19 лет кровавого эксперимента —
как кыргызстанкам запретили делать аборты

19 лет кровавого эксперимента — как кыргызстанкам запретили делать аборты

Прежде чем приступить к чтению, ответьте на вопрос:
нужно ли запретить аборты в Кыргызстане?

В 1936 году советская власть дала женщинам небывалые права: щедрые пособия, бесплатные детсады и ясли, оплачиваемые декретные отпуска. Мужчин также прижали к ногтю и обязали платить алименты после развода. При этом аборты оказались под запретом. Власти и представить не могли, чем обернется эта фатальная ошибка…
В каждом уголке планеты у женщин есть народный способ избавления от нежелательной беременности. Кыргызстанки не были исключением: они делали аборты еще задолго до прихода Советской власти, рассказывает эксперт традиционных знаний Чынара Сейдахматова.
Чынара Сейдахматова
эксперт традиционных знаний
"В кыргызском обществе считалось невероятным позором для девушки забеременеть до брака. От плода избавлялись старинным способом: пили отвар из специальных трав. Был еще один вариант: девушка рожала тайно, а потом ребенка подкидывали бездетным родственникам", — рассказывает Сейдахматова.
Советская власть не одобряла аборты, они официально считались аморальным явлением. Однако слишком много гражданок калечили себя, пытаясь избавиться от ребенка самостоятельно или с помощью повитух. В 1920 году вышел новый закон: отныне все жительницы Советского Союза могут бесплатно прервать беременность в кабинетах у докторов.
"Это было необходимо, чтобы вывести женщин из подполья, из грязных рук бабок и знахарок, и перевести в чистые палаты больничных учреждений, в хирургическую обстановку", — писала в 1936 году гинеколог И. Клавдиенко.
Как пишет доктор, женщины стали относиться к аборту, как к совершенно безопасной процедуре. В то время не было даже презервативов, поэтому кыргызстанки никак не могли защитить себя от нежелательной беременности. В 20-х годах в среднестатистической кыргызской семье было 6 детей.

Кроме того, население Киргизской ССР повально страдало от венерических заболеваний. В 1935 году экспедиция докторов обследовала 60 тысяч жителей республики. Оказалось, что сифилисом заразились 4 процента населения, гонореей — 3,4, и еще 2 процента — прочими "недугами любви".
Заболеваемость ЗППП в Кыргызстане
При этом кыргызстанки регулярно избавлялись от беременности. У многих было с десяток абортов. В частности, газеты писали про женщину, у которой в 26 лет был всего один ребенок.
"Она живет и работает в колхозе с мужем, а имеет только одного ребенка. Материально обеспечены, имеют корову, баранов, птицу, а детей воспитывать не хотят. Она уже сделала 7 абортов и превратилась в старуху. Все у нее болит, веселой никогда не увидишь", — сокрушался журналист.
Впрочем, и уровень младенческой смертности в те годы зашкаливал: в 20-е в СССР умирал каждый пятый младенец. Из-за потерь в Первой мировой и гражданской войнах властям срочно нужно было повышать рождаемость.

Государство закручивало гайки постепенно: сначала запретили делать аборты, если срок беременности превышал три месяца. Затем медицинский аборт сделали платным — 50 рублей за процедуру. По нынешним меркам это примерно 2 300 сомов, или 33 доллара.

В 1936 году вышел закон о полном запрете абортов. Отныне прерывать беременность женщины могли только по медицинским показаниям.
Согласно новым правилам, врач, решившийся на аборт, мог провести в тюрьме от года до двух лет. Людям без медицинского образования за такое грозило от трех лет лишения свободы. Власти не забыли и про мужей, которые нередко толкали жен в гинекологическое кресло, — они могли провести в тюрьме два года.

А вот к самим неудавшимся мамам закон был достаточно мягок. За первый проступок женщинам грозило "общественное порицание", а прерывание второй беременности влекло за собой штраф 300 рублей (примерно 14 тысяч сомов, или 198 долларов).
"Больше не может быть разговоров о том, что муж не хочет ребенка! Правительство сразу призовет такого мужа к порядку, заставит его честно и серьезно относиться к семье, беречь здоровье жены и потомства. В большинстве случаев мысль об аборте принадлежит мужу. Этот тип мужчины, толкающего свою жену на абортный стол, скоро отойдет в историю", — писали газеты того времени.
Казалось бы, власти предусмотрели все: вместе с запретом на аборты женщины получили небывалые в те времена права. По всей республике стали строить роддома, детские сады и ясли, где все услуги были бесплатными.
Беременных не могли уволить, им предоставлялся оплачиваемый декретный отпуск в 4 месяца. Государство помогало с уходом за новорожденными: молодой маме давали 45 рублей на детские вещи (около 2 тысяч сомов), еще 10 рублей (462 сома) ежемесячно выделялось на кормление малыша.

