Этих студентов искали
по всей стране.
Крах грандиозного проекта Акаева
Этих студентов искали
по всей стране.
Крах грандиозного проекта Акаева
Нурлан переключал каналы на стареньком телевизоре, как вдруг увидел бегущую строку: программа "Кадры XXI века" предлагала кыргызстанцам бесплатное обучение в престижном зарубежном вузе. В конце девяностых для парня из провинции это было сродни полету в космос. Родители схватились за голову, но поддержали сына...
За 18 лет существования программы на бесплатную учебу за границу уехали сотни молодых кыргызстанцев. По задумке президента Аскара Акаева, в будущем они должны были стать интеллектуальной элитой страны и поднять ее на новый уровень, заняв ключевые позиции в госструктурах.

Идея и сегодня звучит впечатляюще, вот только результаты масштабной программы до конца неизвестны, а значит, окружены слухами. Мы по крупицам собрали материалы, чтобы рассказать вам о взлете и падении амбициозного проекта.
"Из окон "Белого дома" летели документы". Почему мы так мало знаем о "Кадрах XXI века"
"Из окон "Белого дома" летели документы". Почему мы так мало знаем о "Кадрах XXI века"
Идея отправлять способных кыргызстанцев на обучение за рубеж зародилась еще в первой половине 1990-х годов, когда экономика молодой республики переживала не лучшие времена. Многие семьи не могли отправить детей даже на учебу в Бишкек. Программа "Кадры XXI века" должна была носить стратегический характер и дать плоды спустя годы. Однако все пошло не совсем по плану…

Точных сведений о том, сколько человек уехали на учебу за границу по этой программе, многие ли вернулись на родину и сколько остались на чужбине, нигде нет. Одной из причин называют политические потрясения, которые периодически случались в Кыргызстане и неизменно сопровождались массовым выбросом документов из окон "Белого дома".

Как объяснили в аппарате (ныне администрации) президента, среди утерянных бумаг была и информация о "Кадрах XXI века".
"В связи с утерей документов в ходе событий марта 2005-го и апреля 2010 годов информация в архиве президента КР носит фрагментарный характер и не отражает полную картину реализации программы", — говорится в официальном ответе.
Однако некоторые сведения все-таки уцелели: по данным аппарата президента, в период действия программы обучение за рубежом прошли около тысячи кыргызстанцев.
Сколько человек отправили
на учебу за границу по программе "Кадры XXI века"
по информации, сохранившейся в архиве президента КР
В разных источниках также упоминаются Южная Корея, Австрия, Великобритания, Малайзия, Италия, Австралия, Югославия, Турция и другие страны.

Считать стипендиатов трудно еще и потому, что не все из них отправлялись за дипломом бакалавра либо магистра: в программу также входили языковые курсы или, например, стажировки.
Как отбирали стипендиатов и был ли отбор честным?
Как отбирали стипендиатов и был ли отбор честным?
Программу "Кадры XXI века" часто критикуют: дескать, о проводимых конкурсах узнавали только "свои". Однако в газетах тех лет действительно можно встретить объявления о наборе участников. Кандидатам предстояло:

1. написать мотивационное письмо и собрать рекомендательные;

2. не оплошать с тестом на знание иностранного языка;

3. справиться с предметным экзаменом;

4. пройти собеседование с членами независимой экспертной комиссии (как правило, его проводили в "Белом доме");

5. успешно пройти финальный отбор, который проводился по согласованию с зарубежными вузами.

Многие претенденты "заваливались" еще на втором этапе, особенно когда программа только набирала обороты. Это сейчас знанием английского никого не удивишь, а в 1990-х ситуация была иной.

