23:06 17 июня 2019
Прямой эфир «Радио Sputnik»
  • USD69.8305
  • EUR78.3044
  • RUB1.0857
Государственный флаг Кыргызстана. Архивное фото

Как бывший трудовой мигрант вернулся на родину и встряхнул Орловку

© Sputnik / Табылды Кадырбеков
Общество
Получить короткую ссылку
3266204

Смотрю, соседские бабушка и дедушка мечутся, не могут огород полить — воды нет, шлюз сломан. Я накачал им воды вручную. Как-то мы разговорились, и они пожаловались на молодежь. Многих, кроме пива и сигарет, не интересует ничего…

С Урматом Чекировым корреспонденту Sputnik Кыргызстан Асель Минбаевой удалось связаться не сразу — он с друзьями устранял последствия селя. Ему 31 год, у него есть супруга и двое детей, но он готов работать вовсе не за деньги — для общества. 

— Сейчас молодежь стремится в большие города. Покорить Москву — это вообще программа минимум. Почему вы все-таки остались в Орловке?

— Я уже был и в Бишкеке, и в России, и в Казахстане. Пробовал себя и понял, что в Орловке жить все-таки лучше. Мне было 17 лет, когда я приехал в Бишкек поступать. Поначалу город меня поразил: так много было зданий, всяких увеселительных заведений! Город-мечта. 

Активист Урмат Чекиров из Орловки. Архивное фото
© Фото / Алтынбек Мамасадыков
Урмат Чекиров: Я планировал скопить денег и на родине открыть свой бизнес. А тут одна революция за другой, и все мечты рухнули

Я видел элитные дома, красивые магазины… Но оказалось, что это мираж — без денег ты никто. Если нет работы, ты вынужден голодать. Тебе никто не поможет, ты никому не нужен. Я попал в столицу в разгар кризиса.

— И как, поступили?

— Отучился год на электрика-сварщика. Работа полезная, хорошая. Но оказалось, что работник без опыта никому не нужен, поэтому решил получить высшее образование в Международной академии финансов, права и бизнеса. 

Впрочем, я недоучился. В вузе подружился с ребятами-активистами, которые все время пытались защитить чьи-то права, выступали с различными инициативами. Некоторым преподавателям это не нравилось. Они называли нас "бунтарями", "паразитами", которые заражают общество. 

Двое преподавателей были настолько против реформ, что просто "завалили" меня на экзамене. Мне кажется, это очень некрасиво — пользоваться служебным положением. 

— Вы пытались устроиться на работу?

— Да, мне даже предложили вести практические занятия в академии. Но я был молодой, у меня были большие амбиции. Прожить на зарплату в 2 тысячи сомов в городе невозможно. На более высокооплачиваемую работу требовался стаж или… знакомые.

В 2005 году, сами знаете, революция. То, что я из Кемина, сыграло отрицательную роль. Говорили: "О, акаевский братишка, давай, гуляй!". Меня это все разозлило, и я уехал в Казахстан.

— И как, были какие-то отличия? Что вы такого заметили?

— Там очень сильная власть. Если чиновник что-то сказал, значит, это будет исполнено. Аким заявит, что в течение трех дней заменят мусорные контейнеры, — значит, заменят. Не то, что у нас, лишь бы что-то пообещать. 

— Вам легко было найти там работу? Насколько охотно берут кыргызстанцев?

— Там все наши на стройках или рынках. Кыргызстанцев нанимают охотно. Видите ли, в Казахстане такая же проблема, что и у нас: постоянные тои, свадьбы. Местные очень много отпрашиваются. Нам же выходные и праздники не нужны. 

Я планировал скопить денег и на родине открыть свой бизнес. А тут одна революция за другой, и все мечты рухнули.

Вернулся сюда, женился и уехал на заработки в Россию. Мне повезло: одна томская фирма набирала на стройку наших ребят. Там все было по закону: охрана труда, лишней работой не загружают. Полиция очень вежливая: если документы в порядке, можешь ничего не бояться. Жители там нормальные.

— Вы же могли там остаться, получать неплохие деньги. Почему вас потянуло обратно?

— Тут же родители, дети мои. В Орловке им жилось трудно: не было мест в детсаду, из-за отсутствия поливной воды поля были заброшены. Куча проблем! Поэтому вернулся.

— Знакомые не восприняли ваше возвращение как поражение?

— Мне говорили: "Надо было сначала заработать". Но деньги деньгами, а хочется что-то важное сделать. 

