13:12 17 июля 2019
Прямой эфир «Радио Sputnik»
  • USD69.5663
  • EUR78.2308
  • RUB1.1075
Радиоведущий, шоумен Влад Вейнгардт

Я смог за неделю похудеть на 35 кг, но способ вам не понравится, — ведущий из КР

© Sputnik / Табылды Кадырбеков
Общество
Получить короткую ссылку
Асель Минбаева
48091012

Когда-то бишкекский радиоведущий Влад Вейнгардт был на грани жизни и смерти. Сейчас та трагедия для него — лишний повод пошутить.

Вряд ли в Кыргызстане найдется человек, который никогда не слышал голос Влада Вейнгардта. В радиоэфире он всегда весел и бодр. В реальной жизни, впрочем, тоже. Он с юмором рассказал, как чуть не лишился жизни и какие опасности подстерегают граждан в ночном Бишкеке.

— Вы родились в одном из самых грязных городов мира — Майлуу-Суу. Это обстоятельство как-то отразилось на вашей жизни?

— Не надо представлять, что по улицам Майлуу-Суу разливаются мазутные реки и бегают дети-мутанты. Если честно, на мою жизнь экология почти никак не повлияла. Я узнал, что жил в очень загрязненном городе, только когда у меня родился сын.

Да, мы знали, что когда-то там добывали уран. Нам, мальчишкам, было интересно лазить по заброшенным шахтам. На полях, где закапывали радиоактивные отходы, мы гоняли в футбол. Хотя сейчас, общаясь с друзьями, я понимаю, насколько высок уровень онкологических заболеваний среди горожан.

— Расскажите о Майлуу-Суу. Насколько мне известно, он сильно отличается от других населенных пунктов Кыргызстана.

— В советские годы это был маленький, красивый, интеллигентный городок, который состоял на московском обеспечении. Туда приезжали звезды первой величины. Помню, как брат ошпарил кипятком ногу, но все равно поковылял в местный ДК, потому что в Майлуу-Суу приехала София Ротару…

Когда Советский Союз распался, мы не сразу почувствовали проблемы. Да, зарплаты не выплачивали месяцами, но не было никаких криминальных разборок и передела собственности — откуда ей там вообще взяться? Разительные перемены я увидел лишь в 2006 году, когда приехал в родительский дом из Бишкека и понял, в какую пропасть скатывается мой город.

Знаете, в окрестностях Майлуу-Суу была свалка, куда десятилетиями свозили отходы с электролампового завода. И вот в середине 2000-х кто-то вспомнил, что среди этих бракованных лампочек есть много никеля и вольфрама. На свалке стали работать около семи тысяч человек! Это было страшное зрелище: люди зарабатывали себе инвалидность, погибали под завалами стекла. Там были и дети…

Впрочем, кое-что хорошее сохранилось в Майлуу-Суу и по сей день. Наши школы, учителя — это настоящие бриллианты. Благодаря им все мои одноклассники нашли свое место в жизни. Именно в школе я полюбил литературу, музыку, творчество.

Радиоведущий, шоумен Влад Вейнгардт
© Sputnik / Табылды Кадырбеков
Радиоведущий Влад Вейнгардт: помню, как мне впервые заплатили: 500 сомов за ночь работы. Хозяйка заведения посоветовала не тратить эти деньги сразу, но я все спустил в тот же день на веселье. На сорокоградусное веселье.

— Как водится, после окончания школы вы отправились в столицу, верно?

— Да, здесь я поступил на филологический факультет вуза. Мог стать учителем русского языка и литературы, но не выбрал эту профессию. Думаю, из меня вряд ли получился бы хороший педагог.

Меня трудно было назвать примером для подражания. Я все меньше времени уделял учебе и все чаще пропадал на вечеринках. Когда у нас была производственная практика в школе, вышел к детям с пирсингом в ушах, черными ногтями и прической-ирокезом. Мне казалось, что это стильно… Нет, это было вызывающе.

— Вы стали вести вечеринки в ночных клубах?

— Да, сначала сам напрашивался в заведения в качестве ведущего. Денег не просил, мне просто нравилось ходить по клубу с микрофоном — ощущал себя крутым.

Помню, как мне впервые заплатили: 500 сомов за ночь работы. Хозяйка заведения посоветовала не тратить эти деньги сразу, но я все спустил в тот же день на веселье. На сорокоградусное веселье.

— Как изменилась ночная жизнь в Бишкеке за последние годы?

— Люди стали тратить больше денег. Раньше диджеи покупали себе алкоголь заранее, потому что в клубах он дорогой. Мы прятали бутылки под ближайшими деревьями, время от времени выходили на улицу и пили…

Кроме того, раньше были субкультуры: рокеры, рэперы, панки, готы. Теперь этого нет, одни и те же люди сегодня идут на рок-концерт, а завтра слушают симфонический оркестр.

— Иногда в Сети появляются видео из ночных клубов, где клиентам предлагают поучаствовать в конкурсе, раздевшись на потеху публике. И те соглашаются…

— Странно, что этот вопрос поднимается сейчас. Такое было и пять, и десять, и двадцать лет назад! Просто тогда еще не изобрели смартфоны, благодаря которым можно снимать компромат и выкладывать его в Интернет.

