22:50 02 апреля 2020
Прямой эфир «Радио Sputnik»
  • USD84.8988
  • EUR92.7010
  • RUB1.0895
Общество
Получить короткую ссылку
76920

Как афганский мальчик стал сыном полка, почему моджахеды вырезали целые семьи и какие самые сильные слова услышал кыргызстанец в Афганистане, рассказал ветеран.

41 год назад в Афганистан вошли первые части советской 40-й армии. Но еще до ввода в эту страну советских войск там началась гражданская война. 10 января 1980 года в охваченную огнем гражданской войны провинцию Бадахшан на севере-востоке Афганистана вошел 860-й отдельный мотострелковый Краснознаменный Псковский полк. До этого он единственный из 40-й армии совершил уникальный, в полторы тысячи километров, марш-бросок через Памир. Полк стал одним из лучших среди советских воинских частей, воевавших в Афганистане 3 тысячи 340 дней.

Колумнист Алмаз Батилов побеседовал со старшим сержантом 860-го полка Майрамбеком Бектемировым и выяснил интересные подробности той войны.

Старший сержант 860-полка Майрамбек Бектемиров на радиостудии Sputnik Кыргызстан
© Sputnik / Табылды Кадырбеков
Старший сержант 860-полка Майрамбек Бектемиров

— Как вы попали в Афганистан?

— В 1980 году весной я окончил Фрунзенский строительный техникум и стал работать в селе Баетово Ак-Талинского района. В том же году поздней осенью был призван в армию. Первые полгода проходил специальную подготовку в школе младшего командного состава в Ашхабаде. Там нас обучали офицеры, уже повоевавшие в Афганистане.

В мае 1981 года был определен в первый батальон 860-го отдельного мотострелкового Псковского полка, дислоцированный в центре Бахаракской долины и уезда в одноименном селе. Через эту долину проходит единственная дорога, соединяющая северо-восток и центральные районы Афганистана, а далее она уходит в сторону Пакистана. Наш батальон контролировал эту местность и поэтому стал называться Бахаракским. Там я прослужил полтора года.

Старший сержант 860-полка Майрамбек Бектемиров (слева) в Афганистане
© Фото / из личного архива Майрамбека Бектемирова
Шарапидин Байтиков (слева) с Эсеном Айталиевым. Центральный рынок села Бахарак. Лето 1982 года, Северный Афганистан

— Как началась служба?

— В Бахарак мы добирались на вертолете, и когда мы вышли, меня вдруг встретил одноклассник Мелис Абакиров. От радости он нес меня на себе до расположения роты. До этого я с ним переписывался, но не думал, что будем служить вместе. Мы были рядом ровно месяц, Мелис меня многому научил. Потом у него завершился срок службы, и он уехал в Кыргызстан.

Кстати, на том же вертолете должны были улететь в СССР отслужившие солдаты срочной службы, среди которых был и наш земляк, бывший заместитель командира взвода, старший сержант Ишен Рыскелдиев. Он при всей роте торжественно вручил мне свой автомат и улетел, а я был назначен на его должность. А после того, как я окончил службу, в Афганистане воевал еще один мой одноклассник прапорщик Чолпонбек Беккелдиев. Он воевал в 149-м гвардейском мотострелковом полку, и был ранен в бою с моджахедами.

Старший сержант 860-полка Майрамбек Бектемиров в Афганистане
© Фото / из личного архива Майрамбека Бектемирова
Старший сержант Майрамбек Бектемиров в расположении советских войск в селе Бахарак. Зима 1982 года. Северный Афганистан

— Какими противниками были моджахеды?

— Афганские моджахеды были бесстрашными опасными воинами, отличались особым коварством. На мой взгляд, афганцы стали такими за столетия войн в их стране — как междоусобиц, так и захватнических. А ислам привил им особое отношение к смерти.

Воюя против моджахедов, мы учились искусству войны и нередко брали их в плен. Пленных отправляли в местное управление государственной службы безопасности Афганистана (ХАД).

Особенно запомнилось, как к нам дважды в плен попал пулеметчик. Это был подтянутый, высоченного роста парень примерно моего возраста. Когда он опять попал в плен, я его сразу узнал и заподозрил неладное. Возможно, он освободился, дав взятку сотрудникам ХАДа, или совершил побег из тюрьмы. Тогда я спросил его на языке дари: "Друг, как твое здоровье?" Он тоже не стал скрывать, что узнал меня, улыбнулся и кивнул. После этого мы опять передали его офицерам ХАДа, а они отправили на вертолете в Файзабад.

