02:45 13 июня 2021
Прямой эфир «Радио Sputnik»
  • USD84.5671
  • EUR102.8843
  • RUB1.1798
Общество
Получить короткую ссылку
Интересные истории кыргызстанцев за границей (62)
99920

Какие преступления чаще всего совершают мигранты, можно ли в России "развести" что-то за деньги и как спасли ребенка, выброшенного в мусоропровод, рассказала кыргызстанка, работающая переводчицей в прокуратуре Москвы.

Салтанат Митиева работает переводчицей в прокуратуре Центрального административного округа Москвы. Корреспондент Sputnik Кыргызстан побеседовала с соотечественницей и узнала, как порвавшиеся пакеты в корне изменили судьбу девушки из Кара-Суу.

— Расскажите о себе. Откуда вы и где прошло ваше детство?

— Я родилась в селе Жылкелди Ак-Ташского айыльного аймака Кара-Сууйского района Ошской области. Отец много лет был завучем по воспитательной работе и преподавал английский язык в кара-сууйской школе-интернате имени Кычана Джакыпова, а мама работала медсестрой.

Мы жили возле интерната, поэтому все мое детство было связано с ним. Каждые выходные за детьми приезжали родители, которых я ждала у ворот. Спрашивала, к кому они приехали, а потом бежала звать этого ученика.

Папа даже по ночам ходил в интернат, чтобы справиться о детях. Я капризничала, так как хотела всегда быть с ним, и тогда, водрузив меня на спину, он шел по комнатам и проверял сон учеников. Помню, как он бережно поправлял сползшие одеяла и по-отечески укрывал детей. Многие школьники были сиротами, и во время каникул, когда остальные ученики разъезжались по домам, отец приводил их к нам. Мы все лето проводили вместе, как родные. До сих пор многие люди, услышав мою фамилию, спрашивают об отце. Я горжусь им.

Филолог, эмигрировавшая в Россию Салтанат Митиева
© Фото / Салтанат Митиева
Переводчица в прокуратуре Центрального административного округа Москвы Салтанат Митиева

 — Какой вуз вы окончили?

— Я училась заочно на факультете кыргызской филологии в Ошском государственном университете и параллельно преподавала кыргызский язык в средней школе в Кара-Суу.

— Как вы оказались в России?

— В 2005 году, когда после очередной революции активизировались миграционные процессы, я, как и многие соотечественники, уехала в Москву. Долго не могла найти работу — каждое утро выходила на поиски, но все было тщетно.

Как-то зашла в один из маркетов, где требовалась уборщица, но оказалось, что там принимают только через клининговую компанию. Я вышла из магазина без настроения и увидела, как у одной женщины порвались пакеты и все содержимое вывалилось на землю. Забежав обратно, я купила пакет и принялась собирать яблоки, мандарины и другие фрукты. Потом помогла донести все до машины.

Я очень коммуникабельная, поэтому поинтересовалась у женщины, нет ли у нее работы: "Я могу полы мыть и другую работу выполнять". Она решила мне помочь и попросила мой номер телефона, но когда услышала, что у меня нет смартфона, велела прийти на следующий день по указанному адресу.

Я приехала за час до назначенного времени. Ровно в десять вышел охранник и отвел меня к начальнику. Это был прокурор — муж той женщины. Меня приняли уборщицей. Днем я работала в прокуратуре, а ночью посудомойщицей в ресторане. Было трудно, я спала всего 2-3 часа в сутки...

— Как же вы стали переводчицей?

— Начальник предложил мне поработать переводчицей во время процессов и следственных действий. Тогда переводчиков не хватало, а так как я в совершенстве владею русским, мне было легко начать работу. Хочу выразить благодарность своим учителям за то, что научили меня многому.

— В каком округе вы работаете?

— В прокуратуре Центрального административного округа Москвы, где восемь отделений. Полный рабочий день и зарплата — все как положено. В России переводчики нужны как воздух, и следователи даже из других округов, услышав, что в прокуратуре ЦАО есть переводчик, приглашают поработать.

— Сколько языков вы знаете и с какого чаще всего приходится переводить?

— Я свободно говорю на кыргызском, узбекском, казахском, неплохо знаю английский и турецкий. В основном перевожу беседы следователей с мигрантами из Кыргызстана и Узбекистана. Участвую как в гражданских, так и в уголовных делах — от следственных действий до разбирательств в суде. К сожалению, иногда суд возвращает дела на доследование, из-за этого подозреваемые находятся в СИЗО больше года.

— За время работы в прокуратуре вы, наверное, выучили все законы?

— Да, почти все, поэтому коллега недавно посоветовал получить юридическое образование. Думаю поступить на заочное обучение и потом проводить консультации по юридическим вопросам.

— На каких условиях можно устроиться переводчиком?

— В России все переводчики так или иначе относятся к фирмам или службам, но при оценке профессиональных качеств важно не место работы, а возможности человека. Если перевод будет некорректным или ошибочным, переводчик ответит по закону. То есть у него должно быть высокое чувство ответственности, ведь если он пропустит или опоздает на допрос либо заседание суда, из-за него их перенесут, а это может увеличить срок задержания подозреваемого или подсудимого.

Когда я перевожу, отбрасываю эмоции и стараюсь подать все максимально четко. Если неверно переведу, буду чувствовать себя виноватой перед подозреваемым. Также стараюсь не сокращать, а передавать все нюансы беседы. Например, подсудимый говорит: "Я сильно раскаиваюсь в содеянном и не буду больше совершать противоправных действий, извините меня". Если все перевести одним словом "раскаиваюсь", суд может посчитать это формальной отговоркой и не принять во внимание. То есть сокращенный перевод может повлиять на судьбу человека. Поэтому стараюсь переводить все максимально точно.