Умутхан Тыналиева
экс-замминистра образования, ответственный секретарь Комиссии по делам образования и науки при президенте КР в 2005–2007 годах
"Знание иностранного языка было одним из главных условий. Если ты не знал языка, английского или немецкого, то никакие договоренности не могли помочь. Поэтому на своем посту с прямым давлением я не сталкивалась. Были прецеденты, когда студенты выезжали за границу, но не могли там освоиться — их отправляли домой".
Много вопросов у кыргызстанцев вызывала и чистота отбора: некоторые склонны считать, что места способных ребят часто занимали дети высокопоставленных лиц и богатых людей. В центре скандалов порой оказывались даже способные дети госслужащих, успешно прошедшие отбор, говорит Тыналиева.
"Был один неприятный инцидент. Отбор в Германию прошел талантливый мальчик с отличной языковой подготовкой и достойными результатами предметного теста. Позже выяснилось, что он сын местного чиновника, о чем я даже не подозревала… Поднялся шум, но немецкая сторона настояла, чтобы парень отучился. Им наша позиция была непонятна: "Какая разница, чей он сын, если его кандидатура нас устраивает?" — вспоминает собеседница.
У самих стипендиатов разные мнения на этот счет. Первопроходцы программы называют отбор прозрачным, более "поздние" участники не исключают, что в какой-то момент градус его "честности" начал снижаться.
Талант Рыспаев
участник программы "Кадры XXI века" 1999 года
"Слышал, что вместе с нами отбор в Германию прошел сын одного высокопоставленного чиновника. Каким образом он был отобран, мне неизвестно. В итоге он не поехал, из-за чего одно место пропало".
Уланбек Садыбакасов
участник программы "Кадры XXI века" 2003 года
"Сначала мне сообщили, что я прошел, но через пару дней перезвонили и заявили обратное. Оказалось, что на мое место взяли сына декана одного из столичных университетов. Говорят, он даже не завершил учебу".
Государство не выделило ни копейки? Кто финансировал программу "Кадры XXI века"
Государство не выделило ни копейки? Кто финансировал программу "Кадры XXI века"
Сколько средств ушло на программу "Кадры XXI века", доподлинно неизвестно. В Минэкономфине Sputnik ответили, что информации нет. Многие считают, что деньги перечислялись из госбюджета. Но так ли это?

Сначала в указе Акаева говорилось, что программа финансируется из источников, "инициированных и привлекаемых президентом" (в 2004 году формулировку изменили на "источники, не противоречащие законодательству КР").

В 1996-м при Комиссии по делам образования и науки, ответственной в том числе за "Кадры XXI века", создали Фонд образования. Одной из его целей значилась поддержка и обучение одаренной молодежи за рубежом.
Изначально бюджет фонда складывался так:

вклады из Президентского фонда соцзащиты и поддержки, вклады из программной и проектной частей Азиатского банка развития

+ международная помощь, поступающая на имя президента

+ средства международных образовательных программ и проектов

+ добровольные пожертвования

+ другие источники.

В 1997 году ответственный секретарь Комиссии по делам образования и науки Токтош Айтикеева заверила, что из госбюджета на программу не выделяется ни тыйына.
"В основном все оплачивается из специального президентского фонда. Кроме того, в рамках программы "Кадры XXI века" некоторые зарубежные вузы предоставляют нам всевозможные льготы, вплоть до бесплатного обучения. Подключаются и местные спонсоры, которые "заказывают" через нас необходимых специалистов. Так, Национальный банк и столичная мэрия оплатили обучение нужных им кадров. Комиссия также участвует во многих зарубежных проектах, получает гранты от разных иностранных организаций", — объясняла она.

(из интервью Т. Айтикеевой газете "Вечерний Бишкек", 5 марта 1997 года)
В другом интервью, от 2001 года, ответственный секретарь комиссии поблагодарила за поддержку программы "Кумтор Оперейтинг Компани".
По ее словам, за пять лет компания выделила 1 миллион долларов.
"Можно утверждать, что помощь этой организации самая важная. […] "Кумтор" оказывает реальную поддержку, начиная с 1996 года ежегодно выделяет 200 тысяч долларов на реализацию программы. […] Хотя следует отметить, что, кроме КОК, благодаря президенту А. Акаеву у нас есть и другие спонсоры, поддерживающие программу", — рассказала Айтикеева.

(из интервью Т. Айтикеевой газете "Кут Билим", 16 марта 2001 года)
В 2012 году схему финансирования Фонда образования изменили: с тех пор он также мог пополняться средствами из республиканского бюджета.

