Cпас человека с помощью
струн от комуза
подлинная история великого хирурга
Cпас человека
с помощью
струн от комуза
подлинная история великого хирурга
Сын пастуха сидел на берегу Иссык-Куля. Он пытался отделаться от страшной картины, невольным свидетелем которой только что оказался. На глазах у ребенка в муках умирала роженица, и никто не мог ей помочь — беркутчи лишь попытался изгнать из женщины "злой дух" ударом плетки. Тогда мальчик еще не подозревал, какая важная миссия ему уготована и насколько пророческим окажется его имя — Иса.
Настолько сильной будет его тяга к знаниям, что бедность не станет преградой. Настолько сильной будет его любовь к людям, что они доверят ему свои сердца, а когда узнают о его гибели, то тысячами выйдут на улицы, чтобы проводить доктора в последний путь…

Но вернемся на берег Иссык-Куля, чтобы узнать подлинную историю Исы Ахунбаева с самого начала.
1908 год. В родном селе Ахунбаева — Тору-Айгыре не найти врача: людям не остается ничего, кроме как надеяться на знахарей.
"В 1908 году в Пишпекском и Пржевальском уездах работали всего 4 врача, а в 1913-м в Пишпеке, городе с населением 14 тысяч человек, имелись лишь одна больница на 38 коек и пять врачей. К 1916-му число врачей, фельдшеров, акушерок и фармацевтов возросло до 28, но, разумеется, основная масса населения не могла рассчитывать на медицинскую помощь".
Отрывок из книги "Хирург Ахунбаев"
Маленький Иса видел, как тяжко приходится тем, кому не повезло заболеть в таких условиях. Возможно, уже тогда он решил, что хочет помогать людям, но на долю народа выпали испытания: начались события 1916 года.
"Торуайгырцы уходили через Рыбачье и Тонский перевал. Свирепствовал холод, закончились продукты, начался падеж скота. Подох и мой бурый торпок (бычок), на котором я бежал. Я остался пешим. А самое главное, что мне врезалось в память: закончилась у всех соль. Наверное, самое трудное в жизни — остаться без соли".
Из воспоминаний Исы Ахунбаева, описанных в книге "Хирург Ахунбаев"
Иса Ахунбаев с друзьями в Ташкенте
Восьмилетний Иса попал к богачу, у которого работал подпаском. Когда торуайгырцы решили вернуться на родную землю, он не захотел отдавать мальчика, поэтому отец увез сына украдкой.

Обучаться грамоте будущий хирург начал только в 14 лет. В воспоминаниях Ахунбаев признавался, что заиметь карандаш, две тетради и кусок мела было для него высшим счастьем. Среди ребят он был самым большим, поэтому все называли подростка дядей Исой.

Чтобы выучить русский язык, юноша каждый день преодолевал 22 километра от Тору-Айгыра до Рыбачьего. Это все равно что жить в Канте и ежедневно добираться до бишкекской школы, чаще всего пешком.
1925 год. Ахунбаеву 17 лет. Юноша закидывает на плечо переметную суму и пешком отправляется во Фрунзе, а оттуда в Ташкент. Сначала он отучится в Ташкентском медицинском техникуме, затем пополнит ряды первокурсников лечебного факультета Среднеазиатского университета, где окончательно влюбится в хирургию и познакомится с будущей женой — Бибихан Исмаиловой.
"Как-то мама спросила у отца: "Что ты будешь делать, когда меня не станет?". Он ответил: "Не волнуйся, мы умрем с тобой в один день". Папа будто все предвидел… Они погибли вместе, в одну минуту", — рассказывает их дочь Нелли Исаевна.

Она до сих пор задается вопросом: как мама все успевала? Бибихан Исмаиловна не только воспитывала пятерых детей и заботилась о домашнем очаге — многие знали ее как блестящего специалиста.
Иса Коноевич с женой Бибихан Исмаиловной и старшим сыном Мустафой, 1937 год
Иса Коноевич любил слушать, как супруга поет: она настолько умело владела голосом, что в студенческие годы даже думала бросить медуниверситет и выучиться на артистку! Тяга к творческим профессиям ярко проявится в династии Ахунбаевых…
…С молодого хирурга градом льет пот, но он этого не замечает. Еще бы, это его первая самостоятельная операция! Предполагаемый диагноз оказался верен: у пациентки аппендицит, с которым начинающий врач уверенно справился, хотя и волновался.

