13:50 22 сентября 2018
Прямой эфир «Радио Sputnik»
  • USD68.8080
  • EUR81.1487
  • RUB1.0386
Агитационный плакат к выборам президента РФ 2018 на общественном транспорте в Грозном. Архивное фото

Президентские выборы в России как механизм подтверждения лидерства

© Sputnik / Саид Царнаев
Россия
Получить короткую ссылку
Выборы президента России (73)
159 0 0

Политические эксперты отмечают довольно высокую активность кандидатов и их штабов, что позволяет надеяться на хорошую явку избирателей на выборы в марте 2018 года

Владимир Лепехин, директор Института ЕАЭС

В субботу с 00.00 кампания по выборам президента России войдет в следующую фазу. Она предполагает сбор подписей избирателей в поддержку кандидатов, которые не выдвигаются политическими партиями, и сдачу подписных листов в Центризбирком до 10 февраля.

На сегодня из 16 кандидатов, чьи документы приняты и утверждены ЦИК, двое (Павел Грудинин и Владимир Жириновский) уже зарегистрированы, поскольку им, как выдвиженцам от политических партий, сбор подписей избирателей не требуется. До 18 февраля будут зарегистрированы те из остальных 14 кандидатов, кто справится с "домашним заданием" — соберет подписи в свою поддержку без нарушений и в срок.

Политические эксперты отмечают довольно высокую активность кандидатов и их штабов, что позволяет надеяться на хорошую явку избирателей на выборы в марте 2018 года — более высокую в сравнении с той, которая была зафиксирована на последних федеральных выборах в 2016-м. Активны и СМИ, поскольку в предвыборной кампании уже обнаружилось несколько интриг, способных, как считают журналисты, перерасти в скандалы, сулящие обилие информационных поводов.

Но для того чтобы среднестатистический избиратель реагировал на разворачивающиеся на выборах президента РФ коллизии, важно следить не только за новостными блоками в прессе, но и за теми дискуссиями, которые разворачиваются в социальных сетях. По крайней мере, социальные сети дают вполне адекватное представление об основных целях предстоящей кампании и соответственно о таргет-группах.

К примеру, сетевые сообщества, представители которых относят себя к так называемому креативному классу, сосредоточены исключительно на "борьбе с системой" такого кандидата, как Ксения Собчак. А ключевыми темами постов пользователей от левопатриотического большинства являются вопросы, насколько мощно выступит на предстоящих выборах кандидат от КПРФ директор совхоза имени Ленина Павел Грудинин и сможет ли он составить конкуренцию Владимиру Путину. И если в традиционных СМИ потенциальные кандидаты в президенты представлены сегодня более или менее сбалансированно, то в социальных сетях какие-либо иные кандидатуры, кроме трех, названных выше, практически не просматриваются. И здесь сети, как я полагаю, более репрезентативны, поскольку базовая формула предстоящих выборов задана вот этой тройкой: в центре действующий президент, справа от него — кандидат от либералов, слева — кандидат от КПРФ.

Все остальные кандидаты фактически "погреться вышли" в лучах славы при всем моем уважении к большинству из них.

Вообще все кандидаты в президенты России еще с 1996 года делятся на четыре основные категории. Первая — "партия сказало надо — кандидат ответил: "Есть!", вторая — "выдвиженцы по зову сердца", третья — "попросили в высоких кабинетах", четвертая — фрики. Думаю, большинство представителей второй, третьей и четвертой категорий не пройдут через фильтр сбора подписей избирателей в свою поддержку.

Повторение ставшей уже классической трехчленной формулы избирательной кампании (правые — левые — центр), как, собственно, и в 2012 году, — свидетельство того, что итоги голосования 18 марта 2018 года абсолютно предсказуемы.

Отмечу еще одну интересную деталь разворачивающейся кампании: избирателей совершенно не волнуют предвыборные программы кандидатов — только лозунги. Подготовкой программных текстов не озабочены особо и сами кандидаты. Некоторые из них так вообще бравируют отсутствием программ — типа "ешьте меня таким, какой я есть!". А это значит, что выборы (не только в России, кстати, а повсеместно) носят все больше демонстрационный, если не ритуальный характер. Фактически они всего лишь легитимируют влияние в обществе тех или иных "групп интересов", не более.

Разумеется, это не относится к действующему президенту России, который начал штурм поста главы государства в 2000 году с позиции исполняющего обязанности председателя правительства России и тем самым изначально оказался в позиции как бы НАД конкурентными группировками. В такой позиции Владимир Путин находится и по сей день, что позволяет ему иметь максимально высокий рейтинг в самых разных, в том числе в противоборствующих социальных группах.

Автору этих строк как участнику (в том или ином качестве) всех федеральных избирательных кампаний в России начиная с 1990 года хорошо известна технология определения победителей выборов любого уровня задолго до голосования — уже с момента их регистрации. Понятно, что основана она не только на данных социологических замеров, но также на оценке ресурсов кандидатов и потенциала их избирательных штабов, анализе различных факторов, способных повлиять на настроения избирателей накануне выборов, и т.п. Так вот, по состоянию на 12 января 2018 года, то есть на момент закрытия списка выдвиженцев от партий, будущий итоговый результат уже предопределен. Можно также со стопроцентной уверенностью утверждать, что никаких неожиданностей в ходе предстоящих выборов президента России не будет.