Так или иначе, с деньгами у программы "Кадры XXI века" иногда возникали трудности, о чем свидетельствуют истории самих стипендиатов.
От посудомойщика
до советника премьера. История Таланта Султанова

От посудомойщика
до советника премьера. История Таланта Султанова

Талант Султанов — один из первопроходцев программы. Правда, это не уберегло его от неприятностей: за год до защиты диплома молодому человеку объявили, что денег на его учебу в Америке больше нет… К счастью, выход все же нашелся.
Талант Султанов
В 1995 году поступил в Университет Сан-Франциско (США) по программе "Кадры XXI века"
"Мне повезло: будучи первокурсником Международного университета Кыргызстана, я работал в международном отделе своего вуза. Там и узнал, что есть такая программа, прошел отбор. Нам предстояло стать студентами Университета Сан-Франциско: дело в том, что у нашего вуза уже был налажен студенческий обмен с этим учебным заведением, поэтому, отправив нас туда, можно было неплохо сэкономить и обучить на эти деньги еще больше кыргызстанцев", — рассказывает он.
Семья Таланта решила продать барана, чтобы хоть как-то одеть сына. В родном Таласе животное никто не купил, поэтому его повезли в казахстанский Тараз, но и там барана никто не взял — пришлось зарезать его и продать мясо.
"Чтобы вы понимали, до поступления в МУК я видел Бишкек всего пару раз. Впервые приехав в столицу, увидел высокое здание на пересечении улиц Киевской и Советской и испытал мощный культурный шок! Понятно, что мы вообще не представляли, что ожидает нас в Америке", — говорит Султанов.
В Сан-Франциско студенты, как оно и принято, не шиковали, но стипендий хватало на базовые расходы. Все шло хорошо, пока в 1998 году мир не накрыл глобальный кризис, который затронул и Кыргызстан.
"Помню, как мы приехали домой на каникулы, и нам объявили: "Ребята, программа не может продолжать оплачивать обучение. Вы, конечно, можете вернуться в Сан-Франциско, но уже на свой страх и риск, либо окончить обучение в МУКе". Одни студенты уже успели выпуститься, а мне и еще нескольким ребятам до диплома оставался год", — рассказывает собеседник.
По воспоминаниям Таланта, для иностранцев год обучения стоил тогда около 12 тысяч долларов, но молодые люди все-таки решили рискнуть и вернулись в Сан-Франциско, чтобы завершить учебу.
"Слезно просили ректора разрешить нам доучиться бесплатно. Повезло, что ректор МУКа Асылбек Айдаралиев специально приехал в Сан-Франциско и встретился с президентом университета. В итоге вуз пошел нам навстречу и оставил учебу бесплатной, а вот все свои расходы надо было покрывать самостоятельно", — говорит Талант.
Днем молодой человек официально работал в университете, а вечером подрабатывал в ресторане: сначала мыл посуду, потом стал официантом. Получив диплом, он вернулся в Кыргызстан и продолжил трудиться в МУКе, причем в том же отделе, но уже в другом качестве. Таланта пригласили поработать в одном из отделов администрации президента, однако парня хватило всего на несколько дней.
"Помню, как меня ругали родственники... Тогда госслужба не пришлась мне по душе, хотя сейчас думаю, что, если бы я потерпел, то, находясь внутри системы, мог бы многое сделать. В общем, на госслужбу я вернулся уже через 10-15 лет, и это был более продуктивный опыт. Мы шли в правительство с идеями — так родился проект "Таза коом", — отмечает Султанов.
Вместе с единомышленниками он основал Кыргызское интернет-общество: команда проекта подключает отдаленные села республики к интернету и обучает детей в регионах цифровым навыкам.
Вернулся в Бишкек
из Лондона.
История Нурлана Кыштобаева