Каждые полчаса Ахунбаев находил предлог, чтобы заглянуть в палату к пациентке. Впрочем, с годами его сердце не собиралось черстветь: даже спустя тридцать лет у хирурга "не выработалось привычки к страданиям человеческим".
"Не могу привыкнуть к ним по сей день. Прихожу домой с работы после вполне благополучных операций и вспоминаю, не просмотрел ли чего. Позвоню-ка в больницу… Так-то лучше. Спать спокойнее".
Из воспоминаний Исы Ахунбаева, описанных в книге "Хирург Ахунбаев"
Уже будучи именитым доктором, Иса Коноевич по-прежнему уделял особое внимание обходу пациентов и заботился о молодых врачах, вспоминает доктор медицинских наук, профессор, ученик Ахунбаева Шамиль Чынгышпаев.
Шамиль Чынгышпаев
доктор медицинских наук, профессор, ученик Ахунбаева
"Больные свято верили, что после встречи с Ахунбаевым обязательно наступит выздоровление. Я видел в их глазах любовь и надежду. Для каждого пациента он находил нужное слово. Лечащий врач, докладывая о больных, помнил наизусть практически всю историю болезни, поскольку было неэтично заглядывать в документы, отвечая на вопрос Исы Коноевича", — говорит он.

Самые сложные операции Ахунбаев начинал выполнять сам, затем их осваивали его ближайшие помощники. Вопреки негласным правилам хирургии, своих родных он оперировал самостоятельно.

"Худшим из человеческих пороков Иса Коноевич считал обман. И я не помню, чтобы кто-то из нас пытался солгать учителю. Его умный взгляд пронизывал насквозь, так что если кто-то был в чем-то виноват, то скрыть это от его зорких глаз уже не мог", — вспоминает Чынгышпаев.

Самого Ахунбаева также отличала предельная честность. По словам родных, он не боялся критиковать крупных чиновников, за что его, конечно, не очень жаловали власть имущие.
Когда началась война, Ахунбаев не раз подавал рапорт с просьбой отправить его на фронт, но каждый раз получал отказ. Талантливый доктор нужен был в тылу, ведь в те годы республика принимала и ставила на ноги очень много раненых. Дети почти не видели отца: если он и приходил домой, то далеко за полночь. Однажды позднее возвращение обернулось для Ахунбаева приключением…
— Стой! — крикнули ему трое незнакомцев, будто поджидавших мужчину на аллее.
Иса Коноевич поравнялся с ними.
— Деньги, часы есть?
— Нет.
Сзади подошел еще кто-то. Хирурга захлестнуло гневом: "Война, люди гибнут на фронте, а эти… Что же они за люди?"
— Снимай пальто.
— Мне не жалко отдать последнее, что имею, если это нужно вам для того, чтобы кормить своих детей. Но почему же вы, здоровые люди, не на фронте?
Свет фонарика ударил доктору в глаза. Один из разбойников произнес:
— Стоп, ребята! Это же Ахунбаев, я узнал его по голосу. Он мне жизнь спас, помните тот случай?
Он осветил свое лицо и спросил:
— Узнаете, Иса Коноевич?
Ахунбаев припомнил, что год или полтора назад к нему поступил тяжелораненый. Сказали, бандит…
— Идемте, проводим доктора. Не дай бог, кто другой встретит.
Из воспоминаний старшего сына Ахунбаева Мустафы Исаевича, описанных в "Литературном Кыргызстане" № 6, 1979 год
В те времена в республике было много людей с видимыми припухлостями на шее: они страдали от зоба — увеличения щитовидной железы. Действующей лекарственной терапии не было, а операции нередко приводили к опасным для жизни последствиям. Эта проблема всерьез волновала Ахунбаева. Он решил разобраться, в чем причина высокой заболеваемости, и составил план действий.

За десять лет небольшая команда врачей во главе с Исой Коноевичем осмотрела свыше 171,6 тысячи жителей республики. Каждый третий имел в той или иной мере увеличенную щитовидку. Итоги исследования позволили медикам выявить главную причину возникновения болезни — нехватку йода. В 1952 году в Киргизии началась йодная профилактика, благодаря которой заболеваемость упала до 5-6 процентов!

Другая беда, на которую Ахунбаев обратил внимание, — эхинококкоз. Эта зараза распространяется довольно жутким образом. Червь (гельминт) попадает из кишечника носителя на поля, пастбища и огороды, потом с пищей заражает травоядных животных, от которых паразиты и передаются людям. В организме человека личинки из кишечника всасываются в кровь и могут попасть в любые органы — от мозга до печени. Развиваясь, они образуют пузырчатые структуры.

