11:21 25 июня 2019
Прямой эфир «Радио Sputnik»
  • USD69.4884
  • EUR79.1230
  • RUB1.1046
Мужчина и женщина сидят на диване. Архивное фото

Призналась мужу и детям в измене — откровения матери, нуждавшейся в деньгах

© AFP 2019 / Geoffroy VAN DER HASSELT
Колумнисты
Получить короткую ссылку
Мариам Сараджишвили
931122

Этот рассказ основан на реальных событиях. Женщина изменила мужу и детям, считая, что сделала это ради них.

Многие женщины Грузии вынуждены выезжать за границу на работу и таким образом содержать свои семьи, пишет колумнист Sputnik Грузия. Иногда они сталкиваются на рабочем месте с нестандартными ситуациями. Не все могут выдержать искушение, и очень трудно найти соломоново решение. Вот одна из реальных историй на эту тему.

Из большой пятилитровой кастрюли потянуло непередаваемым ароматом. Лук со свежим тархуном, прожарившись вместе, создали тот самый тонкий привкус, витавший в воздухе, что Кети и без проверки молодой телятины на доваренность поняла: чакапули получился на славу. Это было любимое блюдо ее сыновей: Важи, Лаши и Гелы.

В их напряженной семейной обстановке Кети возлагала особые надежды на праздничный чакапули. Может, ее мальчики, как прежде, сядут за стол, поедят, выпьют, пошутят, и тот досадный инцидент умрет раз и навсегда в их памяти.

Кети подошла к комнате ребят и слегка приоткрыла ее. Непринужденно улыбнулась трем парам родным глаз, позвала:

— Идите кушать. Все готово.

Лаша оторвался от книжки, Важа сделал вид, что не слышит, Гела нервно дернул плечом. Бойкот матери продолжал действовать.

Кети тихо прикрыла дверь и пошла на кухню мыть посуду. Хоть муж поест чакапули, и то дело. Хоть не зря готовила. А сыночки упрямые. Понятно, молодые, самолюбивые, но что делать, раз так вышло...

Кетино Чичинадзе решила выехать в Турцию на работу после серии неудач, которые обрушились на ее семью. Муж Отар из-за долгов вынужден был продать квартиру и машину. Старшему сыну Важе надо было обязательно закрывать последние два курса университета. Средний, Лаша, должен был поступать, а денег на репетиторов не было от слова "совсем". Варианта готовиться самому не было никакого. Лаша и в школе-то с большим трудом переползал из класса в класс. Кроме этого, мать Кетино в последнее время сильно болела, и ей нужны были лекарства.

До того Кети никогда не работала в сфере обслуживания, была обычной домохозяйкой. День-деньской беличий круг. Приготовь, убери, кучу грязных носков по комнатам собери ежедневно, стирку заправь и развесь, уроки младших проконтролируй, старшего сына тоже надо незаметно прозондировать, чем живет — куда ходит, с кем встречается. Не уследишь, потом проблемы посыпятся, как из рога изобилия. Мальчики до седых волос дети. А муж из них первый. Лысый, с брюшком, а наивный — хуже пятилетнего. Доверился другу, и вот, пожалуйста, осталась семья на улице. И друг Нугзар вроде проверенный, с детства вместе, а кинул Отара в деньгах самым позорным образом. Потом плакал, натурально размазывая слезы.

— Убей меня, но денег нет.

Э, да что вспоминать. Не убивать же Нугзара в самом деле. С каждым может случиться.

Вот и решила Кети для общего спасения поехать в Турцию — работать у одного старика в доме уборщицей. Обещали ей неплохо — 700 долларов и два выходных. И работа относительно такая же, что она дома бесплатно делала. Это вам не судно лежачему подавать, зажимая нос. Готовь обеды и убирай. Вполне сносное дело.

Так Кети оказалась в Синопе в прекрасном двухэтажном доме. Хозяин, 65–летний Кенан, высокий седой красавец, произвел на нее впечатление с первого взгляда. Он разительно отличался от ее увальня Отара. Обязанности у Кетино были самые простые: приготовить обед, убрать во всех комнатах, если время остается, присмотреть за садом. Выходить ей никуда не надо было, жила в маленькой полуподвальной комнате.

