16:44 19 февраля 2019
Прямой эфир «Радио Sputnik»
  • USD69.7550
  • EUR78.9836
  • RUB1.0537
Сотрудник алкогольной продукции. Архивное фото

Почему все, что мы знаем об алкогольной промышленности Кыргызстана, — миф?

© Sputnik / Валерий Мельников
Общество
Получить короткую ссылку
161442

Мы же берем местный коньяк, когда отправляемся за рубеж, — значит, все хорошо? А еще у нас лучшая вода в мире, так ведь? Интервью корреспондента Sputnik Кыргызстан Асель Минбаевой с президентом Ассоциации производителей алкогольной продукции Турсунбеком Куренкеевым показывает, что не все так однозначно.

"Кыргызстан производит только экологически чистую продукцию!" — эти слова мы заучили, как мантру. Привыкли, что все у нас настолько уникально, что даже лишних усилий прилагать не надо: мы априори конкурентоспособны, и другие страны мечтают покупать продукты с маркировкой "Made in KG". 

Президент Ассоциации производителей алкогольной продукции Турсунбек Куренкеев. Архивное фото
© Sputnik / Данияр Сандыбаев
Интервью с президентом Ассоциации производителей алкогольной продукции Турсунбеком Куренкеевым

Турсунбек Куренкеев уверен: надеяться исключительно на природу нельзя. По его словам, без усилий и вложений нам никак не обойтись.

— Обывателям кажется, что проблем в отечественной алкогольной промышленности просто не может быть. Кыргызстанцы продолжают выпивать и вывозить наш коньяк за рубеж кому-нибудь в подарок. Лично я недавно отвозила пять бутылок. Может, не все так плохо, как вы думаете?

— Вы не в курсе, что на самом деле творится. Но это неудивительно: даже чиновники не знают о наших проблемах. В советское время за определенную отрасль отвечало определенное ведомство — от начала до конца. Теперь все не так. За производство алкоголя у нас отвечает Минсельхоз, а там сегодня нет ни одного специалиста, который когда-нибудь работал бы в этой сфере.

— Отсутствие профессионалов вообще потихоньку выливается в общенациональную катастрофу. А проблемы-то у вас какие? 

— Прежде всего теневой бизнес. Сегодня, по официальным данным, от 37 до 83 процентов бутылок со спиртным в зависимости от типа продукции — контрафакт. По нашим подсчетам, из-за теневой экономики казна ежегодно теряет около 7 миллиардов сомов налогов. Это не просто много, а очень много! Тот же "Кумтор" платит в год чуть больше 5 миллиардов. 

В лучшие годы алкогольная и табачная отрасли Киргизской ССР давали до 30 процентов ВВП. А сейчас даже два процента бюджета не дают. Деньги уходят не государству, а в карманы алкомагнатов и чиновников.

— Знаете, мы как-то снимали сюжет для телеканала. Узнавали, сколько стоит "собрать" полноценную бутылку водки. Оказывается, акцизками торгуют на Ошском рынке, а за базаром есть небольшие подпольные цеха, где делают спирт. Типография согласилась отпечатать нам этикетки без документов, а купить бутылки вообще не проблема…

— Нелегальные акцизные марки заказывают в Китае — получается колоссальная экономия. Сейчас акцизный налог на один литр водки составляет 60 сомов, то есть 30 сомов за поллитровку. Вместе с НДС и налогом с продаж бутылка водки обойдется в 70 сомов, плюс накрутки оптовиков и тех, кто торгует в розницу, — так что она должна стоить как минимум 91 сом. Но зайдите в ларек — там есть водка даже по 56 сомов.

— Тогда почему люди не травятся? Где эта будоражащая кровь статистика о смертях из-за отравления "паленой" водкой?
— Ну "левая" продукция в основном такого же качества, что и обычная. Просто предприниматели не платят с нее налоги. Завод делает отчисления только за какую-то часть товара.

— Может, проблема в слишком высоких налогах?
— Акцизный налог у нас самый низкий. Как я уже говорил, в Кыргызстане он составляет 60 сомов за литр водки. В России — около 200 сомов, в Узбекистане — 102, в Таджикистане — 74.

— Как можно организовать "бой с тенью" и заставить всех бизнесменов платить налоги по закону?

— Мы предлагаем государству монополизировать оптовые продажи. Это в интересах всего народа. Представьте себе такую систему: завод производит коньяк или водку и может продать его только государственному ведомству. Весь алкоголь привозят в специальные терминалы, где проверяют, уплачены ли налоги. Далее в этих терминалах спиртное закупают магазины, кафе и рестораны. Государство может пойти еще дальше: создать спецмагазины и продавать алкоголь только там или в кафе. 

