16:06 12 декабря 2018
Прямой эфир «Радио Sputnik»
  • USD69.8300
  • EUR79.4526
  • RUB1.0500
Гемодинамическая больница в пригороде Парижа

Истории переживших смерть меня изменили — владелица клиники в Бишкеке

© AFP 2018 / FRED DUFOUR
Общество
Получить короткую ссылку
Асель Минбаева
645990

Тогда Айнура Адамалиева еще была обычной медсестрой. Молодой человек, пережив остановку сердца и клиническую смерть, только отходил от наркоза. То, что он рассказал девушке, изменило ее жизнь.

"Когда я надела платок, на работе очень удивились. Главврач даже вызвал к себе", — рассказывает Айнура Адамалиева. Это сейчас она сама себе начальница — у нее свой медицинский центр. А начинала обычной санитаркой: мыла полы, выносила судна и приводила в порядок усопших.

Директор медицинского центра в Бишкеке Айнура Адамалиева
© Sputnik / Табылды Кадырбеков
Владелица медицинской клиники в Бишкеке Айнура Адамалиева: я неплохо училась, но уже в 16 лет чуть не довела отца решением бросить школу и пойти в медицинское училище

— Расскажите о своем детстве.

— Я родилась в Бишкеке в семье настоящего коммуниста. Папа всю жизнь работал комсоргом, политруком, идейным вдохновителем. Мама — редактором в издательстве. Я неплохо училась, но уже в 16 лет чуть не довела отца решением бросить школу и пойти в медицинское училище.

"Ты что, хулиганка, двоечница? Только те, кто плохо учится, идут в училища! Ты должна окончить школу и поступить в институт", — возмущался папа. Но это меня не переубедило. Кстати, конкурс там был колоссальный — 16 человек на место.

— Не пожалели?

— Нет. Одноклассницы еще ходили в школьной форме, а я уже с рюкзачком во взрослой одежде уезжала на учебу. В 17 лет снова пошла наперекор желанию отца: устроилась санитаркой в реанимационное отделение Национального центра кардиологии и терапии.

— Как вы там выдержали — девочка из приличной семьи, которой достается работа не для брезгливых?

— Я честно зарабатывала деньги: мыла полы, выносила горшки… Чего стесняться? Правда, был у меня страх первой смерти.

К нам в отделение привезли мужчину с острым инфарктом. Ему было около пятидесяти. Действия врачей результата не дали — он умер. Для меня его смерть стала шоком.

В мои обязанности входило помыть человека, сложить ему руки, подвязать… Если этого не сделать сразу, начнется трупное окоченение. В тот день меня трясло. А потом пришло осознание, что все мы умираем. Я стала относиться к смерти философски.

— Что вам больше всего запомнилось?

— Я работала медсестрой с начала 90-х по 2005 год. Много чего было. Например, меня всегда интересовали рассказы пациентов, которые пережили клиническую смерть.

Люди описывали это по-разному. Многие будто видели себя со стороны, приподнимаясь над телом. Кто-то рассказывал, как голос шептал: "Дыши". Некоторые описывали тоннель и черную дыру.

Был один парень со сложными пороками сердца. Мы его два раза оперировали. Была и остановка сердца, он пережил клиническую смерть, выжил чудом! Потом очнулся и стал рассказывать мне, что происходило во время операции.

Рассказал, что за дверью стояла его тетя и плакала. Что я крикнула: "Позовите профессора!". Он помнит, как тот прибежал… Это все было в реальности. Эти случаи изменили во мне что-то, подтолкнули к религии.

Директор медицинского центра в Бишкеке Айнура Адамалиева в кабинете
© Фото / Наиль Насритдинов
Айнура Адамалиева: медсестры получают 7-10 тысяч, работая с утра до ночи. Они бегают все время, таскают на себе тяжести. На каждую девочку приходится по 10-20 пациентов, для сравнения: за рубежом всего по пят

— Работать медсестрой сложно?

— Первое время было непросто. Тяжело давались врачебные словечки. Откуда я знала, что утка — это мочеприемник? Мне сказали принести утку, а я искала ее в холодильнике, на тумбочке…

К сожалению, сейчас медсестры не исполняют тех функций, которые должны. Они вынуждены постоянно считать таблетки. Очень страшно, когда проверяющие органы могут уволить за пропавшую пилюлю.

При этом медсестры получают 7-10 тысяч, работая с утра до ночи. Они бегают все время, таскают на себе тяжести. На каждую девочку приходится по 10-20 пациентов, для сравнения: за рубежом всего по пять.

— Как вы пришли в организацию "Врачи без границ"?

— Моя коллега полгода твердила про международную организацию, которая ищет медсестер со знанием английского для работы в тюрьмах. Меня это не интересовало, ведь я к тому моменту была главной медсестрой, это же статус…

В конце концов меня убедили подать заявку. Я прошла, узнала про условия. Оказалось, что работа в государственной больнице и международной организации — это небо и земля. Предлагали зарплату в 5-6 раз выше прежней.

