15:34 19 октября 2019
Прямой эфир «Радио Sputnik»
  • USD69.8031
  • EUR77.6699
  • RUB1.0915
Женщина с детьми. Архивное фото

Мы с тремя детьми жили в подвале на Ошском рынке — история кыргызстанки

© Sputnik / Андрей Стенин
Общество
Получить короткую ссылку
588771

15 лет назад Роза с тревогой смотрела на мужа: у него снова пошла горлом кровь. Врачи предупредили: им придется переехать в Бишкек, в жарком климате Джалал-Абадской области он не выздоровеет. Но как?! У них ведь трое детей, а за дом дают всего 12 тысяч сомов…

48-летняя Роза Шалпыкбаева с порога стала рассказывать про своего Бусурманкула — парня, которого мать шестерых детей взяла под крыло. Полгода назад из-за одной гнусной ситуации врачи вынуждены были ампутировать ему ступни.

Основатель фонда Кайрымдуу эне Роза Шалпыкбаева
© Sputnik / Табылды Кадырбеков
Основатель фонда "Кайрымдуу эне" Роза Шалпыкбаева: я родила шестерых — трех девочек и трех мальчиков. У нас не было проблем: муж работал таксистом, а я выращивала кукурузу и подсолнухи на арендованном поле. Мы ни в чем не нуждались

26-летний парень теперь не может ходить и постоянно мучается от болей. Он отказался фотографироваться и все чаще думает о смерти. Роза рассказала свою историю, полную боли и невероятной силы.

— Расскажите о своем детстве. Как оно прошло?

— Я родилась в селе Торкент Джалал-Абадской области. Когда мне исполнилось три месяца, умер папа. Мама была очень молодой, и бабушка разрешила ей оставить меня ради нового мужа. Я на нее не в обиде, но все равно не хочу лишний раз вспоминать о своем детстве.

Сиротам всегда тяжелее. Я выполняла дома самую сложную работу: пасла овец, работала на табачном поле, махорку делала. Каждый раз ждала, что придет мама, но ее не было.

— Давайте о хорошем. Расскажите, как вы познакомились с мужем.

— В восьмом классе я серьезно заболела ревматизмом и попала в больницу. По соседству лежал парень на год младше меня. Я даже представить не могла, что мы поженимся, но у нас получился очень удачный брак.

— Вы с самого начала хотели много детей?

— Да. Я родила шестерых — трех девочек и трех мальчиков. У нас не было проблем: муж работал таксистом, а я выращивала кукурузу и подсолнухи на арендованном поле. Мы ни в чем не нуждались.

— Когда вы переехали в Бишкек?

— Это произошло 15 лет назад. У мужа стала горлом идти кровь. Врачи сказали, что слишком жаркий климат Джалал-Абадской области не подходит для него и надо переезжать в Бишкек.

Дом мы смогли продать за 12 тысяч сомов и с тремя детьми на руках отправились в город. Первое время жили в подвале на Ошском рынке. Муж чинил там старые телевизоры.

— Как вы получили нынешнее жилье?

— Это произошло во время революции 2005 года. Нам дали 5 соток в жилмассиве "Ак-Ордо". Позже мы построили там трехкомнатную времянку.

Основатель фонда Кайрымдуу эне Роза Шалпыкбаева
© Sputnik / Табылды Кадырбеков
Роза Шалпыкбаева: как сирота, я всегда переживала за детей, которых оставили родители. Ходила в детские дома, помогала. А потом решила создать фонд "Кайрымдуу эне" — целый месяц думала над названием

— Как вы стали заниматься благотворительностью?

— Как сирота, я всегда переживала за детей, которых оставили родители. Ходила в детские дома, помогала. А потом решила создать фонд "Кайрымдуу эне" — целый месяц думала над названием.

Стала собирать отовсюду помощь, помогать нуждающимся. Хороших людей в нашей стране много: активисты из Красного Полумесяца, Игорь Беляев…

— Вы ведь взяли седьмого ребенка, верно?

— Да. Когда-то давно я взяла на воспитание девочек, моих дальних родственниц, у которых умерла мама. Они выросли и разлетелись, но одна очень неудачно вышла замуж.

