам. Более того, российские активы сейчас еще более привлекательны для международных инвесторов, чем они были в 2018 году, ибо только на развивающихся рынках (и особенно у нас в стране) европейские инвесторы еще могут рассчитывать на положительную и высокую доходность инвестиций в государственные облигации. Так что "адские санкции", вероятно, обернутся краткосрочным дискомфортом для России, за который американский финансовый сектор расплатится потерей денег и клиентов.

Возможно, "адские санкции" и весь набор мер против "Северного потока — 2" действительно будут введены. Однако даже американские чиновники обоснованно сомневаются в их эффективности. Не зря вот уже пять лет наиболее одиозные предложения такого рода застревают в кулуарах конгресса и сената или ложатся под сукно в администрации президента.

Но если американские законодатели все-таки решат навредить американскому финансовому сектору и придать дополнительный импульс процессу освобождения Евросоюза от чрезмерной американской опеки в сфере финансов и энергетики, то из-за этого явно не стоит переживать.

По теме

Африка открывает двери для России — что нужно знать о политической связке
Теги:
санкции, Россия, США

Главные темы

Орбита Sputnik