ЦИК РФ принял, повторю, документы от 16 кандидатов. Но вновь, как и в 2012 году, основные дебаты разворачиваются между доверенными лицами двух кандидатов: представителя власти и кандидата от "левых" сил.

От смены фамилии представителя КПРФ, выдвинутого на пост главы государства, сумма голосов в его поддержку, думаю, не изменится. Так, по итогам прошлой кампании кандидат от Компартии Геннадий Зюганов занял второе место, набрав 17,18 процента голосов избирателей. Примерно такого же результата (или чуть большего — с учетом новых обстоятельств) может добиться в этом году и Павел Грудинин. При этом смена всего лишь одной персоны в списке выдвиженцев от парламентских партий сразу же внесла в предвыборную кампанию определенную интригу, поскольку и противники "левого" кандидата, и его сторонники в предвкушении "непредсказуемого" результата устремляются в бой, так или иначе способствуя росту явки населения на избирательные участки.

Замечу также, что подаваемый КПРФ "альтернативный" власти кандидат оценивается экспертами не столько как конкурент Владимира Путина, сколько как лидер из "новеньких", призванный то ли подставить действующему президенту плечо в поствыборной перетряске закосневших элит, то ли стать его преемником. Отсюда и разного рода предположения по поводу того, что Грудинин может набрать в ходе кампании "неожиданно много" голосов в свою поддержку.

К примеру, известный экономист Михаил Хазин начал в СМИ информационную кампанию под лозунгами "Я знаю, кто победит Владимира Путина" и "Павел Грудинин станет премьер-министром страны".

В представлении Хазина обе эти посылки складываются в силлогизм с выводом, что кандидат от КПРФ станет фаворитом предвыборной гонки, но чтобы он и впрямь не победил на президентских выборах, ему предложат возглавить правительство.

С моей точки зрения, даже если Грудинину и предложат в итоге какой-нибудь министерский портфель, то не потому, что он покажет в ходе выборов какой-то выдающийся результат. Зависимость тут обратная: само его участие в президентской кампании есть условие возможного будущего высокого назначения. (Согласно высказанному выше тезису о выборах как о механизме легитимации влияния тех или иных групп).

С учетом падения в России в течение последних двух с лишним лет (в связи с объявлением ей экономических санкций) уровня жизни значительной части населения страны степень протестных настроений в РФ нарастает. На этой почве у власти появляется потребность в союзе с одной из протестных групп, и лучше, чтобы это был союз с "левыми" патриотами, а не с либералами-западниками. С "левыми" можно договориться о национальном консенсусе, а с радикальными либералами нет. К тому же первых в России на порядок больше, чем вторых.

Словом, демонстрационное "полевение" правящих элит в ходе кампании по выборам президента страны и после нее станет базовым политическим трендом в России в текущем году.

Официальное "полевение" власти позволит ей путем интеграции в свои ряды Павла Грудинина и некоторых представителей его команды снизить в стране градус протестных настроений, что очень важно в ситуации нарастания внешнего давления на российское руководство.

Вот это, пожалуй, главное, что нужно знать по состоянию на 12 января о предстоящих в России в марте этого года президентских выборах.

Темы:
Выборы президента России (73)

По теме

Крутаков: кандидатура Путина добавит интриги на выборах 2018 года
Пресс-конференция Путина — что сказал российский лидер
Теги:
президентские выборы, кандидат, Россия
Правила пользованияКомментарии

Главные темы

Орбита Sputnik

  • Час селфи в день независимости Армении (21 сентября 2018). Еревaн

    Премьер-министр Никол Пашинян с дочерьми пришел на "час селфи", организованный ко Дню независимости Армении. Полтора часа горожане ходили за ним в надежде на фото

  • Джеффри Сильверман

    Бубонная чума, новые виды вирусов и бактерий - над чем работала лаборатория Лугара в Тбилиси, рассказывает бывший советник экс-президента Грузии Михаила Саакашвили

  • Афиша визита Папы Римского в Ригу

    Как министр иностранных дел Латвии получил от Папы Римского графский титул, какой Папа извинился за жестокость христианизации и как пострадала от конкордата с Ватиканом православная церковь

  • Директор  НИИ организации здравоохранения Давид Мелик-Гусейнов

    При вспышках АЧС лучше не покупать ни животных, ни мясо в странах, где распространяется заболевание. Но Литва смогла договориться об экспорте свинины с Украиной

  • Андрей Назаров

    Российским бизнесменам нужны гарантии, чтобы инвестировать в Молдову, заявил сопредседатель "Деловой России" Андрей Назаров. Пока все гарантии в руках президента Додона

  • Флаг Эстонии и наручники

    В Эстонии 32-летний Евгений Славин осужден за сбор данных для российской разведки. Он фотографировал место, где когда-нибудь возможно будет построен аэродром НАТО.