Иса Коноевич посвятил эхинококкозу немало исследований и добился больших результатов. Его дело продолжили ученики. Много времени Ахунбаев посвятил изучению шоков и противошоковой терапии, а также аппендицита у детей — результаты его трудов стали достоянием мировой медицины.

В общей сложности Ахунбаев опубликовал более 300 научных работ, в том числе 8 монографий и 3 словаря.

В 1952 году молодой ученый возглавил кыргызский филиал Академии наук СССР, а спустя два года стал первым президентом Академии наук Киргизской ССР. Ко всему прочему Иса Коноевич успевал исправно исполнять депутатские обязанности, а также представлять союз и республику за рубежом на международных площадках — от Дели до Вены.
Тем временем в Москве и Ленинграде продолжает стремительно развиваться хирургия сердца. Вдохновленный успехами коллег, Ахунбаев загорается желанием перенять этот опыт, чтобы проводить подобные операции на родине. Вот только, кажется, в его идею мало кто верит: тогда никто и представить не мог, что близится день рождения кыргызской кардиохирургии.

Как говорил сам Ахунбаев, первым и единственным человеком, поддержавшим его инициативу, стал академик, советский ученый-хирург Александр Бакулев.
"Он вселил в меня уверенность. Но для того, чтобы убедить фрунзенских коллег и руководителей в том, что назрела необходимость специализированной кардиохирургической помощи, потребовалось два года".
Из воспоминаний Исы Ахунбаева, описанных в книге "Хирург Ахунбаев"
Иса Коноевич вместе с учениками вылетел в Москву. На родину он вернулся уже с опытом проведения операций на сердце, но больных к нему не направляли…

Однажды к Ахунбаеву обратился больной Шаршенбек Мырзабеков. Он рассказал, что видел во сне врача, который оперирует его и спасает жизнь, избавляя от ревматического порока сердца. Так оно и получилось: о молодом человеке и его чудесном спасении вскоре раструбят все газеты, а 19 мая 1959 года станет датой рождения кардиохирургии в республике.

Дальше — больше: в следующие 15 лет под руководством и при личном участии Ахунбаева был проведен десяток операций на сердце, которые никогда прежде в стране не практиковали.
Мало кто знает, но одну из многочисленных операций Ахунбаев провел в экстремальных условиях — он спас человека прямо в юрте! Этот эпизод подробно описан в книге "Хирург Ахунбаев".

…Живописное пастбище Кок-Ойрок. Иса Коноевич с женой приехал сюда, чтобы навестить одного из родственников — чабана Кадыркула. Вот только вместо крепкого джигита его ждал ослабший и изможденный болезнью мужчина. Осмотрев больного, хирург сделал вывод: "Аппендицит. До Рыбачьего не довезем". Выбора у Ахунбаева не было.

Хирург попросил вскипятить воду из родника и привезти ему как можно больше струн от комуза. У его жены были с собой вата, бинты и немного спирта. Чабаны не сразу поняли, зачем врачу струны, но послушно выполнили просьбу.

Имея под рукой перочинный нож, пинцет и струны от комуза, опытный хирург приступил к делу... На 21-й день после операции Кадыркул вновь вскочил на коня. Еще долго люди, не верившие в чудо, приезжали посмотреть на спасенного чабана.
Ахунбаевы не только регулярно навещали родных, но и сами часто принимали гостей. Каждую субботу Иса Коноевич шел на базар, покупал мясо и звал на обед всех членов своей большой семьи — у супругов было пятеро детей.
Старший сын Мустафа Исаевич — народный артист, заслуженный деятель искусств КР — долгое время работал главным режиссером Кыргызского национального академического театра оперы и балета им. А. Малдыбаева, был профессором консерватории. Мустафы Исаевича не стало в 2017 году, ему было 82 года.

Нелли Исаевна — доктор медицинских наук, профессор кафедры госпитальной хирургии медицинского факультета КРСУ, заслуженный врач КР, первый лауреат премии Исы Ахунбаева. Сейчас ей 83 года.
Дочь Исы Коноевича, доктор медицинских наук, профессор Нелли Исаевна Ахунбаева
Чинара Исаевна также пошла по стопам отца и стала врачом, готовилась к защите докторской диссертации. Она погибла в аварии с родителями и мужем.

Анара Исаевна по образованию филолог, преподает русский язык и литературу в одном из университетов Кыргызстана.