Я мечтаю, чтобы в скором времени в многострадальном Афганистане наступил долгожданный мир. Если это произойдет, обязательно съезжу в Бахарак и пройдусь по местам, где прошла моя боевая молодость. А если тот моджахед будет жив, встречусь с ним за дасторконом, а не на поле боя.

— Что вас удивило в Афганистане?

— В сержантской школе офицеры говорили, что в этой стране живут, как в XIV веке, и действительно, мы будто попали в средневековье. Большинство жителей существовали в беспросветной нужде, а дехкане пахали землю плугом на волах. Нам, советским парням, дико было видеть, что местные женщины носят паранджу.

— У вас был сын полка. Расскажите эту историю.

— К сожалению, во время конфликтов часто родственники оказываются по разные стороны баррикад. В Афганистане мы стали свидетелями братоубийственной войны.

Активисты, поддерживавшие официальный Кабул, тайком приходили к нашему командованию и сообщали о тех, кто помогает моджахедам. На основе их сведений нас направляли в кишлаки для проверки, и мы с боями вытесняли повстанцев или брали их в плен. В ответ моджахеды мстили и жестоко расправлялись с дехканами — сторонниками новой власти и вырезали целые семьи. Один из таких активистов был убит вместе с женой, но их сын чудом остался жив.

Как вспоминает мой однополчанин Андрей Пономарев, служивший во взводе связи, этого подростка нашла одна из рот нашего батальона во время операции в одном из кишлаков Бахаракской долины. Его звали Нематулла. После того как ребенка привезли в нашу часть, наш земляк прапорщик Эсен Айталиев предложил командиру батальона оставить его сыном полка. Он был веселым, общительным и обаятельным. Руководство поддержало, и наши мастера даже специально для него сшили новую форму, но пробыл он с нами шесть месяцев.

Старший сержант 860-полка Майрамбек Бектемиров с сыном полка Нематуллой. 1982г.весна.уезд Бахарак
© Фото / из личного архива Майрамбека Бектемирова
Старший сержант 860-го полка Майрамбек Бектемиров вместе с "сыном полка" Нематуллой.

Позже Эсен байке очень хотел усыновить Нематуллу. Еще до службы в Афганистане он женился, но детей у него не было. Он обращался во все инстанции Афганистана и СССР, но, к сожалению, афганские власти отклонили его просьбу об усыновлении. Поэтому руководство батальона, чтобы не нарушать законы Афганистана, было вынуждено передать Нематуллу председателю местной администрации, а он в свою очередь отправил его в Файзабад.

Эсен байке был очень огорчен таким решением и выглядел крайне подавленным. После возвращения из Афганистана у Айталиева родились два сына и дочь. Как он сам говорил, "сбылось благословение Нематуллы".

Увы, проследить дальнейшую судьбу мальчика нам не удалось. Я очень надеюсь, что он выжил в горниле войны. Ему сейчас около 50 должно быть...

— Вы говорили о кыргызстанцах в батальоне.

— Да, из Кыргызстана было более десяти человек — офицеры, прапорщики и солдаты. Среди них старший лейтенант Таалайбек Садыров и прапорщик Эсен Айталиев.

Однажды в Бахарак из Файзабада прилетел на вертолете наш земляк — начальник особого отдела полка капитан Жумалы Кубатов. Закончив дела, он собрал кыргызстанцев и побеседовал с нами. Познакомился с каждым, расспросил о службе и сказал, что мы с честью должны выполнить воинский долг перед Родиной. При этом добавил, чтобы мы зря не рисковали жизнями. "Самое главное, чтобы вы вернулись домой живыми, здоровыми, так как еще должны принести пользу своей Отчизне", — сказал он. Это были сильные слова сильного офицера.

Встреча с информатором моджахедов Начальник особого отдела капитан 860 полка Д.Кубатов крайний слева.Северный Афганистан.1980г
© Фото / из архива семьи Кубатовых
Начальник особого отдела полка, капитан Жумалы Кубатов (первый слева) во время встречи со шпионом предоставляющим информацию моджахедам. Северный Афганистан, 1980 год.

Старший лейтенант Садыров, улетая в СССР, сказал мне: "Майрамбек, не подставляй голову попусту под пули. Ты обязан вернуться в полном здравии в Кыргызстан", потом крепко обнял меня и сел в вертолет. До сих пор не могу забыть наставления этих двух офицеров. К сожалению, несколько лет назад Кубатов умер от тяжелой болезни. А с Таалайбеком байке я до сих постоянно встречаюсь.

По теме

Жээнбеков обратился к воинам-"афганцам"
В Бишкеке воины-"афганцы" почтили память павших товарищей
Как кыргызстанец служил в ВДВ — беседа с выжившим в Афганистане
Теги:
солдат, война, Афганистан

Главные темы

Орбита Sputnik