19:59 20 сентября 2020
Прямой эфир «Радио Sputnik»
  • USD79.0444
  • EUR93.7348
  • RUB1.0535
Колумнисты
Получить короткую ссылку
570 0 0

В Екатеринбурге впервые вынесен приговор за организацию ячейки АУЕ* ("Арестантский устав един"*). Это произошло спустя меньше месяца после того, как движение было признано Верховным судом России экстремистским.

На удивление реакция прогрессивной общественности, последние годы трубившей на всех углах о катастрофе из-за роста популярности криминальной субкультуры в молодежной среде, оказалась довольно сдержанной, пишет колумнист РИА Новости.

Вместо ожидаемой поддержки государства, которое наконец стало принимать жесткие меры по борьбе с опасным явлением, нередко можно увидеть явное неодобрение избыточно суровым решением суда: двое обвиняемых получили реальные сроки — семь лет и три года девять месяцев, а третья — четыре года условно. И все это за такую "мелочь", как ведение интернет-пабликов и продажа товаров с соответствующей символикой. Об этом сказал и один из адвокатов, работавших по делу: "Да, они репостили спорный контент, да, продавали мерч, да, создавали группы в соцсетях, но никак не для подготовки совершения преступлений против сотрудников полиции и ФСБ".

Контрабанда и госизмена: 6 скандалов с детьми политиков и чиновников в КР

То есть все делали, но на самом деле ничего такого не подразумевали и уж тем более не планировали воплощать в действительность. В конце концов, осужденные — взрослые люди с устроенной жизнью и даже небольшим бизнесом, построенном на основе любимого увлечения. К чему им совершать тяжкие преступления? Они просто реализовывали свое право на свободу слова, предпринимательства и самовыражения. А если аудитория и клиенты, вдохновленные их деятельностью, вдруг займутся чем-то противозаконным, то с них самих и спрашивать надо.

Похожие аргументы, кстати, иногда можно услышать и в защиту осужденных администраторов "групп смерти": они же просто общались онлайн, а то, что по результатам этой коммуникации подростки оказывались на грани самоубийства, так это особенность их личной нервной и душевной организации.

Несколько неожиданно между этими двумя очень разными феноменами, которые в последние годы всколыхнули российское общество, действительно оказалось много общего. И дело не только в том, что главной целью и АУЕ*, и "групп смерти" является совсем юное поколение. Не менее важно, насколько похоже развивались — и продолжают развиваться — события вокруг этих тем в медийном и общественно-политическом поле.

Появившаяся и реально набравшая силу социальная проблема в какой-то момент оказалась раскручена в серьезную шумиху, причем в первую очередь антигосударственными силами. Ее главным лейтмотивом стало обвинение в происходящем властей, которые в одном случае неспособны защитить детей от опасностей интернета, а в другом — беспомощны перед нарастающим движением подростковых банд, очарованных уголовной романтикой и терроризирующих иногда целые населенные пункты. Однако стоило государству приступить к конкретным действиям против возникшей общественной угрозы, как на него посыпались упреки в несправедливости и необоснованной жесткости, а также неправильно выбранном векторе действий.

В разгар пандемии детектив нашел преступника, напавшего на него 46 лет назад

Деструктивные общественные движения сродни дракону, у которого на месте одной отрубленной головы вырастает десяток новых и победить которого можно, только уничтожив саму его суть. А за любыми вредоносными явлениями, объектом которых является юное поколение, всегда стоят взрослые люди с вполне конкретными корыстными интересами. Если "группы смерти" в основном давали возможность своим администраторам самоутверждаться за счет участников, то за аббревиатурой АУЕ* скрываются в том числе и банальные бизнес-интересы конкретных людей. Это подтвердило и первое дело против миссионеров криминальной романтики.

В результате государство абсолютно обоснованно основные усилия направляет на то, чтобы уничтожить корни опасного феномена, бьет по его выгодополучателям, выбивает почву из-под ног у тех, кто использует в своих корыстных целях детей, стараясь оставаться анонимным или внешне непричастным к происходящему.

В турецком общежитии порядки, как в тюрьме, — история бизнесмена из Бишкека

И в этом государство получает безоговорочную поддержку большей части российского общества, также заинтересованного уничтожить угрожающие движения и осознающего верность выбранной стратегии действий.

Вот только у сил, бескомпромиссно борющихся с властями, явно свои соображения, и реальная ликвидация АУЕ* (как и "групп смерти") вовсе не входит в их приоритеты. Зато успехи на этом пути порождают плохо скрываемое разочарование утратой очередного аргумента для обличения Кремля, ведущего страну к катастрофе.

* Экстремистская организация, запрещенная в России

По теме

Что ждет Ефремова в колонии, выяснили СМИ
Теги:
критика, суд, тюрьма, Россия

Главные темы

Орбита Sputnik