Активист Урмат Чекиров из Орловки. Архивное фото
© Фото / Таалай Алиаскаров
Урмат Чекиров: Мы планируем восстановить все, ведь у нас очень много заброшенных участков.

Иду по родной улице: кругом одни бабушки да дедушки. Смотрю, пожилая пара мечется, не может огород полить — воды нет. Оказывается, у них кто-то сломал шлюз. Я накачал им воды вручную. Как-то мы разговорились, и они пожаловались на молодежь, которой нечем заняться. По их словам, хорошим парням и девушкам даже выйти некуда. У нас дом культуры не работает, спортзал зимой холодный. Остальных, кроме пива и сигарет, не интересует ничего. 

Есть у нас общественный деятель Михаил Иванович. Мы с ним как-то встретились и решили работать вместе. 

— С какими сложностями столкнулись?

— Проблематично собрать молодежь в одну команду. Все требуют денег. Их первый вопрос: "А сколько заплатят? Что мне за это будет?". Что значит, "что будет"? Это же твой город! 

Но потихоньку собралась группа ребят. Спортзал в первой школе уже много лет не ремонтировался, хотя многие депутаты обещали выделить деньги! Ученицы занимались танцами на улице под дождем! 

Мы с ребятами пришли к мэру. Он рассказал, что UNICEF устраивает конкурс на открытие молодежного центра: "Побегайте, может, повезет!". Мы долго готовились, все распланировали, собрали активную молодежь, организовали встречу. И нас выбрали. 

Нам сделали ремонт и подарили компьютеры, принтеры. Сейчас можем работать полноценно. Приступили к решению водного вопроса.

— А как его решить-то? Воды по всей стране не хватает!

— Воды у нас достаточно, но она расходуется неправильно. Мы прошлись по каналам. Заброшенные, они утратили пропускную способность. Где-то поломки, где-то сворованы шлюзы. Многие воду воруют. Дело в плохом управлении. Кстати, сейчас меня хотят назначить директором ассоциации водопользователей.

Мы планируем восстановить все, ведь у нас очень много заброшенных участков. Тогда люди смогут сажать малину, клубнику — это сейчас очень хороший бизнес. У меня 20 человек работают на свекле и каждый день получают по 500 сомов. Школьники за субботу и воскресенье зарабатывают 1000 сомов, копят себе на выпускные. 

— Видимо, работа у вас кипит… 

— Рабочих рук не хватает. Недавно от дождей заполнился люк, а на нем крышки не было. Ребенок поскользнулся и упал туда. Спасти не успели… Сейчас с ребятами помогаем мэрии, плитами закрываем открытые люки.

— Это как-то повлияло на людей? Что-то в их сознании сдвинулось?

— Ребята воодушевились: они увидели, что ситуацию изменить можно, что власти готовы нас выслушать. Недавно я стал председателем совета при мэрии Орловки. Меня тогда даже в городе не было! Люди выбрали меня сами. Сказали: "Ты же все равно работаешь!".

Нам удалось организовать празднование Нового год для горожан. Мы провели его на площади под открытым небом. Совместно с милиционерами обеспечивали безопасность. Ведущими стали наши ребята-активисты. Мэрия нам выделила аппаратуру и немного денег на призы. 

— А жена не жалуется? Ведь вы могли тратить все это время на нее.

— Дома всегда так. Даже родители против: "Вот ты всегда где-то ходишь, тебе же зарплату не платят!". Но кто-то же должен этим заниматься! Когда у меня дети заболели, в больнице сразу сказали: "А, это же Урмата дети!". С уважением отнеслись.

За справкой обращаюсь, мне говорят: "Тебе дадим!". Они же понимают, что я им пользу приношу, поэтому помогают.

— Современный мир диктует условие — каждый за себя. У вас не возникало мысли, что овчинка выделки не стоит и легче все это бросить?

— Иногда хочется, а потом думаешь: "Столько труда потратил, жалко же!". Депутаты Жогорку Кенеша не понимают, что все, что мы делаем, это для их же детей, не для чужих! Обидишься, а потом все равно найдутся единомышленники, которые, как и я, хотят помогать людям. 

По теме

Мы привыкли к пьянству и религиозности: три истории молодых кыргызстанцев
В тренде все национальное: истории предпринимателей- патриотов
Теги:
активисты, молодежь, благотворительность, Урмат Чекиров, Орловка

Главные темы

Орбита Sputnik