Вернулся в Бишкек
из Лондона.
История Нурлана Кыштобаева

Упорству Нурлана позавидовали бы многие: с третьей попытки он исполнил свою мечту и поступил на бюджетное отделение Московского государственного института международных отношений (МГИМО). Парень из провинции не жалел сил на учебу и умудрялся совмещать ее с весьма необычной по нынешним меркам подработкой.
Нурлан Кыштобаев
В 2002-м поступил в МГИМО по программе "Кадры XXI века"
"Я узнал о программе в 1999 году, будучи студентом МУКа: случайно увидел по телевизору бегущую строку о том, что объявлен набор в МГИМО. Для меня, вчерашнего выпускника кыргызскоязычной школы, это было сродни полету в космос. В успех особо не верилось, и все-таки я решил поучаствовать. Дошел до последнего этапа отбора, но не попал в число поступивших. Однако прошедшие ребята в итоге поступили в другие вузы, тем самым освободив место", — рассказывает Кыштобаев.
Правда, в Москву Нурлан тогда так и не поехал — у семьи не было денег на общежитие, перелет и прочие расходы.
"Контракт оплачивался за счет российского бюджета, однако в Москве надо было на что-то жить. Я не мог себе этого позволить: у меня отец — милиционер на пенсии, мама — учительница. Пришлось отказаться. В МГИМО поехали другие ребята, которые участвовали в отборе. Потом я все-таки решил, что нельзя упускать такую возможность, и снова попробовал свои силы, однако не прошел. Не знаю, что мной тогда двигало, но я не отчаялся и решил поступать на следующий год", — вспоминает кыргызстанец.
Третья попытка оказалась удачной: в 2002-м Нурлан стал студентом факультета международного публичного права. Первое время его выручали стипендия за хорошую успеваемость и помощь родителей.
"Родители каждый месяц отправляли по 100 долларов. В начале 2000-х это, считайте, ежемесячная зарплата. Близкие старались помочь мне, чем могли: отправляли продукты поездом Бишкек — Москва, отец даже продал машину. Университет пошел навстречу и сделал скидку на оплату общежития в 50 процентов. Я благодарен вузу и преподавателям за все. Да, было непросто, но молодость все стерпит", — говорит Нурлан.
На втором курсе студент нашел подработку: его друг собирал заказы из Бишкека на доставку разных дефицитных вещей, а Нурлан находил нужные товары в Москве и отправлял их в Кыргызстан.
"Это сейчас вы можете заказать что угодно из любой точки мира, а раньше о таком изобилии только мечтали. Чего только не заказывали бишкекчане из Белокаменной! От объективов фотоаппаратов, которых у нас не было, до искусственных волос… Мой товарищ находил заказчиков, а я покупал нужные вещи и передавал их со знакомыми, которые летели в Бишкек. Иногда передать заказ было некому — приходилось после учебы бежать в аэропорт, встречать самолеты, договариваться с пилотами", — рассказывает Кыштобаев.
По его словам, диплом МГИМО гарантирует очень высокий старт: молодой человек намеревался получить работу в одной из крупных международных юридических фирм, а они рассматривали выпускников только трех вузов, в том числе МГИМО. Правда, не все студенты из Кыргызстана воспользовались своим шансом: по словам Нурлана, некоторым вскружила голову свобода от родительского контроля.

На пятом курсе Кыштобаев устроился в американскую международную фирму. После окончания учебы он трудился в России, а затем уехал в Лондон — работать в юридическом департаменте Европейского банка реконструкции и развития. Когда контракт с ЕБРР заканчивался, Нурлан понял, что хочет вернуться домой.
"Я хотел быть причастным к развитию страны на своем уровне, то есть качественно заниматься делом в своей сфере. Как бы парадоксально это ни звучало, но в Бишкеке для меня открывалось больше возможностей, чем, например, в Лондоне, где очень конкурентная среда. О своем решении я не жалею", — уверяет собеседник.
Девять лет назад Нурлан присоединился к команде международной юркомпании с офисами в 20 странах. С 2021-го он также стал членом совета директоров Centerra Gold.
Разговор с другом
все изменил.
История Кайрата Итибаева

