17:54 04 июля 2020
Прямой эфир «Радио Sputnik»
  • USD77.1102
  • EUR86.6140
  • RUB1.0938
Общество
Получить короткую ссылку
145410

В начале этого года Жылдыз Асаналиева уехала на заработки в Москву. Женщине были необходимы 10 тысяч евро на операцию больному сыну. Но собрать нужную сумму она не успела.

Пятилетний Болот за два года пережил 15 операций. Если их не делать, ребенок просто задохнется: в горле мальчика каждые несколько месяцев вырастает доброкачественная опухоль.

Жылдыз Асаналиева и ее сын Болот Ырысов
© Фото / предоставлено Жылдыз Асаналиевой
Жылдыз Асаналиева и ее сын Болот Ырысов

— Жылдыз, расскажите о себе.

— Я живу на Иссык-Куле, работаю в айыл окмоту. Три года назад мы с мужем захотели построить на побережье гостевой дом. Разумеется, денег для бизнеса не было, оба ведь бюджетники (супруг тогда работал в Соцфонде). Решили взять кредит. Были уверены, что дело пойдет в гору и вскоре после открытия коттеджа сможем расплатиться с банком и даже заработать.

Главную ошибку заразившихся COVID кыргызстанцев назвал эпидемиолог — интервью

Когда построили дом, у мужа начались проблемы с партнерами, которые должны были помочь в вопросах организации бизнеса. Его обманули, деньги забрали, да так, что даже в милицию за помощью не обратиться...

С тех пор все пошло из рук вон плохо, младший сын Болот начал задыхаться, просыпаться по ночам. Ему тогда было всего три годика. Лечение в местной больнице не принесло результатов, и нас отправили к бишкекским врачам.

Посмотреть эту публикацию в Instagram

Публикация от Асаналиева Жылдыз (@as.jyldyz77)

— Что они сказали?

— Обследование показало, что у Болота доброкачественное новообразование в горле. Доктора сообщили, что необходима операция, иначе он может задохнуться ночью. Все сделали быстро, и вскоре мы уехали домой.

Несколько недель сын приходил в себя после хирургического вмешательства. Казалось, что все осталось позади и мы победили болезнь. Только это было началом долгой борьбы... Через несколько месяцев Болот начал задыхаться снова. Очередное обследование показало, что опухоль выросла на прежнем месте.

Теперь мы живем, как в аду. Каждые три-четыре месяца ребенку требуется очередная операция.

Жылдыз Асаналиева и ее сын Болот Ырысов
© Фото / предоставлено Жылдыз Асаналиевой
Жылдыз Асаналиева и ее сын Болот Ырысов

— Из-за чего образуется опухоль?

— Специалисты объяснили, что так в организме проявляется вирус папилломы человека. Болезнь передалась сыну от меня. У трех других детей ВПЧ тоже есть, но он никак себя не проявлял.

Когда я узнала, что беременна Болотом, мне было 39 лет. Родить естественным путем не смогла — сделали кесарево сечение. А в три года у сына начались эти проблемы... После 15 операций доктора решили провести трахеостомию (хирургическое вмешательство по созданию искусственного отверстия в трахее. — Ред.). Болоту установили специальный дыхательный клапан. Мы купили аппарат, который убирает скапливающуюся вокруг клапана мокроту, это необходимо делать каждые три часа.

Врачи не дают никаких гарантий. Ясно одно — опухоль снова вырастет, и я боюсь представить, через какой еще ужас придется пройти моему сыну.

Жылдыз Асаналиева и ее сын Болот Ырысов
© Фото / предоставлено Жылдыз Асаналиевой
Жылдыз Асаналиева и ее сын Болот Ырысов

— Операции надо будет делать каждые 3-5 месяцев всю жизнь?

— Врачи выписывали дорогие антивирусные препараты, но они дали лишь временный эффект. По одной из версий, опухоль может перестать появляться в подростковом возрасте. Только ждать так долго и делать по несколько операций в год мы не можем. Я не хочу столько лет мучить своего ребенка.

Здесь дети взрослеют быстрее — репортаж из онкологической больницы в Бишкеке

Есть другой вариант — операция, которую проводят в России и Германии. Методы, которые используют их специалисты, отличаются от наших.

— Сколько она стоит?

— Расценки везде разные: в России — до 10 тысяч евро, в Германии — от 15 тысяч. Весной, еще до карантина, в Москву прилетал хирург из Италии, который проводил операции по удалению аналогичных доброкачественных опухолей. Пока в практике этого врача не было прецедентов, чтобы образования появлялись вновь.

Жылдыз Асаналиева и ее сын Болот Ырысов
© Фото / предоставлено Жылдыз Асаналиевой
Жылдыз Асаналиева и ее сын Болот Ырысов

Мы очень рассчитывали на операцию у него, но так как не было денег, не смогли попасть на прием. Операция стоила 10 тысяч евро. Понимаю, что многим эта сумма может показаться небольшой, однако мы продали почти все, что имели, а денег не хватило.

В начале этого года я уехала на заработки в Москву, устроилась кассиром в супермаркет. Кредит на лечение мы взять не можем, так как еще не погашен прежний заем. Ситуация патовая: супруг не работает по состоянию здоровья, сын болен...

По теме

Британка через 10 лет узнала, что спасла бишкекчанина от смертельной болезни
Теги:
операция, болезнь, Кыргызстан

Главные темы

Орбита Sputnik