Я пошла просить совета у главного врача. "И что ты тут стоишь до сих пор? Пиши заявление и уходи. Дорогая, подумай о детях! Тут ты своего потолка достигла, а там будешь расти", — ответил он.

Я до сих пор ему благодарна за эти слова.

— Вам не страшно было работать с заключенными, ведь у многих заразные болезни?

— Не верьте, что в тюрьмах только отморозки. Мне запомнился мужчина, осужденный пожизненно. С его слов, он был офицером, кадровым военным. Во время Апрельской революции кого-то убил. Не знаю, как это было.

Он старался помогать всем. Создавал цеха, чтобы помочь ребятам, что-то придумывал, всех поддерживал. Думаю, многие люди в тюрьме круто пересматривают свою жизнь.

Кроме того, у них есть неписаное правило: врачей не трогать. Нам часто дарили поделки, блокноты.

Заразиться мы не боялись. Гораздо легче подцепить туберкулез на воле, чем в тюрьме. Там мы носили маски, беседовали с больными либо на улице, либо в просторном помещении.

Директор медицинского центра в Бишкеке Айнура Адамалиева
© Sputnik / Табылды Кадырбеков
Айнура Адамалиева: я до сих пор живу на окраине города, в простом районе, ведь вместо элитной просторной квартиры у меня бизнес

— Как вы решились оставить высокооплачиваемую, стабильную работу и открыть бизнес?

— Это произошло 7 лет назад. Из Казахстана приехала подруга: "Айнура, ты же медик! Появились такие биорезонансные технологии. Глянь, это стоящая вещь?". Она оставила диски с фильмами, которые я смотрела все выходные.

Эти технологии основаны на резонансе. Вы это изучали на уроках физики: если направить звук определенной частоты на бокал, то он разобьется. Но я не сразу поверила, что аппараты с подобным принципом действия могут лечить людей: все казалось слишком сказочным. Эти механизмы воздействуют не на симптомы, а на причину недуга. Например, мы устраняем головную боль таблетками, но причина ведь не исчезает. Это как с занозой: можно долго избавляться от нагноения современными мазями, но пока не устранишь причину, легче не станет.

Я встречалась с именитыми врачами, задавала им вопросы, мы проводили небольшие конференции. Кто-то считает, что это прорыв в медицине, для некоторых резонансное лечение — шарлатанство.

К тому времени я уже получила образование по специальности "менеджмент и управление", так что навыки ведения бизнеса у меня были. Сначала пыталась совмещать две работы и бежала в свой новый медицинский центр только после шести. Но оказалось, что на двух стульях не усидишь.

— Где вы нашли деньги на медицинский центр?

— Оборудование мы закупили в России. Я потратила все накопления, вынесла из дома мебель, даже стулья! Сказала домашним, что на полу посидят. Знакомые, побывав в центре, смеялись: "Мы будто к тебе домой попали". Я до сих пор живу на окраине города, в простом районе, ведь вместо элитной просторной квартиры у меня бизнес.

— Кому вы можете помочь?

— Основной упор делаем на профилактику болезней. С помощью резонанса можно избавиться от недуга до появления симптомов, поддерживать здоровье на достаточно хорошем уровне. Можно также излечиться раз и навсегда от многих заболеваний. Однако, если пациенту требуется хирургическая помощь, консультация онколога или узкого специалиста, мы перенаправляем его.

— Что было сложнее всего?

— Понять, что бизнес надо вести грамотно, не по-кыргызски. Необходимо вести учет каждого сома. К сожалению, в самом начале у меня было много соучредителей. Мы договорились об условиях устно, и со временем возникли проблемы. Обязательно прописывайте все аспекты в договоре!

— Насколько я знаю, медицинским учреждениям не так легко вести дела с государством, ведь их постоянно проверяют.

— Да, но я выработала свою тактику работы с госорганами. Если проверяющий начинает наглеть, сразу заявляю: "Вы не карательный орган, должны мне помогать. Если у меня есть ошибки, то расскажите какие. Я уплачу штраф и исправлю их". Это работает.

Кроме того, в начале бизнес-карьеры я обращалась в юридическую компанию, которая провела мне полный аудит и научила многому. Заплатила около 300 долларов — огромную для меня сумму на то время! После этого никаких проблем с надзорными органами не возникало.

Мы платим налоги. Я работала в бюджетной среде и знаю, каково приходится медсестрам, когда нет денег. Мы не могли позволить себе купить лишнюю тряпку!

Не понимаю бизнесменов, которые не могут помочь государству. Они оправдываются тем, что деньги идут не по назначению. Может, и так, но ведь должны пенсионеры что-то есть, а врачи — получать зарплаты.