Кроме того, муж не мог просто так бросить жену с детьми и переехать в другой город. Впервые в истории кыргызский мужчина должен был платить алименты. Кстати, они были точно такими, как сейчас: за одного ребенка — четверть зарплаты, за двоих — треть, а за троих и более — половину заработка.

Мужчина, который отказывался содержать детей, мог угодить в тюрьму на пару лет. Даже за развод нужно было заплатить. Тот, кто разводился впервые, должен был уплатить государству 50 рублей (около 2 300 сомов). Повторный развод обходился в 150 рублей (7 тысяч сомов), а все последующие — в 300.
10 и более детей

должна была родить и воспитать женщина, чтобы получить орден "Мать-героиня" в советское время
7 и более детей

должна родить и воспитать женщина, чтобы получить орден "Баатыр Эне" в наши дни
В те годы женщины рожали в среднем по 7 детей. Многодетным матерям, у которых было больше семи детей, выдавали щедрые пособия. В газетах сохранилось имя матери десяти детей Зайтухан Мусаевой. Она ежегодно получала 6 тысяч рублей (277 714 сомов, или 4 тысячи долларов).

Казалось, новые законы навсегда уничтожат само понятие "аборт". Однако эксперимент, который затянулся почти на 20 лет, оказался крайне неудачным: настала эра криминальных абортов.

К концу 30-х годов население города Фрунзе составляло меньше сотни тысяч человек. При этом каждый день в больницы попадало около семи женщин после криминальных абортов.
"Гинекологическое отделение Фрунзенской горбольницы буквально задыхается от подпольщины. Больных доставляют днем и ночью. Абортистки не догадываются, что им придется долго и тяжело болеть, сделаться инвалидами на всю жизнь, а может, и умереть", — писала в 1936 году гинеколог И. Клавдиенко.
В Киргизской ССР так называемыми "абортмахерами" становились все, кому не лень: и врачи, и медсестры, и совершенно далекие от медицины люди.

В газеты попала история о двух работницах буфета, которые у себя дома помогали женщинам избавляться от беременности. Одна из их посетительниц умерла от заражения крови, а преступницам дали по пять лет тюрьмы.
Способы избавления от беременности были варварскими. Кыргызстанки впрыскивали в полость матки мыльный раствор, еще была очень популярна настойка йода. Она не только помогала избавляться от плода, но и вызывала тяжелые формы воспаления, после которых женщина уже никогда не могла стать матерью. Это называлось "йодной кастрацией".

Женщинам протыкали плодный пузырь и вызывали преждевременные роды. В ход шли гвозди, иглы, корни особых растений. Врачи собирали целые "коллекции" подобных предметов, спасая женщин от сильнейших кровотечений, воспалений и заражения крови.

При этом абортмахера невероятно сложно было поймать: пациентки хранили упорное молчание. "Я на базаре с тяжелыми сумками шла, а потом с брички упала", — лгали они.

Даже появившиеся в конце 30-х "резиновые изделия № 2" — презервативы — не спасли ситуацию. Как вспоминают жители советской Киргизии, их можно было найти в любой аптеке по смешным ценам, но популярностью у граждан контрацептивы не пользовались. Мужчины игнорировали неудобные изделия с толстыми стенками, а женщины вынуждены были все так же ходить в подпольные абортарии.

