03:50 16 ноября 2018
Прямой эфир «Радио Sputnik»
  • USD69.8492
  • EUR79.0658
  • RUB1.0485
Учредитель завода по производству легких металлических конструкций Александр Степанюк. Архивное фото

Сгорела машина, в которой мы везли 30 тыс долларов, — бишкекчанин о бизнесе 90-х

© Sputnik / Табылды Кадырбеков
Общество
Получить короткую ссылку
Асель Минбаева
461740

Александр Степанюк начал свое дело после развала СССР. Он хорошо помнит и то, как бандиты ставили его на "счетчик", и "Дордой" в те времена, когда там еще не успели построить контейнеры.

Бизнес Александра Степанюка можно назвать крупным: там работает около тысячи человек. Предприниматель занимается производством металлических конструкций. Всего пять лет назад Степанюк с тоской осматривал пустырь, заросший бурьяном, — сейчас там работает большой завод. 

Учредитель завода по производству легких металлических конструкций Александр Степанюк во время интервью на радиостудии Sputnik Кыргызстан
© Sputnik / Табылды Кадырбеков
Учредитель завода по производству легких металлических конструкций Александр Степанюк: после развала СССР на "Кыргызптицепроме" зарплаты стали задерживаться по полгода, нам платили куриным мясом и яйцами

— Вы тоже занялись бизнесом от безысходности?

— Да, у нас не было работы. В августе 1991 года я окончил наш Политех, а через месяц СССР распался. Я успел поработать инженером на "Кыргызптицепроме", однако скоро птицефабрики в республике стали массово закрываться.

Дело в том, что советская власть намеренно продавала мясо курицы, молоко и хлеб ниже себестоимости. Чтобы компенсировать затраты, в десятки раз завышались цены на сигареты и алкоголь.

Система рухнула. Люди не могли себе позволить курицу по новой стоимости. Зарплаты стали задерживаться по полгода, нам платили куриным мясом и яйцами. В 1993 году я лишился работы.

Мои однокурсники оказались в такой же ситуации. Мы, несколько человек, объединились и стали заниматься бизнесом. Торговали сахаром, сигаретами, стиральным порошком… — всем, чем можно.

Однажды отправили в Россию лук, а с нами рассчитались автомобильными покрышками. Неожиданно выяснилось, что в Кыргызстане они очень неплохо продаются. С тех пор мы стали ввозить сюда шины. 

© Sputnik / Эмиль Садыров ,
Будни завода, который производит различные металлические конструкции. Продукция этого предприятия используется при возведении 40 процентов новых домов Бишкека

— А как вы их здесь продавали?

— Рынок "Дордой" уже существовал, вот только в то время он не делился на отделы. Наши шины продавались по соседству с одеждой, автозапчастями, игрушками.

Контейнеров еще не было, тогда торговали в наспех сооруженных лотках. Я предпочитал работать в машине — с заведенным двигателем было гораздо теплее.

— С бандитами сталкивались? Все-таки девяностые.

— В Кыргызстане особых проблем не было, но в России случалось многое. Тогда банковских переводов не было, крупные суммы приходилось перевозить самим. "Челноки" прятали деньги в нижнем белье, а мы делали тайники в шинах фур.

Разумеется, никто не мог гарантировать, что машина доедет вовремя. Она могла сломаться в пути, а однажды вообще сгорела вместе с деньгами. Мы потеряли 30 тысяч долларов.

А ведь кое-какие ребята уже ждали свои деньги за товар… Ты ведь там один, а их — целая толпа. Они тебя "сажают на счетчик": это когда сегодня ты должен одну сумму, а завтра совершенно другую. 

Учредитель завода по производству легких металлических конструкций Александр Степанюк во время интервью на радиостудии Sputnik Кыргызстан
© Sputnik / Табылды Кадырбеков
Александр Степанюк: наши шины продавались по соседству с одеждой, автозапчастями, игрушками.

— В те времена люди богатели по щелчку пальцев. Вам не вскружило голову от больших денег?

— Какое-то благосостояние у меня появилось лет через восемь, не раньше! Тогда я не мог взять и 20 сомов из общей кассы, чтобы продуктов купить.

— Многие рассказывают, что и во времена президентства Курманбека Бакиева можно было запросто лишиться бизнеса.