Разговор с другом
все изменил.
История Кайрата Итибаева

Кайрату Итибаеву "повезло": его учеба в Чехии совпала с событиями 2005 года. Он и еще 11 участников программы обратились к властям с просьбой продлить стипендию. "Программы "Кадры XXI века" больше нет," — отрезали в администрации президента.
Кайрат Итибаев
В 2004-м поступил на языковые курсы в Чехию по программе "Кадры XXI века"
"Я учился в Кыргызском национальном университете. Тогда программа "Кадры XXI века" была у всех на устах: о ней писали в СМИ, говорили студенты. К 2004 году учащиеся вузов имели шанс подать заявление на разные учебные программы за рубежом, я тоже пробовал свои силы. Однажды увидел в газете объявление о привлекательной стипендиальной программе, которая полностью покрывала учебу и проживание в Германии. Подал документы, но не прошел", — рассказывает Итибаев.
Молодой человек устроился на работу в местную компанию. Однажды к нему пришел старый друг, разговор с которым стал поворотным в судьбе студента.

— Ты чего грустишь?

— Не прошел в Германию… Получу диплом и пойду работать в Минфин.

— Кстати, я объявление видел: по "Кадрам XXI века" в Чехию набор открыли.

Кайрат махнул рукой.

— Не пройду. Там только дети чиновников и власть имущих проходят.

— С тебя что, убудет?! Требуют все то же самое, что для Германии надо было.

"Как вы поняли, товарищ меня убедил, — продолжает кыргызстанец. — В том же году я прошел еще на одну стипендиальную программу в Бишкеке: 100 евро тогда были хорошими деньгами, но мне хотелось повидать мир. Так я полетел в Чехию на языковые курсы. Знание чешского позволяет поступить в местные университеты на общих началах.

Честно говоря, стипендия была убогая — 60 евро. Этого даже на еду не хватало, но, справедливости ради отмечу, что нам покрывали расходы на проживание и обучение. Из 12 кыргызстанцев двое должны были поступить в магистратуру, в том числе я, 10 — на бакалавриат.

Мы написали письмо в администрацию президента с просьбой продлить стипендию, но нам ответили, что программы "Кадры XXI века" больше не существует… Так я познал "преемственность" власти в Кыргызстане во всей красе".
Кайрат решил поехать в Чехию на свои деньги, там он узнал о стипендиальной программе для студентов. На этот раз ему повезло: молодой человек получил одну из освободившихся квот. Он окончил учебу экстерном и в 2007 году вернулся в Кыргызстан.
"Меня спрашивают, в своем ли я уме, что я здесь потерял… На чужбине ты все равно один, скучаешь по родине. Здесь мой дом, родные, друзья. Я долго жил за границей, но все равно вернулся. В конце концов, я точно знаю, что смогу реализовать свои амбиции в Кыргызстане: тут я нужен", — откровенничает Итибаев.
Кайрат не нашел себя в госсекторе, выбрав другой путь. Сейчас он помогает кыргызстанцам развивать бизнес, а также является президентом Палаты независимых директоров КР.
Как кыргызстанка стала востребованной ученой
в Германии. История Жамилы Сманалиевой

Как кыргызстанка стала востребованной ученой
в Германии. История Жамилы Сманалиевой