Сейчас я ни за что не буду проводить подобные мероприятия, у меня есть принципы. В настоящее время я очень далек от клубной жизни.

— А ведь такой образ жизни опасен. Как вы смогли отказаться от него?

— Это и вправду опасно: многие мои знакомые, что называется, плохо кончили. Не знаю, почему, но в какой-то момент я понял, что с бесконечными вечеринками пора "завязывать" и надо двигаться дальше.

Радиоведущий, шоумен Влад Вейнгардт
© Sputnik / Табылды Кадырбеков
Влад Вейнгардт: Многие мои знакомые, что называется, плохо кончили. Не знаю, почему, но в какой-то момент я понял, что с бесконечными вечеринками пора "завязывать" и надо двигаться дальше.

— Почему вы стали работать на радио?

— Во времена моего детства радиоведущие были небожителями. Один раз мы, майлуу-сууйские ребята, узнали, что в Джалал-Абад приезжают диджеи из Бишкека. Помчались на встречу… Толпа бесновалась так, будто перед нами должны были выступить The Rolling Stones. Мы провели весь вечер в ожидании столичных гостей, а потом стало ясно, что нас обманули.

В 2006 году я участвовал в мастер-классе на одной радиостанции, его вела Ирина Тен. На первом занятии я не произнес ни слова, и под конец она спросила: "Влад, может, ты уже скажешь нам что-нибудь?". Я смутился: "Ну-у… Все было хорошо, спасибо". Ирина заметила, что у меня хороший голос. Это была первая весточка, что я двигаюсь в правильном направлении. Со временем другие ребята "отсеялись", а я остался.

— Расскажите ту историю, когда вы были на грани жизни и смерти.

— Это произошло четыре года назад, 15 июня. Мы отмечали свадьбу друзей, арендовали для торжества дачу. Она находилась буквально на краю обрыва высотой 25 метров. Ближе к полуночи гости стали запускать в небо китайские фонарики. Один из них приземлился на сухотравье, и начался пожар. В темноте я принялся тушить огонь и сорвался с обрыва, переломав 26 костей. Очнулся в реанимации, шевелить мог только глазами. Моим родным сказали, что шансы на выживание — 50 на 50.

Восстанавливался я долго: встать не мог несколько месяцев, а сломанные ребра не позволяли даже нормально дышать. За неделю потерял 35 килограммов. Люди, которые не знали, что произошло, потом спрашивали: "Влад, как ты смог так похудеть?". Думаю, этот способ никому не понравится…

Вообще, я отношусь ко всему с юмором. Например, после той истории говорю, что песня "I believe I can fly" ("Я знаю, что могу летать". — Ред.) про меня. Многие считают, что над этим шутить нельзя, но я имею право смеяться над собой.

Долгие месяцы в больнице в какой-то степени пошли мне на пользу. Раньше я часто думал, что пора уходить с радио и становиться серьезным бизнесменом. А тогда понял, что надо заниматься только любимым делом, жизнь ведь так коротка.

Радиоведущий, шоумен Влад Вейнгардт
© Sputnik / Табылды Кадырбеков
Влад Вейнгардт: Долгие месяцы в больнице в какой-то степени пошли мне на пользу. Раньше я часто думал, что пора уходить с радио и становиться серьезным бизнесменом. А тогда понял, что надо заниматься только любимым делом, жизнь ведь так коротка.

— Вы сейчас не живете с матерью своего сына. Простите за вопрос, но что произошло?

— Я очень благодарен этой женщине, она замечательный человек. Подарила мне чудесного пацана, была со мной, когда я лежал в больнице. Мы просто не сошлись характерами, так бывает.

— Давайте поговорим о хорошем. Я точно знаю, что ведущие у нас зарабатывают за вечер от 300 долларов и больше. По местным меркам это много. Почему так?

— Я понимаю, что доходы артистов несоизмеримы с зарплатами учителей, врачей. Конечно, это несправедливо. Кажется, что человек просто дурачится на сцене с микрофоном, а ему за это платят. Но на самом деле труд ведущего не такой уж легкий — надо выкладываться на сто процентов. Впрочем, большинство коллег никогда не отказывают в проведении благотворительных мероприятий, мы легко соглашаемся поработать бесплатно.

— Вы ведь работали и на вечеринках очень богатых людей. Чем отличаются такие мероприятия?

— Да все так же, как и у других… разве что напитки дороже. Еще у богачей нет никакого благоговения перед звездами. Откуда ему взяться, если они с этими звездами чай пили?

— Многие молодые и талантливые кыргызстанцы уезжают из страны. Почему вы остались?

— Когда-то я тоже кричал, что надо переезжать. В итоге все уехали, а я остался. Мне больше не хочется жить в другом месте. Могу уверенно сказать, что это моя страна.

Обязательно почитайте про родной город Влада — Майлуу-Суу. Мы побывали там и тоже прогулялись по заброшенным урановым шахтам.

По теме

До свадьбы мужа не видела, а после родила от него 13 детей
Я чуть не ослепла, когда чистила рыбу в бишкекском кафе, — история продюсера
Невеста была в шоке, когда жених исчез со свадьбы, — бишкекский ведущий
Теги:
диджей, ведущий, ночной клуб, радио, интервью, работа, Влад Вейнгардт, Кыргызстан

Главные темы

Орбита Sputnik