06:41 23 августа 2017
Прямой эфир «Радио Sputnik»
Руководитель общественного объединения Умут-Балыкчи Светлана Баштовенко во время интервью

Когда такое было, чтобы кыргызы бросали своих стариков? — волонтер из Балыкчи

© Sputnik / Михаил Дудин
Общество
Получить короткую ссылку
1456110

Светлана Баштовенко рассказала, как приходилось отрывать стариков от мусорных баков, куда выкидывали картофельные очистки. Про богачей, которые просят волонтеров поболтать с их бабушками вместо них. Про брезгливость рассказала и про одиночество выслушала корреспондент Sputnik Кыргызстан Асель Минбаева.

На протяжении всего интервью я вспоминала случай из детства. С нами по соседству жила бабушка, бывшая учительница биологии. Наверное, только благодаря ей лянга в нашем дворе не прижилась. Как только кто-то из дворовых мальчишек лез обрывать листья, она тут же высовывалась из окна и громко обещала надрать бессовестному уши.

Меня соседка почему-то любила: каждый раз приносила мне книги про растения, и мы с ней их потом обсуждали. Она не была одинока — у нее была молодая дочь.

"Ой, видимо, ей совсем плохо стало! Долго не протянет, бедная", — перешептывались соседи. У дочери Альбины Георгиевны обнаружили рак. Соседи ошибались: та протянула год, но все равно скончалась.

А дальше? Дальше у всех возникли свои заботы: девяностые, надо крутиться. Об Альбине Георгиевне все быстро позабыли. Она перестала следить за порядком во дворе, закрылась в четырех стенах и умерла. Наверное, у многих, кто жил в том дворе, осталось чувство вины за это. 

Руководитель общественного объединения "Умут-Балыкчи" Светлана Баштовенко рассказала, что одиночество для пожилых людей — это практически норма жизни. 

— 25 лет назад вы решили помогать пожилым людям. Что тогда произошло?

— В начале девяностых были задержки с выплатой зарплат. Например, у моей мамы пенсия составляла 20 сомов. Сами понимаете, на это прожить невозможно.

Дома продавались по цене новых сапог. Это был хаос. Мы на тот момент занимались детишками, обучали их, приносили им еду, пекли вместе, пили чай. 

Руководитель общественного объединения Умут-Балыкчи Светлана Баштовенко во время интервью на радио Sputnik Кыргызстан
© Sputnik / Михаил Дудин
Светлана Баштовенко: В начале девяностых были задержки с выплатой зарплат. Дома продавались по цене новых сапог. Это был хаос. Мы на тот момент занимались детишками, обучали их, приносили им еду, пекли вместе, пили чай

— Помогали именно бедным детям?

— Нет, тогда особо бедных не было, царила уравниловка, все жили одинаково. В магазинах ничего не было, люди массово запасались крупами, картошкой. 

И как-то раз к нам в окно заглянула старушка. Она была голодна, и мы угостили ее пирожком. А на следующий день женщина привела еще двоих голодных пожилых людей.

Это была большая проблема. Мы буквально оторвали от мусорных контейнеров 116 пожилых балыкчинцев. Они собирали по бакам картофельные очистки. 

Мы стали раз в неделю собирать таких стариков и приносить из дома крупу, картошку. Варили на всех суп. Потом стали находить деньги за счет продажи детских вышивок, вязаных вещичек и смогли позволить себе покупку хлеба. 

В какое-то время мы взяли на себя роль государства. Бабушки стали приходить к нам, стучать кулаками по столу и требовать: "Нам этого мало, нам нужно еще!". Никакие доводы, что мы и так уже из дома все повытаскивали, никого не убеждали. 

Потом стали искать выход. Созрела идея создать группу самопомощи, когда люди сами производят что-то на продажу. Первая такая группа состояла из четырех человек. Они готовили консервы и со временем стали их продавать. Появились небольшие деньги.

Сейчас таких групп 127 по всей стране, в них трудится около 8 тысяч пожилых. Они шьют, вяжут, вышивают, плетут. В регионах работают с войлоком. Одна из наших групп недавно вернулась из Голландии, где продала товара на 18 тысяч долларов. Другая группа продает юрты в Венгрии, а наш козий сыр поставляется в один из ресторанов Алматы. 