Директор медицинского центра в Бишкеке Айнура Адамалиева в кабинете (четвертая слева)
© Фото / Наиль Насритдинов
Айнура Адамалиева: у меня 7 сотрудников, и никаких проблем не возникает. Я умею выстраивать с ними отношения. Платок — не признак ограниченного ума

— Как вы выстроили отношения с персоналом? Никто не указывал на ваш пол или внешний вид?

— Вы имеете в виду платок? У меня 7 сотрудников, и никаких проблем не возникает. Я умею выстраивать с ними отношения. Платок — не признак ограниченного ума. Я надела его 15 лет назад, когда работала в Институте кардиологии. У всех был шок. Меня вызвала главврач: "Айнура, ты же интеллигентная женщина! Ну как в платке работать? Он же внимание отвлекает".

Я ответила: "Не отвлекает, а, наоборот, концентрирует. Если вам нужны мои знания, я останусь. Если отсутствие платка важнее — напишу заявление об увольнении". Тогда мне сказали, чтобы я продолжала работать.

— Как вы относитесь к тому, что некоторые кыргызстанцы по религиозным причинам запрещают женщинам учиться и работать?

— По шариату мать должна быть образованной, ведь именно она дает ребенку первое впечатление о мире.

Что касается работы… Мне кажется, многие женщины хотели бы, чтобы мужья их обеспечивали, а они занимались любимым делом, семьей, собой. Но если семья сидит на хлебе и воде, а муж запрещает жене работать, то я не разделяю такую точку зрения.

Первый мой супруг умер. Когда я приняла ислам, он сказал: "Ты всю жизнь работала, вот и продолжай. Ты же мне покоя не дашь дома!". Когда выходила замуж второй раз, поставила условие, что буду продолжать свой бизнес.

— Были моменты, когда думали закрыть дело?

— Пару лет назад, когда настал кризис, я решила, что это конец. В одночасье обвалились сом и рубль. Бизнес обесценился. Мне пришлось туго затянуть пояс. На протяжении года мои убытки переваливали за полторы тысячи долларов. Надо было платить за аренду, выплачивать зарплату…

Все было как в тумане, а потом я собралась. Нашла бизнес-консультантов, которые помогли наладить работу. Именно они посоветовали платить сотрудникам в зависимости от результатов работы. Так они сами стали заинтересованы в клиентах. Помаленьку мы выкарабкались, и сейчас идет рост.

— Какие у вас планы на ближайшие пять лет?

— Хочу остаться в Кыргызстане. Я побывала во многих странах, но родина остается для меня самым дорогим местом на Земле. Хочется открыть филиалы по всей стране, а потом и по всей Центральной Азии. Надеюсь, мои центры появятся в Казахстане и Таджикистане.

Обязательно почитайте историю бизнесвумен Фатимы Жумабаевой. В 31 год она открыла 4 магазина и выпустила собственную линейку парфюма. 

По теме

Я шла по Сеулу и нашла кошелек с огромными деньгами — история кыргызстанки
Отдайте малыша, он еще живой! — фельдшер о смертельной ошибке бишкекчан
Теги:
клиника, медсестра, смерть, медицина, бизнес, экономика
Правила пользованияКомментарии

Главные темы

Орбита Sputnik

  • Фонарь такси на крыше автомобиля в Баку

    В Азербайджане вступили в силу новые штрафы для водителей и пассажиров: нельзя курить в салонах и выбрасывать окурки в неположенном месте.

  • Президент Республики Беларусь Александр Лукашенко

    Президент Беларуси Александр Лукашенко предложил снять ограничения на участие белорусских спортсменов в игровых видах спорта в России.

  • Видео

    Камеры наружного наблюдения зафиксировали опасную езду в центре Сухума: водитель "Мерседеса" сделал несколько кругов и врезался в здание.

  • Праворульный автомобиль

    Представители инициативы "Правый руль" угрожают возобновить акции протеста и перекрыть дорогу, ведущую к армяно-грузинской границе.

  • Фотография из цикла Перегон (Грузия)

    Sputnik в Международный день гор, который отмечается 11 декабря, представляет топ-10 известных, труднопокоримых и необычных гор Грузии.

  • Знак на таможенном посту на границе Латвия - Россия

    Пограничники в Псковской области задержали восьмерых выходцев из Юго-Восточной Азии, пытавшихся проникнуть в Латвию в специально сделанных скрытых полостях грузовика.

  • Президентский Дворец в Вильнюсе

    Советник президента Литвы Нериюс Алексеюнас сравнил республику с малярийным комаром.

  • Водолаз

    Со дна Днестра недалеко от Бендер подняли загадочный объект – глиняную голову, которой, как полагают местные эксперты, не менее 100 лет.

  • Юри Ратас

    Премьер-министр Эстонии Юри Ратас заявил о поддержке его страной идеи введения дополнительных санкций против России.