00:44 02 декабря 2020
Прямой эфир «Радио Sputnik»
  • USD84.7998
  • EUR101.5859
  • RUB1.1111
Колумнисты
Получить короткую ссылку
284 0 0

Европа рассчитывала с помощью бюджетных планов наказать Варшаву и Будапешт за отступление от высоких демократических стандартов. Однако в итоге сама угодила в выкопанную яму, пишет эксперт.

В четверг состоялся очередной онлайн-саммит ЕС. На нем предполагалось обсудить только положение дел с COVID-19. Эпидемическая ситуация практически во всех европейских странах резко ухудшается, что требует от властей принятия все более жестких мер. Однако это наталкивается на общественное сопротивление, причем граждане категорически возражают не только против полномасштабного локдауна — они недовольны и более мягкими ограничительными мерами, пишет колумнист РИА Новости.

Манифестация против вводимых ограничений, разогнанная водометами несколько дней назад в Берлине, представляет собой иллюстрацию цугцванга, в котором власти европейских государств зажаты между необходимостью не допустить коллапса системы здравоохранения, смягчить последствия для экономики и справиться с недовольством населения.

Однако реальность внесла коррективы в планы саммита, и в повестку оказался внесен еще один чрезвычайно острый вопрос, возникший на днях: два "анфан террибль" ЕС — Польша и Венгрия — подложили новую свинью Брюсселю, заблокировав бюджет союза на 2021-2027 годы (1,074 триллиона евро) и программу восстановления европейской экономики (750 миллиардов евро).

Европа рассчитывала с помощью этих бюджетных планов наказать Варшаву и Будапешт за отступление от высоких демократических стандартов. Однако в итоге сама угодила в выкопанную яму.

Наказывать предполагалось очевидным и самым болезненным способом — финансовым. Польша и Венгрия как реципиенты субсидий ЕС находятся в достаточно привилегированном положении, что среди прочего обусловлено геополитическими факторами.

Проблема в том, что лишить их денег не так-то просто.

До недавнего времени механизмов такого рода в единой Европе вовсе не существовало. К тому же в основу принятия важнейших решений в ЕС положен принцип консенсуса, то есть общая всех членов союза позиция. Ситуация, когда обе страны проголосовали бы за лишение себя существенных средств европейского бюджета, представляется фантастической.

В результате Брюссель в последние месяцы реализовал сложносочиненную комбинацию. На июльском саммите ЕС было продавлено решение, которое увязало грядущие выплаты с соблюдением стандартов правового государства и базовых европейских ценностей. А в конце сентября Еврокомиссия выпустила соответствующий доклад, главными героями, вернее, злодеями которого стали все те же Варшава и Будапешт.

И вот когда остался последний шаг до воплощения задуманного в жизнь, две скандальные столицы заблокировали процесс, дав понять, что прекрасно осознают происходящее и не допустят "политически мотивированного" распределения средств из европейских фондов.

Так что теперь Брюссель вынужден вновь искать управу на поляков и венгров, которые обратили против ЕС его же собственные правила.

Именно в этом заключается самый ценный урок происходящего.

Запад по обе стороны Атлантики вовсе не на пустом месте десятилетиями служил примером для подражания и моральным авторитетом для остальной планеты. Демократические институты и процедуры, права и свободы граждан там действительно работали, выступая доказательством его превосходства над "несвободным миром". А политико-управленческий механизм Европейского союза стал прямо-таки апофеозом западной демократии.

На любые же сомнения скептиков по поводу того, что подобная система неспособна быть эффективной и даже просто жизнеспособной в долгосрочной перспективе, следовали насмешки энтузиастов: но вот же она — работает уже много лет. И не только работает, а процветает, служит магнитом для десятков стран и миллионов людей. А потому что это — настоящая демократия, такая, какой она должна быть!

Куда менее привлекательная изнанка евросоюзной системы последние годы проявлялась все чаще. Очевидными становились отсутствие полноценных полномочий у громкоголосых политических институтов вроде Европарламента и концентрация реальной власти в руках анонимных брюссельских бюрократов. Зародилось подозрение, переросшее в твердую уверенность, что для бесперебойного функционирования пресловутого принципа консенсуса наиболее влиятельные члены союза прибегают к методам подковерного принуждения, давления и шантажа в отношении "младших партнеров". Достаточно вспомнить, как это было с антироссийскими санкциями: сразу несколько европейских стран открыто препятствовали их введению, поскольку те гарантировали болезненный удар по их экономикам, но когда дело дошло до принятия решения, они безропотно проголосовали "как все".
И вот две страны — причем из разряда небольших, небогатых и всеми осуждаемых изгоев в стройных демократических европейских рядах — ныне с легкостью ломают данную систему просто потому, что оказались достаточно упрямыми, чтобы стоять на своем и не бояться идти против течения.

Кстати, есть еще одна оборотная сторона европейской демократии, которая стала очевидной, — высокая значимость "ручного" управления. Но теперь и оно все чаще дает сбой.

Эксперты полагают очень вероятным выход из ЕС Польши и Венгрии, которые уже получили максимум выгод от пребывания в союзе и чем дальше, тем меньше заинтересованы в сохранении статус-кво. В свою очередь для Брюсселя и западноевропейских столиц уход из Евросоюза не поддающихся дрессировке "бунтарей" тоже может оказаться наиболее удобным выходом из ситуации.

Вот только самый тяжелый удар при этом будет нанесен по западной демократии — как в реальности, так и в прекраснодушных представлениях о ней у огромного числа людей по всему миру. Слишком уж часто на ней стал появляться штамп "не работает".

По теме

США готовы разрушить ООН, Россия намерена ее спасти

Главные темы

Орбита Sputnik