— Да, к нам приходили определенные люди. Их интерес был в том, чтобы разорить нас и прогнать с рынка. Не знаю, совпадение ли, но вскоре после визита начинались многочисленные проверки госорганов, которые тянулись по полгода. Нас методично уничтожали. Слава богу, мы выдержали. 

— Как вы решили заняться своим производством?

— Со временем кыргызстанские бизнесмены стали чувствовать себя увереннее. Кроме того, бизнес позволил накопить деньги, и нам не пришлось брать кредиты.

Мы производим металлические конструкции. Наверное, в 40 процентах новых домов Бишкека есть наши изделия. Кроме того, на заводе делают металлические фермы.

  • Учредитель завода по производству легких металлических конструкций Александр Степанюк
    Александр Степанюк: мы производим металлические конструкции
    © Sputnik / Табылды Кадырбеков
  • Учредитель завода по производству легких металлических конструкций Александр Степанюк
    Александр Степанюк: наверное, в 40 процентах новых домов Бишкека есть наши изделия.
    © Sputnik / Табылды Кадырбеков
  • Учредитель завода по производству легких металлических конструкций Александр Степанюк
    Александр Степанюк: мы выкупили списанные роботы на заводе "Фольксваген". Они стоили по 15 тысяч евро.
    © Sputnik / Табылды Кадырбеков
  • Учредитель завода по производству легких металлических конструкций Александр Степанюк
    Александр Степанюк: мы растим сотрудников сами: принимаем перспективных молодых людей, некоторых даже со школьной скамьи. Только спустя год-три они начинают что-то из себя представлять.
    © Sputnik / Табылды Кадырбеков
  • Учредитель завода по производству легких металлических конструкций Александр Степанюк
    Александр Степанюк: сейчас мы только-только выходим на безубыточность.
    © Sputnik / Табылды Кадырбеков
  • Учредитель завода по производству легких металлических конструкций Александр Степанюк
    Александр Степанюк: в производстве вложенные средства очень не скоро окупаются. Пока у нас зарплата средняя по городу.
    © Sputnik / Табылды Кадырбеков
  • Учредитель завода по производству легких металлических конструкций Александр Степанюк
    Александр Степанюк: перевозки на автомобилях последние 7-8 лет стали выгоднее!
    © Sputnik / Табылды Кадырбеков
1 / 7
© Sputnik / Табылды Кадырбеков
Александр Степанюк: мы производим металлические конструкции

— Что это такое?

— Это конструкции, которые устанавливаются, чтобы перекрыть двор, сделать беседку или навес для машин. Раньше как было? Человеку нужен навес — он ищет объявление в газете. Приезжали люди, делали замеры, потом где-то в цехе сваривали детали. Спустя два месяца эту ферму установят. И это в лучшем случае.

Мы же стали делать готовые конструкции разных размеров и форм. Они оказались красивее, легче и дешевле привычных. Сначала сделали несколько на пробу — их быстро раскупили. Так постепенно мы стали закупать оборудование.

— Где вы нашли технику для завода?

— В век Интернета это было совсем несложно. Мы выкупили списанные роботы на заводе "Фольксваген". Они стоили по 15 тысяч евро. Механические роботы были идеальны, но их электронная начинка морально устарела. Наши ребята-инженеры поколдовали над ними, и теперь все работает без перебоев.

— Как же вы нашли таких мастеров? Все жалуются, что в Кыргызстане сложно найти профессионалов.

— К сожалению, на полках в супермаркетах они не продаются. Это всегда большая проблема. Мы растим сотрудников сами: принимаем перспективных молодых людей, некоторых даже со школьной скамьи. Только спустя год-три они начинают что-то из себя представлять.

— А какие на заводе зарплаты?

— Сейчас мы только-только выходим на безубыточность. В производстве вложенные средства очень не скоро окупаются. Пока у нас зарплата средняя по городу. 

Учредитель завода по производству легких металлических конструкций Александр Степанюк во время интервью на радиостудии Sputnik Кыргызстан
© Sputnik / Табылды Кадырбеков
Александр Степанюк: вступление Кыргызстана в ЕАЭС — это правильный шаг

— Был ли такой момент в вашей карьере, когда вы чуть не лишились бизнеса?

— Расскажу один случай, который произошел пару лет назад. Ничего не предвещало беды: мы заказали у белорусских поставщиков три вагона шин — хотели закупиться к сезону. Расплатились в долларах, а любая сделка в американской валюте проходит через США, даже если вы перечислили деньги внутри города.