— Вы рассказываете в соцсетях о своей работе...

— Да, в последнее время наша молодежь все чаще совершает различные преступления и попадает за решетку. В соцсетях информация распространяется очень быстро, поэтому я решила чаще выкладывать сообщения и видеообращения, которые могут помочь людям.

— В работе с людьми, совершившими преступления, много негатива, тяжелых историй. Как вы с этим справляетесь? 

— Когда я только начала ходить по судам, при виде осужденных плакала навзрыд — переживала за их судьбу. Со временем привыкла и сейчас стараюсь не принимать все близко к сердцу.

— Однажды вы написали, что отвечаете на SMS и звонки даже посреди ночи. Это действительно так?

— Подозреваемые или осужденные в основном звонят или пишут после полуночи. Одни хотят просто поговорить, другие просят привезти необходимые в местах заключения вещи, так как в Москве у них нет родственников и знакомых.

Я стараюсь никого не обидеть равнодушием, иногда разговоры затягиваются до утра. Считаю, что их надо понять, будет неправильно не отвечать. Конечно, не всем можно помочь, но поддержать добрым словом нетрудно.

— Не секрет, что в России растет число мигрантов, которых задерживают с наркотиками. Что вы об этом думаете?

— Среди этих людей есть совсем молодые — девушки и парни 2000–2001 годов рождения. Чаще всего они делают закладки с наркотиками в разных местах, а потом фотографируют их и отсылают наркодилерам. Причем наркодельцы часто вовлекают молодежь в свой преступный бизнес обманным путем.

Если мигрант, работающий в службе такси или доставки, обнаружил в машине наркотики либо подозрительные вещи, надо сразу обратиться в полицию. В Москве очень много камер, и всегда можно найти того, кто их подкинул. Кстати, трогать эти предметы нежелательно — останутся отпечатки пальцев.

 — У вас были посты и о молодых женщинах с младенцами, которые оказались в трудном положении. Как они попадают за решетку?

— К сожалению, среди мигрантов есть девушки, которые попадают в тюрьму за попытку продать ребенка, есть и те, кто пытался убить или даже убил своих детей. Недавно одну девушку поймали при попытке продать младенца за 800 тысяч рублей, ее приговорили к 4,5 года лишения свободы. Еще две проходят по делу о продаже детей, а одна задержана за то, что бросила своего малыша на улице.

Одна кыргызстанка продала ребенка за 150 тысяч соотечественнице. Позже ее мать, приехав в Москву, узнала о сделке, встретилась с женщиной, купившей внука, и в ответ услышала, что ребенка они не получат, так как девушка рожала по ее паспорту. Тогда женщина и дочь написали в полицию заявление, что ребенка украли, и уже почти полтора года все они находятся под следствием.

У одной молодой пары родился сын, и когда ему исполнилось 1,5 месяца, они решили уехать на родину. В разговоре с односельчанином пожаловались на трудности с выездом. Тот в свою очередь, распивая спиртное со знакомым гражданином России, рассказал, что "есть семья, которая хочет продать ребенка", и оставил ему номер телефона. Россиянин сообщил об этом в полицию. Была проведена операция под прикрытием — полицейские выступили покупателями. Супругов, а потом и их односельчанина задержали, уже четыре месяца они находятся под следствием.

Одна история меня очень удивила. Как-то ночью позвонили коллеги и попросили быстро приехать. Оказалось, что мигрантка из Узбекистана завернула младенца в пакет и выбросила в мусоропровод. Пакет обнаружил дворник. Что удивительно: хотя ребенок упал с четвертого этажа, он остался жив.

— Какие еще правонарушения совершают мигранты?

— Многие преступления совершаются по незнанию. Например, люди находят на улице банковские карты. Дело в том, что по карте можно совершать покупки на сумму до 1 000 рублей без введения ПИН-кода. Если потерявший карту напишет заявление в банк, можно будет определить, когда, где и кто ее использовал, а потом найти этого человека по камерам. Конечно, за такие противоправные действия полагается наказание. Кроме того, наших соотечественников задерживают за кражи, грабежи...

— Законодательства России и Кыргызстана сильно отличаются?

 — В России закон очень силен, тут не "разведешь". При этом Россия бесплатно отправляет мигрантов на родину для отбывания наказания. Им невыгодно держать в своих тюрьмах иностранцев.

Сейчас я состою в группе в соцсети, где идет речь о людях, задержанных с наркотиками. Так я узнала, что наши госорганы, чтобы перевести кыргызстанца из России, запрашивают 5 тысяч долларов. То есть можно сказать, что законы в КР практически не работают, — это неподъемные деньги для мигрантов. Если бы на родине были работа и достаток и наши граждане располагали бы такими деньгами, разве они уехали бы на заработки?

Если говорить об отношении, то сразу вспоминаю случай, когда я обращалась в нашу прокуратуру. Прокурор высокомерно отказал в моей просьбе и отправил меня в секретариат. В России же прокуроры принимают людей независимо от их положения и стараются быстро решать все вопросы.

— Сколько еще вы планируете работать переводчицей?

— Если Бог даст здоровья, буду работать, пока есть силы. В Кыргызстане нет большого спроса на таких переводчиков, как я, но хочется вернуться на родину и работать в школе. Я сильно соскучилась по старым временам.

Темы:
Интересные истории кыргызстанцев за границей (62)

По теме

Вы думаете, курьеры в Москве копейки получают? История успеха кыргызстанца
Пришлось уехать в Афганистан, чтобы заработать на учебу — история бишкекчанки
Теги:
мигранты, следствие, Кыргызстан, Москва, переводчик

Главные темы

Орбита Sputnik