Сейчас около 5 тысяч торговых точек в столице получили лицензии на продажу алкоголя, еще 5 тысяч продают его незаконно. Например, мой друг живет во дворе, где четыре многоэтажных дома. У каждого из них — по одному торговому ларьку: там есть и сигареты, и водка. Можно спуститься за спиртным даже в домашнем халате и тапочках. Это же ненормально! По моим подсчетам, Бишкеку хватило бы около 200 магазинов, чтобы людям не приходилось ездить за бутылкой на такси. Еще ведь есть кафе и рестораны. 

— Но мы же вроде взяли курс на свободную экономику. Помните: Адам Смит, невидимая рука рынка…

— Запад точно знает, как жить Кыргызстану. Диктует, что надо строить демократию, либерализировать экономику. Но почему они у себя не выполняют все эти требования? Те же США, которые находят нас недостаточно демократичными, разбомбили Ирак и уничтожили Ливию. 

Кстати, в 18 американских штатах оптовую продажу спиртного имеет право осуществлять только государство. В десяти его монополия распространяется еще и на розничную торговлю. В Австрии, Македонии, Норвегии, Турции, Латвии, Литве, Болгарии только государство может производить и продавать крепкий алкоголь. В Беларуси действует государственная монополия на производство и импорт спирта. В Финляндии, Франции, Германии, Швеции — госмонополия на оптовую продажу. В России, Казахстане, Таджикистане, Китае, Японии, Южной Корее и у нас никаких ограничений в этой сфере нет. 

— Я понимаю, почему. Сомневаюсь, что японский бизнесмен может позволить себе купить "левую" акцизку на центральном рынке в Токио.

— Нет, у них очень жесткий контроль. Кстати, хорошо, что вы заговорили о Японии. Если японского бизнесмена поймают на торговле алкоголем в неположенном месте без лицензии, он должен будет заплатить 13 тысяч долларов штрафа!

— А у нас? 
— Кажется, 500 сомов. Штраф за продажу алкоголя несовершеннолетним в Японии составляет 6,5 тысячи долларов. А совершеннолетие у них наступает в 20 лет… 

— Станут ли в стране меньше пить, если вообще запретить спиртное?

— Мы это уже проходили в 1984 году при Горбачеве. Тогда все запретили, но это привело к уничтожению виноградников и… развитию алкоголизма! Люди стали напиваться домашним самогоном, запретный плод ведь сладок. 

Например, в Финляндии народ тоже спивался. Там даже выдвигали законопроект о запрете на спиртное — хотели разрешить его только в кафе и ресторанах. Депутаты не поддержали. Власти просто создали на 5,5 миллиона населения 157 спецмагазинов, где можно купить алкоголь. Еще можно заказать выпивку в баре, но больше нигде! В Швеции 10 миллионов населения, и там 362 таких магазина. Разве глупо? 

Президент Ассоциации производителей алкогольной продукции Турсунбек Куренкеев. Архивное фото
© Sputnik / Данияр Сандыбаев
Турсунбек Куренкеев: штраф за продажу алкоголя несовершеннолетним в Японии составляет 6,5 тысячи долларов. А совершеннолетие у них наступает в 20 лет… у нас штраф кажется, 500 сомов

Подобная программа уже развивается в Узбекистане — по приказу президента Каримова создан холдинг "Узвинпром", в стране открыто 79 оптовых складов. 

В 2006 году я впервые предложил такой же проект, адаптированный под наши условия. За десять лет отправил много писем: в Минсельхоз, премьер-министрам Сариеву и Жээнбекову… Пока никакой поддержки нет.

— Как вы вообще оцениваете развитие алкогольной отрасли в стране?

— До 1996 года мы были в этом плане чуть впереди соседей, а сейчас отстали. Сравните, какая техника у наших фермеров, а какая в Казахстане и Узбекистане. О России уже не говорю…

У нас на рынке соотношение импортного и отечественного алкоголя — 50 на 50. То, что привозят из-за рубежа, зачастую гораздо качественнее. Российская водка в десять раз лучше кыргызстанской, это я вам гарантирую. Потому что там каждый уважающий себя предприниматель устанавливает на производстве такую систему очистки воды, о которой мы можем только мечтать. Я был на крупном российском заводе — тамошняя вода даже выглядит иначе. Мы ее кипятили, и на дне чайника не было никакой накипи.

— Но у нас ведь вообще какая-то суперуникальная вода, не так ли?

— Если кыргызстанская вода такая качественная, почему она не экспортируется? Да потому, что химический состав у нее не лучший. Кавказская вода у нас вовсю продается: в любом супермаркете есть "Боржоми", "Ессентуки".

Сварщик во время работы в заводе. Архивнео фото
© Sputnik / Виталий Белоусов
Не верьте лжепатриотам, которые хвастаются местной водой. Кого они обманывают? Это же просто неграмотно! Вы видели кавказские, итальянские или французские горы? Там очень богатая растительность, а в Кыргызстане горы молодые — они пустые. Питьевая вода накапливается в ледниках, потом она тает и вбирает в себя все, что есть в земле. Мы выкачиваем ее оттуда и пьем. А в молодых горах много щелочи и разных солей. Не зря у нас сердечно-сосудистые заболевания "молодеют" — сейчас от них умирает каждый второй кыргызстанец. Во многом это из-за отложения солей в сосудах. 