Научный интерес Жамилы Сманалиевой — это мед. В свое время ее исследовательские планы впечатлили членов комиссии по отбору "Кадров XXI века", а потом и немецких профессоров. Сейчас Жамила живет в Германии, но исследует кыргызские продукты, которые могут экспортироваться в европейские страны.
Жамила Сманалиева
В 2004-м поступила в докторантуру Берлинского технического университета по программе "Кадры XXI века"
"Я родом из села Кум-Арык, что в Таласской области. Папа много лет работал зоотехником, а мама — учителем физики. Окончив Политех как пищевой технолог, я начала готовиться к поступлению в докторантуру по линии DAAD (Германская служба академических обменов. — Ред.): собирала документы, изучала немецкий. О "Кадрах XXI века" узнала от друзей — мой сокурсник поехал по этой программе в Германию", — рассказывает Сманалиева.
Когда девушка увидела объявление о программе "Кадры XXI века" по бегущей строке на КТРК, она поняла, что такой шанс упустить нельзя. К тому моменту она уже владела немецким, что помогло уверенно пройти отбор.
"В составе отборочной комиссии был академик Мирсаид Миррахимов. На собеседовании я убедительно рассказала о своих научных планах — хотела изучать кыргызский мед и разработать новые продукты с медом для детей", — вспоминает Жамила.
По ее словам, стипендии хватало на все — оплату жилья, транспорт, еду, одежду. Два года стипендию платила программа "Кадры XXI века", третий год обучения финансировал другой фонд.
"Я получала стипендию магистранта — 750 евро в месяц (минус 50 евро на книги в семестр), хотя училась в докторантуре. Стипендия докторантов в то время составляла 1 000 евро. Мы подписали договор, что после учебы вернемся в Кыргызстан, и многие стипендиаты выполнили условие. По возвращении на родину я позвонила в бюро программы "Кадры XXI века", меня приняли и спросили о планах на будущее. Дело было в 2008 году, страной руководил Бакиев, а его администрацию мало интересовала судьба стипендиатов", — говорит соотечественница.
Сразу после защиты диссертации Сманалиеву пригласили в Кыргызско-турецкий университет "Манас", где открылась кафедра пищевой инженерии. Ученая не раздумывала над предложением: на последнюю стипендию она купила билеты и полетела в Бишкек. Здесь Жамила проработала 10 лет. Она и дальше трудилась бы в Кыргызстане, но несколько лет назад ей предложили работу в одном из университетов Германии. Решение об отъезде далось кыргызстанке нелегко.

Сейчас Жамила Сманалиева работает научным сотрудником на кафедре химии пищевых продуктов у профессора Томаса Хенле и пишет проект исследования кыргызских продуктов.
У Казахстана получилось,
у нас
нет.
Почему программа "Кадры
XXI века" не сработала так, как хотелось
У Казахстана получилось,
у нас
нет.
Почему программа "Кадры
XXI века" не сработала так, как хотелось
Программа "Кадры XXI века" просуществовала 18 лет — до конца 2013 года. К тому моменту пресса почти не писала о проекте, да и его закрытие не вызвало большого резонанса. Между тем аналогичная программа в Казахстане — "Болашак" — продолжает успешно развиваться: на ее счету более 14 тысяч стипендиатов. Почему так вышло? Рассмотрим три основные причины.
Причина 1: не был налажен возврат специалистов
От "Кадров XXI века" ждали, что они обязательно вернутся на родину и "отработают" положенное. Вот только из всех опрошенных нами стипендиатов лишь один подписал договор, по которому обязался приехать в Кыргызстан. Остальные оказались предоставлены самим себе.