В Иссык-Кульской области есть группа, которая зарабатывает танцами. Эти бабушки и дедушки живут в удовольствие, сами шьют себе костюмы, элечеки. Причем они исполняют современные танцы.

— Знаете, что мне лично странно? Что уважение к старшим в нашей стране возведено чуть ли не в культ, национальную идеологию. А тут огромное количество брошенных стариков…

— Мы тоже это замечаем. При развале Союза брошенные пожилые были в основном русскоязычными, ведь тогда началась массовая миграция славянского населения за рубеж.

Сейчас по большей части в домах престарелых находятся этнические кыргызы. Многие рассказывают, что родственники посещают их только в день пенсии, чтобы попросить денег.

Наверное, это те ценности, которые молодые люди хотят перенять от Запада. Они хотят жить лучше и, желательно, отдельно.

Никто больше не хочет продолжать традиции, заложенные предками, а очень жаль. Это наилучшие традиции, которые нужно распространять по всему миру. Когда такое было, чтобы кыргызская семья бросала своих стариков?! 

Нужно что-то делать, причем не маленькими неправительственными организациями, а всем обществом, государством. Извините, но сейчас у нас никакого института семьи нет. Трудоспособные уезжают на заработки за рубеж, бросая детей. 

На кого бросают? На стариков. А те воспитывают их, часто оставаясь без денег. Мы же считаем только то, что трудовые мигранты присылают, а сколько при этом не присылают ничего своим родным? 

— А у вас в организации молодежь есть?

— Сегодня нам помогают 327 волонтеров. Это молодые ребята, которые приходят из школ, вузов. Им нравится работать с пожилыми, они перенимают у них мудрость, опыт. 

Пожилые нужны обществу! Например, есть женщина, художница. Она приглашает детишек и обучает их рисованию, а настоящий художник в глубинке — это редкость.

— Если по закону, то дети и внуки не просто могут помогать бабушкам и дедушкам, они обязаны это делать. Почему не взыскивают алименты с таких отпрысков?

— У нас очень много хороших законов, но не все они исполняются. Редко какой пожилой человек подаст в суд на своего ребенка, чтобы тот платил ему алименты. В нашей стране это не принято.

Более того, в последнее время у нас участились случаи насилия над пожилыми. Вы, наверное, помните, что был изнасилован аксакал в иссык-Кульской области, несколько пожилых женщин подверглись насилию в Бишкеке. 

А сколько бабушек осталось без денег из-за своего доверия? Черное рейдерство процветает в стране. Не надо это замалчивать, распихивать по углам!

Руководитель общественного объединения Умут-Балыкчи Светлана Баштовенко во время интервью на радио Sputnik Кыргызстан
© Sputnik / Михаил Дудин
Светлана Баштовенко: у нас очень много хороших законов, но не все они исполняются. Редко какой пожилой человек подаст в суд на своего ребенка, чтобы тот платил ему алименты. В нашей стране это не принято

— Сейчас отдавать пожилого человека в дом престарелых считается неприемлемым. С другой стороны, мало у какой семьи есть возможность ухаживать за ним должным образом: это касается и медицинского ухода, и простой гигиены. Как быть? 

— Мои коллеги были во Франции и рассказывали, что там бабушки и дедушки живут в домах престарелых, как в пятизвездочных отелях. За каждым закреплены по два социальных работника. За каждым!

А у нас на весь этаж два соцработника! Конечно, разница есть, но… Пожилые во Франции вносят несколько тысяч евро на ежемесячной основе, у них пенсия такая. А у нас?

Что касается альтернативы, то Министерство труда и социального развития, кажется, выделило гранты пяти центрам по стране. Пожилые приходят туда, едят, делают зарядку, шьют, читают, а спать уходят к себе домой. Эта та модель, которую нужно развивать.

— А если говорить о лежачих или об очень больных?

— Если человек совершенно беспомощный и некому о нем позаботиться, то есть специальные службы города Балыкчи, где по заявлению человек отправляется в дом престарелых.