В ту ночь белорусское предприятие попало под американские санкции. Их счета заморозили. Мы испугались: это очень критическая для нас сумма! Прошло больше года, прежде чем нам удалось вернуть деньги. А ведь кто-то ждет десятилетиями…

Сейчас мы торгуем в местной валюте, но зачастую долларовые контракты гораздо выгоднее. Такова ценовая политика предприятия-поставщика. 

— Наши предприниматели предпочитают ввозить товары в страну фурами, хотя железной дорогой было бы гораздо быстрее. Что не так?

— Да, мы все помним ту цепочку из учебников экономики, что самый дешевый путь — это трубопровод, затем следуют морские перевозки, далее железнодорожные, автомобильные и воздушные. То есть по логике возить товар на поезде гораздо дешевле, чем на автомобиле.

Однако сейчас ситуация перевернутая: перевозки на автомобилях последние 7-8 лет стали выгоднее! Мне кажется, железнодорожный тариф слишком уж завышен. Наверное, дело в том, что в этой сфере у казахстанских и российских бизнесменов практически нет конкуренции и они могут диктовать цены.

Мы все равно пользуемся железной дорогой, так как для ввоза металла альтернативы нет. Лишь вагон поезда может вместить 65 тонн металла — это как три фуры. Впрочем, больше половины нашего товара все равно ввозится на автомобилях.

Была и еще одна проблема. После вступления Кыргызстана в Евразийский экономический союз казахстанская сторона ввела пошлину на транзит грузов железнодорожным путем. Помимо обычной оплаты за перевозку, стали дополнительно брать 2 500 долларов.

Наш товар подорожал моментально. Мы стали рассылать письма во все инстанции. Доходило до того, что поезд подъезжал к границам Кыргызстана, а дальше грузы переправляли на машинах. Это было дорого, но все равно дешевле, чем уплатить пошлину. Ее отменили лишь недавно, спустя 2,5 года. 

Учредитель завода по производству легких металлических конструкций Александр Степанюк во время интервью на радиостудии Sputnik Кыргызстан
© Sputnik / Табылды Кадырбеков
Александр Степанюк: работать можно всегда, и с каждым годом мы становимся увереннее в завтрашнем дне. Можно трудиться, а можно искать причины, почему ничего не получается.

— Как вы в принципе относитесь к Евразийскому экономическому союзу?

— Вступление Кыргызстана в ЕАЭС — это правильный шаг. Разумеется, он привнес дискомфорт: люди годами работали по одной схеме, а тут правила изменились. Но, с другой стороны, экономическая деятельность стала проще, понятнее, прозрачнее.

Раньше при ввозе товара нужно было сразу уплатить 12 процентов НДС. Представляете, о каких суммах идет речь! Теперь же можно выплачивать налог, постепенно реализуя товар.

Помните, какой кошмар был, когда распался Советский Союз? Первые 10 лет его все вспоминали добрыми словами. Только сейчас мы понимаем, какие новые горизонты нам открылись.

— Легко ли вести бизнес в Кыргызстане?

— Работать можно всегда, и с каждым годом мы становимся увереннее в завтрашнем дне. Можно трудиться, а можно искать причины, почему ничего не получается.

Почитайте историю успеха Джамили Турдакуновой. Работница гостиницы смогла найти место под солнцем в эпоху "лихих 90-х".

По теме

Мать смеялась, укачивая мертвую дочку, — врач из КР, не боящийся пуль
За полгода я заработал на магазин и автомобиль — история молодого кыргызстанца
За год построила бизнес на миллионы — о необычной работе бишкекчанки
Теги:
производство, товар, бизнес, криминал, экономика, Евразийский экономический союз, Александр Степанюк, Кыргызстан
Правила пользованияКомментарии

Главные темы

Орбита Sputnik

  • Логотип американской компании Amazon, архивное фото

    Литовские депутаты вместе с коллегами из других стран Балтии обратились к Amazon с просьбой убрать из продажи футболки с советской символикой.

  • Стадо колхоза Пограничник на пастбище. МССР, 1972 год.

    Иностранцам запретят покупать землю в Молдове. Такие положения содержатся в новом Земельном кодексе, принятом правительством.

  • Юри Ратас

    Премьер-министр Эстонии Юри Ратас, комментируя идею о создании единой армии Евросоюза, попытался угодить и Вашингтону, и Брюсселю.