Данные о криминальных абортах были засекречены, неизвестно, сколько всего кыргызстанок пострадало от плачевных последствий. При этом рождаемость в республике только снижалась: к 1955 году количество детей у среднестатистической женщины сократилось с восьми до пяти.
На членов Политбюро ЦК КПСС очень повлияло выступление профессора из Ленинграда, легендарного гинеколога, который показал высокопоставленным чиновникам ужасающую банку, рассказывает исполнительный директор общественного объединения "Альянс репродуктивного здоровья" Галина Чиркина. В ней в формалине плавала вырезанная матка с проросшей внутри луковицей.
Галина Чиркина
исполнительный директор общественного объединения
"Альянс репродуктивного здоровья"
"Женщина хотела избавиться от беременности необычным способом. Она вставила внутрь небольшую луковицу. Влажная и теплая среда способствовала тому, что растение дало корни. По идее луковица должна была пустить корни в плод, и потом ее извлекали. Проблема в том, что никто не мог предугадать, как сильно прорастет лук. Иногда он обвивал корнями еще и матку, и тогда докторам ничего не оставалось, кроме как удалять ее", — рассказывает Чиркина.
Врачи стали все чаще поднимать вопрос о том, чтобы разрешить аборты в медицинских условиях: только так можно было сохранить здоровье женщин для будущей беременности. В 1955 году закон о запрете абортов отменили.
Впрочем, осталось много оговорок. Например, долгое время нельзя было делать аборты замужним женщинам или гражданкам с высоким достатком. Запрещалось прерывать беременность и на большом сроке. Кроме того, женщин пугали отметка в медицинской карте и возможность огласки. Все это способствовало тому, что подпольные абортарии продолжали процветать, рассказывает одна из жительниц советской Киргизии.
"Для незамужней девушки такая беременность считалась позором. Я училась в Оше, и знаю, что студентки частенько ездили за 30 километров к женщине, которая быстро "решала проблему". Однажды я вместе с подружкой, которая собиралась сделать аборт, поехала туда. Женщина принимала нас в роддоме — она была акушеркой. Днем делала обычные аборты, а вечером — криминальные. Естественно, никаких обезболивающих девушкам не полагалось. Я сидела в коридоре и слышала, как подруга кричит от боли", — вспоминает кыргызстанка.
Она рассказывает, что за студенческим общежитием нередко находили выброшенных младенцев, просто в те времена такие случаи не предавались огласке.
Как вспоминает гинеколог с сорокалетним стажем Николай Храмцов, в годы перестройки девушки после криминальных абортов поступали почти каждый день.
Николай Храмцов
гинеколог с сорокалетним стажем
"За год 257 таких девушек со всего Фрунзе. Когда я пришел в Минздрав с отчетом, на меня накинулся главный гинеколог: мол, зачем ты позоришь страну? Тогда в столице жили всего-то 400 тысяч человек. После этого мы стали вписывать в отчеты только тех женщин, у кого поднималась высокая температура", — вспоминает он.
Как рассказывает доктор, во Фрунзе привозили и девушек из сел. Там страх прослыть гулящей был еще сильнее, и беременные шли на все, чтобы избежать позора.
"Я оперировал молоденькую девушку, ее матка распалась прямо у меня в руках. Оказалось, что она впрыснула себе внутрь лизол — средство, которым обрабатывали скот от насекомых. Оно очень ядовитое, но, к счастью, нам удалось спасти жизнь пациентки", — рассказывает Храмцов.
Лишь в 1985 году власти сделали аборты доступными для всех. С того момента и до настоящего времени любая кыргызстанка может по собственному желанию прервать беременность на сроке до 12 недель. Несмотря на снятие запретов, количество абортов стало уменьшаться.
Как менялось количество абортов в КР
В 90-х в стране, где "нет секса", стали открыто говорить о способах контрацепции, вместо советских неудобных презервативов появились импортные.
"Раньше женщина не могла себе позволить купить презерватив, а потом времена изменились. Помню, как появились "резинки" с разными запахами и всякими "усиками". Мы их покупали просто для того, чтобы посмотреть, что это такое", — вспоминает жительница Бишкека.
В продаже появились оральные контрацептивы и спирали, а значит, кыргызстанки перестали зависеть от воли мужчины в вопросах деторождения. Кроме того, и сами аборты стали щадящими.
"Раньше доктора производили "выскабливание" плода специальными инструментами. Сейчас используют таблетки, которые помогают избавиться от беременности. К сожалению, и сейчас осложнений не всегда удается избежать, однако в подавляющем большинстве случаев женщины все равно потом могут стать мамами", — рассказывает гинеколог Николай Храмцов.
Как объясняет директор общественного объединения "Альянс репродуктивного здоровья" Галина Чиркина, никакая государственная поддержка не заставит женщину отказаться от прерывания беременности.
"Никто не знает, в каком месте тебе жмут сандалии. Парадокс, но запрет на аборты только подталкивает женщин к этому шагу. Одно дело, если будущая мама знает, что может это сделать в любой момент: она все взвешивает и часто принимает решение рожать. На криминальный аборт девушку гонит страх, ведь какая-нибудь повитуха принимает только сегодня и только в 9 вечера", — рассказывает Чиркина.
Эксперты утверждают: с абортами нужно бороться, но не запретами. Гораздо лучше, если все беременности будут желанными. Это возможно благодаря контрацепции, половому воспитанию, а главное — ответственному подходу граждан к созданию семьи.

Пожалуйста, еще раз ответьте на вопрос:
нужно ли запретить аборты в Кыргызстане?

Вы не ответили на первый вопрос.
Если ответите, можете узнать как считают другие!

Как отвечали читатели на этот вопрос

До прочтения текста

После прочтения текста

Автор
Асель Минбаева

Руководитель
Эрнис Алымбаев

Фото
Табылды Кадырбеков, Центральный Государственный Архив Кинофотофонодокументов КР, Анатолий Гаранин, Николай Пашин, Георгий Зельма

Дизайнер
Даниил Сулайманов

Программист
Петр Панов