Месяц проработала без приключений, работой своей была довольна, думала, что будет хуже, но у нее еще и оставалось свободное время. Кенан присматривался к ней, потом без обиняков на ломаном английском предложил ей стать любовницей, обещав добавить 500 долларов ежемесячно.

Кетино отказалась, но червь сомнения грыз ее все сильнее и сильнее. Частые звонки домой не радовали. Ее четверо мужчин, оставшись одни, наделали новых долгов от неумения экономить и вести хозяйство. При этом были вечно голодные и сидели без полноценного обеда. Денег, которые Кетино высылала почти полностью, катастрофически не хватало.

Кенан время от времени ловил ее руки или норовил обнять за талию, повторяя свое обещание. Но дальше этого дело не шло.

Вода камень точит, и любая крепость сперва падает изнутри. Так произошло и с Кетино. В один из таких заходов Кенана она согласилась. Исключительно из жалости к своей семье.

Кенан не обманул, зарплату прибавил и еще делал вполне ощутимые подарки.

Кетино проработала год и вернулась домой. Те "лишние" деньги она сразу перевела на счет Важи за университет, чтобы мальчик спокойно доучился и получил диплом. Боялась, что иначе деньги уйдут, как вода сквозь пальцы.

Увиденное после приезда потрясло ее. За год ее отсутствия мебель и бытовая техника, которые вывезли из проданной квартиры на съемную, превратились в рухлядь. Холодильник от частого хлопанья дверью морозил еле-еле, относительно новый кожаный диван представлял собой жалкое зрелище, будто его недавно принесли в дом со свалки. Подлокотники кресел были заляпаны и прожжены сигаретами, постельное белье превратилось в тряпки. Но все это было ничто по сравнению с главной проблемой. Отар в ее отсутствие перенес инфаркт и все никак не мог восстановиться. Сильно постарел и как-то сломался. Мальчики выросли и стали какими-то неуловимо чужими за этот год.

— Эх, не надо было мне ехать, — ныло сердце у Кетино.

Еще ее мучила та позорная тайна. Будучи по натуре веселой и открытой, ей было трудно скрывать, что произошло между ней и Кенаном. Кетино была копией ее гурийской бабушки Маквалы. Когда у покойницы что-то случалось из ряда вон выходящее, она открывала окна настежь и звала соседей.

— Идите, посмотрите, что со мной творится!

Отар тоже заметил странную перемену в жене и спросил напрямик:

— Что с тобой? После этой Турции тебя не узнать.

Кетино не смогла больше скрывать и сказала, как было, объяснив:

— Я сделала это ради вас.

Отар сперва озверел, раскричался:

— Я не просил об этом! Знал бы, что так выйдет, не пустил бы тебя туда ни в коем случае!

На шум прибежали сыновья и по обрывкам фраз сразу же въехали в суть происходящего. Больше всех возмутился именно Важа.

— Ты мне без ножа голову отрезала. Мне не нужна учеба такой ценой! Обошлись бы как–нибудь. Мир тесен. Рано или поздно все станет известно и здесь. Как я друзьям в глаза посмотрю?

Все трое вышли из комнаты и заперлись у себя. О чем уж они там говорили, Кети так и не узнала, но с того дня ее мальчики перестали с ней общаться. Вообще.

Отар попереживал, но простил жену, а вот дети оказались более жестокими. Юношеский максимализм во всей красе.

Горячее чакапули стыло на кухне. Отар пришел и попросил налить ему тарелку. Молча поел и пошел к телевизору. Противные мальчишки так и не вышли из комнаты. Потом показался Гела и демонстративно стал чистить картошку.

Кети смотрела на неумело срезанные толстые полукруги картофельной кожуры и говорила себе известное: "И это пройдет!". Видимо, нужно время, чтобы все сгладилось и они зажили по-прежнему. Может, потом ее мальчики все же поймут, что она сделала это только ради них. И так и осталось у нее вопросом, стоили эти деньги такой тройной головной боли или нет.

По теме

Как определить мужчину, склонного к изменам, рассказали  ученые
Никольская: существует пять причин женской измены
Теги:
миграция, измена, муж, семья, Турция, Грузия

Главные темы

Орбита Sputnik