Не все этого хотят, и многие остаются дома. Их устраивает, когда к ним приходят соцработники. Эта работа в Балыкчи налажена. 

Однако многие боятся обращаться за помощью. Боятся, что доктор, участковый или соцработник заберут у них жилье. Отчего этот страх? Наверное, их опасения небеспочвенны…

— Сложно, наверное, работать с пенсионерами?

— Не зря в нашей стране всего 13 организаций, которые занимаются пожилыми. По сравнению с детишками с ними непросто работать: у них свой характер, свои привычки. 

Я помню случай, когда мы заставляли их мыть руки. Они были уверены, что никто не имеет права им на это указывать. А у нас были такие стандарты: каждый человек при входе в наш центр должен помыть руки. 

У многих пожилых есть привычка подолгу не менять одежду. У нас были проекты, когда мы новые вещи меняли на старые: десять старых на пять новых. Затем ветхую одежду просто выбрасывали, сжигали. 

Благодаря этому мы очистили много домов. Были случаи, когда дом засыпало мусором. Все валялось: пластиковые бутылки, баночки, однопарная обувь… Мы с волонтерами расчищали такое жилье. 

Приходилось менять привычки в питании. Это сейчас мы предоставляем его пожилым только по стандартам, хотя раньше думали, что чем больше мяса, тем лучше. 

Я помню один случай. Мы регулярно измеряем рост и вес каждого своего подопечного. Так вот, одна пожилая дама за полгода набрала 46 килограммов! И мы испугались…

Есть стандарты Всемирной организации здравоохранения по питанию пожилых людей. Нам приходилось объяснять, что полезна овсяная каша, а не жареная колбаса с яичницей. 

Кроме того, у нас 82 процента пожилых — инвалиды. И по зрению, и по слуху, и по заболеваниям внутренних органов. 

— Ну еще и психические отклонения нередки в таком возрасте… 

— У нас была семья. Там мама-умничка, всю жизнь занимавшая руководящие посты, рукодельница, которой не сыскать, заболела болезнью Альцгеймера. 

Человек просто стал теряться, ходить в туалет где попало. Это очень раздражало родственников, посыпались жалобы. Они хотели избавиться от нее, поэтому ситуация становилась критической.

Однако есть обучающие программы для родственников. Семьи должны понимать, что у такого больного нет никаких специальных намерений и ухищрений, чтобы облегчить себе жизнь. Это просто болезнь. 

— Раньше в городе было много лавочек, бабушки сидели на них круглосуточно. Сейчас их убрали под предлогом борьбы с любителями семечек, и пожилые вынуждены сидеть по своим квартирам, пока дети заняты зарабатыванием денег. Насколько отсутствие общения для них критично?

— Одинокий человек не хочет жить, готовит себя к смерти, подбирая наряд для своих похорон или пересчитывая деньги на поминки. 

Мы проводим небольшие исследования и с удивлением узнаем, что даже пожилые люди, которые живут в семьях, иногда считают себя одинокими. Спрашиваем: почему? 

Они говорят: "Сидим за столом, и внуки брезгуют, когда мы едим с ними". Пожилые очень ранимы и чувствительны. Они замечают любую фальшь.

Общение для бабушек и дедушек — это самое важное. Очень часто человек приходит к нам за какой-то помощью. А потом уходит, забывая, зачем приходил. А все потому, что его просто вы-слу-ша-ли. Это самое важное!

Было и такое, что люди, входящие в сотню самых богатых кыргызстанцев, обращались к нам за помощью: придите к нашей маме, побеседуйте с ней, нам некогда. 

Поговорите с бабушками. Расспросите их о жизни, мнении, людях. У нас сейчас общение с пожилыми абсолютно прекратилось. А у них душа-то не изменилась! В душе мы все молодые, только лицо и тело не те.

Даже 10 минут в день общения с пожилым человеком — это продление его жизни на целый год. Никто от этого не застрахован, каждый станет таким. Как вы относитесь к пожилому человеку, так же будут потом относиться к вам.

По теме

Рассказ бабушки о внучке, продавшей серьги ради поездки к маме в РФ
Теги:
старость, пожилые люди, волонтер, социальный работник





Главные темы

Орбита Sputnik