Первый раз она отказалась от дочки еще в роддоме. Малышка родилась недоношенной: килограмм и семьсот граммов. Как такую маленькую бросишь? Я смотрела на этот одинокий кулечек в больничной палате, и у меня даже сомнений не оставалось: обязательно заберу!

Как только я не молила мать одуматься! В конце концов она ее забрала. Потом вернула: поняла, что ухаживать за младенцем тяжело. Сказала: "Забери, мне надо работать".

Сейчас девочке два года. Когда она называет меня мамой, сердце радуется! Муж тоже обожает эту девочку. Сейчас в ее матери опять просыпается что-то, и она пытается забрать ребенка, но я буду воевать за девочку до последнего! Ну как после такого можно доверять этой женщине?

— Расскажите об истории с Бусурманкулом.

— Моему мужу сделали операцию на бедре, и я пришла в больницу за выпиской. Там медсестра обмолвилась, что в соседней палате лежит 26-летний парень, наш земляк. У него половина ступней ампутирована, везде нарывы. Мне сказали, что его переведут в дом для инвалидов.

Я зашла посмотреть на него, оказалось, он мой очень дальний родственник по имени Бусурманкул. Ему выпала непростая судьба: мама умерла, когда мальчику было всего два года, и папы не стало.

Жил он плохо и в Бишкек приехал, чтобы работать на стройке. Однажды, когда шел мимо Ошского рынка, на него напала группа парней. Бусурманкул был сильным, двоих одолел бы легко, а с группой не справился…

Его били по голове, по телу, а потом просто выкинули окровавленного в реку. Стояли холода, Бусурманкул лежал в ледяной воде и ничего не мог сделать. Прохожие шли мимо, ему даже некому было позвонить.

Если бы тогда кто-то вызвал "скорую"! Когда мальчика привезли в больницу, оказалось, что придется ампутировать ступни. Уже сделали пять операций.

За что с ним так? Он был обычным бедным мальчиком! Что у него там было?! Забрали у него телефон и какую-то мелочь. Разве оно того стоило?

Основатель фонда Кайрымдуу эне Роза Шалпыкбаева
© Sputnik / Табылды Кадырбеков
Роза Шалпыкбаева: хороших людей в нашей стране много: активисты из Красного Полумесяца, Игорь Беляев…

— Вы забрали его к себе?

— Да, первое время он жил у меня. Я не могу, это очень тяжело рассказывать. Он же мне как маме жалуется: "Эже, нога болит. Эже, помогите мне!". Я все, что накопила, на его таблетки трачу.

Раньше бы как-то вытянули, а сейчас муж сильно сдал. С декабря он лежит — сердце больное. Я тоже работать не могу, только сын немного деньгами помогает. Сейчас Бусурманкул у дальних родственников живет, но я его все равно не оставлю.

— Как он сейчас?

— Ох, какой он худой стал! Кожа да кости, колени дрожат. Бусурманкул же когда-то был здоровым мальчиком, а теперь жить не хочет… Врачи говорят, что нужны усиленное питание, протезы. А откуда на это деньги взять?

— Вам в голову не приходила мысль его бросить.

— Как бросишь-то? У него ж и нет никого! Да, знаю, что таких оставляют на улице, но у меня и мысли такой не было. Не могу представить, чтобы Бусурманкул медленно умирал где-нибудь у Ошского рынка…

Я его на ноги поставлю, женю. Мы уже прошли врачебно-трудовую экспертную комиссию, он по инвалидности будет получать 1 500 сомов.

— А муж никогда не возмущался, что вы всю себя отдаете другим?

— Нет конечно! Он всегда раньше всех бежал помогать людям. Ни разу против слова не сказал. Мы с ним счастливо жили и еще поживем: надо только, чтобы он поправился.

Акжолтой Токторбаева тоже бьется за спасение родного человека — дочери.

По теме

Хотелось выть от боли: мне пришлось сказать дочери страшное — кыргызстанка
Он молил людей о деньгах, дома умирал его маленький сын — о медицине в КР
Теги:
благотворительность, жизнь, помощь, здоровье, Роза Шалпыкбаева, Кыргызстан

Главные темы

Орбита Sputnik