Медер Исаевич работал врачом, был доктором медицинских наук. Как и отец, он стал талантливым кардиохирургом. Младшего сына Ахунбаева не стало в 1999 году.
Не только дети, но и внуки Исы Коноевича решили посвятить жизнь медицине. Если собрать всех родственников-медиков, хватит на целый госпиталь.

Нелли Исаевна признается, что быть дочерью личности такого масштаба нелегко. К слову, знаменитый отец никогда не делал ей поблажек.

"Папа меньше всех давал мне оперировать, но я ведь настырная, во мне тоже есть ахунбаевское! Я благодарна ему за все, в том числе за строгость. После его смерти это помогло мне бороться за свое место. Будь я избалованной, вряд ли у меня что-нибудь получилось бы", — подчеркивает Нелли Исаевна.
…31 декабря 1974 года. Большая и дружная семья Ахунбаевых встречает Новый год. Родные вспоминают, что в тот вечер Иса Коноевич был весел, добр и ласков. Перед праздником он разослал всем друзьям и знакомым теплые поздравления.

Через три дня хирург вышел на работу и по обыкновению сделал запись в дневнике преподавателя.
9:00-9:30 — провел пятиминутку.
9:45-11:20 — обход отделений в клинике.
11:30-11:40 — консультация амбулаторного больного К-ва, 39 лет […]
12:00-13:00 — осмотр строительства нового здания клиники.
13:00-14:50 — лекция студентам III курса лечфака на тему "Раны".
15:00 — ушел домой.

Из дневника Исы Ахунбаева
Эта запись стала последней. 5 января 1975 года Иса Коноевич погиб в автокатастрофе с супругой, дочерью и зятем.
…В ночь трагедии Шамиль Чынгышпаев возвращался на ночном экспрессе во Фрунзе. Стоял холодный, снежный январь, на дороге гололед.

"Около 4 утра мы проезжали 34-й километр, недалеко от станции "Красная речка". Автобус остановился. Мы вышли, и я увидел на обочине белую "Волгу", а на противоположной стороне пассажирский автобус после столкновения. Стояли сотрудники милиции, пострадавших увезли в больницу Токмака", — вспоминает ученик Ахунбаева.
Иса Коноевич с женой Бибихан Исмаиловной
Утром Шамиль Мукашевич пришел в клинику. Вместе с Сейтханом Джошибаевым — ныне известным казахстанским кардиохирургом — он должен был ассистировать Исе Коноевичу во время операции на сердце.

"Вскоре я узнал о трагедии. Мы выехали в Токмак и привезли тела Исы Коноевича и членов его семьи во Фрунзе. Почему так случилось? Почему произошла страшная авария? Все задавались одним и тем же вопросом. В тот день клиника осиротела... И убеленные сединами сотрудники, и молодые врачи, и санитарки плакали, не скрывая слез", — рассказывает Шамиль Мукашевич.
Чтобы попрощаться с хирургом, на столичные улицы вышла многотысячная толпа — для жителей страны Ахунбаев при жизни стал легендой. Таких похорон город еще не видел, вспоминает Нелли Исаевна.

"Мы шли по улице мимо Завода физприборов. Все рабочие вышли к дороге. Говорили: "Мы отработаем воскресенье, но проводим великого хирурга в последний путь", — рассказывает она.

Нелли Исаевна признается: с момента трагедии прошло 46 лет, а боль не утихает… Но дело Исы Коноевича живет, как и память о нем. Парни и девушки, которые когда-то с замиранием сердца следили за работой хирурга, сами стали опытными врачами, обучившими новое поколение докторов.
Жители Тору-Айгыра выступают за то, чтобы Ахунбаеву посмертно присвоили высшую степень отличия в стране — Героя Кыргызской Республики. Сельчане надеются, что новая власть по достоинству отметит вклад их выдающегося земляка. В конце концов, спустя десятки лет мы также будем гордиться простым иссык-кульским парнем, ставшим великим хирургом.
Автор
Карина Разетдинова

Фото
Табылды Кадырбеков
Центральный государственный архив кинофонофотодокументов
личный архив семьи Ахунбаевых

Дизайнер

Даниил Сулайманов

Руководитель

Эрнис Алымбаев

Редакция международного информационного агентства и радио Sputnik Кыргызстан выражает благодарность за содействие в подготовке материала семье Ахунбаевых.

В тексте использованы материалы из книги "Хирург Ахунбаев", авторами которой являются Медер Исаевич Ахунбаев, Нелли Исаевна Ахунбаева и Михаил Григорьевич Фингер.