Но даже подписанный договор носил формальный характер, отмечает Тыналиева.
Умутхан Тыналиева
экс-замминистра образования, ответственный секретарь Комиссии по делам образования и науки при президенте КР в 2005–2007 годах
"Стипендиаты подписывали договор, но фактически он носил рекомендательный характер. У механизма не было правовой основы, поэтому он и не заработал. Некоторые стипендиаты остались за границей, некоторые вернулись и осели в частных компаниях. Как вы понимаете, на госслужбу шли единицы".
Фактически Кыргызстан вкладывался в программу, но так и не собрал дивиденды от нее, подытожил Талант Султанов. По его мнению, исправить ситуацию могла бы более слаженная работа госорганов.
Талант Султанов
стипендиат программы "Кадры XXI века" 1995 года
"В соседнем Казахстане немало ребят, которые вернулись из-за границы и работают в госорганах. Мы не смогли удержать кадры, которые обучили: не все стипендиаты вернулись, но, возможно, если бы их позвали в Кыргызстан, они приняли бы предложение. Дело не только в желании выпускников — уверен, многие хотели бы вернуться! Не хватило лишь скоординированной работы государства".
Есть мнение, что изменить ситуацию еще не поздно.
Осмонакун Ибраимов
экс-госсекретарь КР, бывший первый заместитель председателя Комиссии по делам образования и науки при президенте
"Мы, как люди, бывшие у власти, виноваты в том, что не вовлекли участников программы в политическую и государственную систему. В итоге наши лучшие кадры сейчас за рубежом, но вопрос их возвращения по-прежнему актуален, ведь это наши золотые запасы! Сейчас у государства есть возможность обеспечить для них должные условия".
Причина 2: не все вернувшиеся стипендиаты почувствовали себя нужными Кыргызстану
Одно дело — вернуть кадры на родину, и другое — обеспечить им возможности для развития страны. Некоторые участники программы не смогли найти себя в КР. Среди причин называют в том числе слабый уровень науки и промышленности вкупе с хаотичной реализацией программы.
Адаш Токтосунова
доктор политических наук, экс-руководитель отдела образования, науки и культуры при президенте КР (2011 год)
"Нередко ребят отправляли на учебу по тем специальностям, которые не были востребованы в Кыргызстане. Они возвращались и понимали, что их профессии здесь попросту не существует. Академия наук дышит на ладан, в стране нет ни производств, ни сильных научных институтов… Куда им было идти?"
Тем не менее известны случаи, когда стипендиаты программы возвращались в Кыргызстан и предпринимали попытки поднять местную науку с колен. Но и здесь они сталкивались с препятствиями. Яркий пример — история стипендиата Таланта Рыспаева.

Ученый международного уровня много лет занимался наукой в Германии, его изобретения используют в медицине, авиации и машиностроении. Сразу после защиты докторской диссертации он вернулся на родину и устроился деканом в один из местных университетов.
Талант Рыспаев
ученый, участник программы "Кадры XXI века" 1999 года
"При поддержке немецких коллег мы открыли кафедру логистики, телематики и медицинской инженерии. Для обучения студентов требовалось оборудование, но Минобрнауки и руководство университета не смогли создать условия. Потом в вузе провели досрочные выборы и меня сняли с должности декана".
Ученого пригласили преподавать в Казахстан, спустя два месяца его повысили до проректора. Когда контракт закончился, Рыспаев вернулся в Бишкек, но руководство вуза, где он был деканом, не приняло его на работу. Сегодня соотечественник работает профессором в двух немецких университетах.
Причина 3: нестабильная политическая обстановка обнуляла усилия, вложенные в программу
За время действия программы в стране сменились четыре президента. Это не добавило ей шансов на успех.
Адаш Токтосунова
доктор политических наук, экс-руководитель отдела образования, науки и культуры при президенте КР (2011 год)
"С каждой революцией все менялось, ведь новая метла по-новому метет. Была страшная текучесть кадров… Ситуацию усугублял и тот факт, что никто толком не мог проанализировать, как работает программа: каждая смена власти приводила к утере документов и обнулению всех наработок".
Однако нельзя сказать, что выхлоп от "Кадров XXI века" был нулевым. Выпускники программы занимают профессорские должности в ведущих университетах мира, ведут серьезные бизнес-проекты, некоторые возвращаются и инвестируют в страну, говорит Талант Султанов.
"Одни работают в финансовой сфере, другие занимаются защитой окружающей среды, третьи обучают молодые кадры… Таких примеров немало. Для многих кыргызстанцев программа была уникальным шансом, это нельзя не признать", — отмечает собеседник.
Кто знает, как сложилась бы судьба Кыргызстана, если бы амбициозная программа заработала в полную силу. Одни считают, что "Кадры XXI века" могли поднять страну на новый уровень, другие относятся к вопросу скептически. Факт остается фактом: без профессиональных кадров любому государству трудно идти вперед.
Редакторы
Карина Разетдинова, Мирбек Сакенов

Дизайнер

Даниил Сулайманов

Руководитель
Эрнис Алымбаев

Фото
Аппарат (ныне администрация) президента, архивы газет "Кут билим"
и "Слово Кыргызстана", открытые данные

Источники
Центральный государственный архив кинофонофотодокументов КР, Табылды Кадырбеков, Misha Japaridze, личные архивы респондентов