Французы и немцы тоже с этим сталкивались, хотя и в меньшей степени. Они приняли специальные программы по виноградарству, чтобы улучшить состояние здоровья населения. Виноград же очищает сосуды. 

— Поговорим о винограде. Однажды я купила для телесюжета три бутылки вина отечественного производства и попросила сомелье из Франции продегустировать его. Он сказал, что напитки химические. Может, я сама виновата и случайно выбрала некачественный товар, но для страны, которая позиционирует себя как экологический рай, этот результат тревожен.

— Есть у нас компании, которые закупают винные ароматизаторы. Они продаются в Германии, Франции, Израиле. К ароматизаторам добавляются вода, спирт, красители, подсластители… С вином у такого напитка мало общего! Во многих странах законодательно запрещено крепить вино спиртом и добавлять ароматизаторы. У нас можно. Ну и, конечно, не надо думать, что, покупая бутылку за 60 сомов, вы получите настоящее вино. 

— По данным Нацстаткома, за годы независимости урожайность виноградников снизилась в шесть раз. Если раньше собирали 63 центнера с гектара, то сейчас — 10. Почему?

— Первый секретарь ЦК Киргизии Турдакун Усубалиев в свое время пригласил сюда основателя и вице-президента Московской лиги виноделов Збигнева Кишковского. Его специалисты обследовали Ошскую, Чуйскую, Иссык-Кульскую области и пришли к выводу, что именно в Чуйской долине рай для виноградарства. Благодаря климату здесь можно выращивать уникальные сорта. После этого в стране появилось 16 винсовхозов, где трудились 40 тысяч граждан. Было 9,8 тысячи гектаров винограда! Сейчас все уничтожено…

"Начало конца" пришлось на горбачевскую антиалкогольную кампанию. После развала СССР об отрасли вообще забыли. Нынешние 10 центнеров с гектара — это трагедия. В южной части Казахстана климатические условия такие же, как в Чуйской области. Там сейчас собирают около 100 центнеров технических сортов и 300 центнеров — столовых. 

— Дайте угадаю! Причина упадка — в отсутствии денег?

— Конечно. В 2001 году в Казахстане по указу Назарбаева в отрасль было вложено 18 миллиардов тенге, чтобы увеличить площадь виноградников на 15 тысяч гектаров. Сейчас эта программа выполнена. 

Подобные шаги предпринимаются и в России. С учетом Крыма там произрастает 101 тысяча гектаров виноградников, а к 2020 году они хотят довести цифру до 140 тысяч. 40 тысяч гектаров за пять лет! Напоминаю, в Кыргызстане в лучшие времена было 9,8 тысячи гектаров. 

В России также есть программа поддержки виноградарства в Ставропольском крае. Там власти возмещают фермерам 50 процентов расходов при посадке винограда и оплачивают половину стоимости техники. 

Узбекистан сейчас тоже вкладывает огромные деньги в развитие виноградарства, и все благодаря горнорудной отрасли. В 2014 году страна вышла на восьмое место в мире по золотодобыче. Почти 70 процентов этой прибыли, по словам Каримова, направили на сельское хозяйство.

А мы просто сидим и смотрим… У нас еще остались дедушки и бабушки, которые знают об этой отрасли все, — их можно собрать, они даже готовы помочь! Мы что, хуже России или Казахстана?

— Думаю, это было бы хорошим подспорьем для развития наших сел. 

— Один гектар виноградника — это 12-14 рабочих мест. Тысяча гектаров — 12 тысяч работников. Это 12 тысяч обеспеченных семей!

Я пишу письма властям, а в ответ приходят лишь отписки. Понятно, что финансовой помощи от государства ждать не приходится, но ведь можно решить вопрос о выделении земель. Губернатор Чуйской области в ответе на мое письмо отметил: "Вы имеете право участвовать в конкурсе на освоение заявленных земельных участков". Мы знаем, что имеем право участвовать. Но земля стоит дорого, а виноград даст первый урожай только через 4-5 лет…

— Почему бы вам с представителями государственных органов не собраться и не решить вопрос?

— Как я уже сказал, за производство алкоголя в стране отвечает Минсельхоз. От имени правительства работу заводов регулируют налоговики. То есть политику проводят одни, а регулируют другие. Зачем?

Но это еще не все. Фискальная политика почему-то отдана Министерству экономики. Черт-те что! Поэтому рассматривать какие-то проблемы алкогольной отрасли невероятно сложно. Вот такая чехарда…

По теме

Трактор или iPhone. Министр о переносе заводов Китая в Кыргызстан
Потоком товаров из интернет-магазинов заинтересовались таможни стран СНГ
Теги:
пищевая промышленность, водка, спиртное, алкоголь, алкогольная промышленность, экономика

Главные темы

Орбита Sputnik