19:45 26 июня 2019
Прямой эфир «Радио Sputnik»
  • USD69.5988
  • EUR79.0503
  • RUB1.1081
Девочка в больничной кровати. Архивное фото

Мне пришлось удерживать плачущую от боли дочь — крик души кыргызстанца

© AFP 2019 / THOMAS SAMSON
Общество
Получить короткую ссылку
Асель Минбаева
1013090

Сначала Искендер Ниязалиев рассказывал о своей жизни спокойно и даже с юмором. Но стоило задать ему всего один вопрос — о дочери, — как из глаз мужчины потекли слезы.

Айтолдуажар всего девять лет. Девочка понимает, что она не такая, как все: каждый шаг причиняет ей боль. Наши врачи могут лишь ампутировать пораженную конечность, но папа ребенка Искендер Ниязалиев не сдается. Он готов взять в долг 100 тысяч евро, чтобы дочь могла ходить.

Бишкекчанин Искендер Ниязалиев во время интервью корреспонденту Sputnik Кыргызстан
© Sputnik / Жоомарт Ураимов
Искендер Ниязалиев: я был рядом с женой, когда она рожала. Все сразу увидели на ножке Айтолдуажар большое родимое пятно красного цвета. Больше никаких особенностей врачи не заметили

— Расскажите о себе.

— Я родился во Фрунзе в обычной семье. О детстве остались самые теплые воспоминания: как вечером папа приходил домой, и мы вместе чинили старую советскую технику. Наверное, поэтому после школы я решил учиться на инженера.

— Как вы познакомились с будущей женой?

— Однажды зашел в гости к другу детства. Дома были его сестренка с одноклассницей — девушкой, которую я раньше не видел. Мне стоило лишь посмотреть на нее, чтобы понять — это мое. Сначала девушка отвергла мои ухаживания, но со временем удалось добиться ее расположения. Десять лет назад она стала моей женой. Мне тогда было 25 лет, а ей — 23.

— Во время беременности все шло хорошо?

— На раннем сроке супруга заболела — это была легкая простуда, на которую многие даже не обращают внимания. Обычно она безопасна, но только не для беременных женщин в первом триместре, когда у ребенка начинают формироваться органы. Не думайте, что особенные дети рождаются только в неблагополучных семьях. Мы ведь самые обычные люди — не пьем, не курим. На нашем месте мог оказаться любой.

Я был рядом с женой, когда она рожала. Все сразу увидели на ножке Айтолдуажар большое родимое пятно красного цвета. Больше никаких особенностей врачи не заметили.

Бишкекчанин Искендер Ниязалиев с семьей
© Фото / из личного архива Искендера Ниязалиева
Искендер Ниязалиев: весной мы отыскали немецкого врача, который готов прооперировать Айтолдуажар. Тогда рост пораженной ноги на какое-то время остановится. Но такую операцию надо делать каждые три года в течение всей жизни

— Никто не думал, что все серьезно?

— Нет. Подумаешь — пятно… Правда, еще на ножке были какие-то странные бугорки. Их можно было увидеть, если хорошо присмотреться, а я любил любоваться своей малышкой. Проблемы начались годам к двум, когда одна нога стала значительно больше другой.

Врачей тогда заинтересовало родимое пятно дочери. Выяснилось, что это совсем не родинка, а сосудистая патология. Нам сказали, что ее надо прижигать сухим льдом. Это ужасная процедура: я крепко держал дочку, а доктор в течение 20 минут прикладывал к ее ножке обжигающий лед. Анестезия не предусмотрена, и моя девочка кричала от боли. Потом нога болела еще неделю, а процедуру пришлось пройти несколько раз.

Впрочем, долгое время никто из врачей не мог поставить диагноз, объяснить, почему одна нога так быстро растет. Я тогда работал инженером в учебно-научной лаборатории КРСУ, получал 4-6 тысяч сомов. Помню, как приходилось копить по 500 сомов на врачебную консультацию, а доктора лишь разводили руками: "Ничего не понятно. Надо наблюдать".

Чтобы накопить на поездку к московским специалистам, я ушел работать в IT-сферу. Ситуация ухудшалась: к четырем годам одна нога дочери была значительно длиннее другой. После долгих мытарств мы попали к замечательному врачу, который сразу сказал: "Смиритесь, болезнь неизлечима". Если честно, после этого стало легче.

Он объяснил, откуда взялось заболевание, почему появились странное родимое пятно и бугорки, почему одна нога растет быстрее другой. Во время беременности плод сначала снабжают кровью эмбриональные вены. Так как малыш в утробе матери растет очень быстро, по ним проходит много питательных веществ. Однако со временем эмбриональные вены перестают функционировать и кровоток начинает идти по обычным — это при нормальном развитии событий. В нашем случае произошел сбой, и одну ногу Айтолдуажар продолжала питать эмбриональная вена. Возникли сложности с лимфатической и сосудистой системами.

Дочь Искендера Ниязалиева Айтолдуажар
© Фото / из личного архива Искендера Ниязалиева
Дочь Искендера Ниязалиева Айтолдуажар

— Как патология влияет на жизнь вашей дочери?

— Сейчас разница в длине ног составляет пять сантиметров. Дочка не может долго стоять, ей нельзя бегать. Если рост продолжится, она совсем не сможет ходить, и придется ампутировать ногу. Раньше доктора так и делали: нет ноги — нет проблемы.

Весной мы отыскали немецкого врача, который готов прооперировать Айтолдуажар. Тогда рост пораженной ноги на какое-то время остановится. Но такую операцию надо делать каждые три года в течение всей жизни.

— Ей сейчас девять лет, она уже все понимает. Как девочка реагирует на свой недуг?

— Она бойкая и очень сильная. Не даст в обиду ни себя, ни других. Как-то учительница в школе оставила "на замену" учениц постарше и ушла, а те ополчились на одну девочку из класса. Дочь потом рассказала, что вышла с ними в коридор и объяснила, почему так делать нельзя…

Айтолдуажар не знает, что такое жить без боли. Когда боль становится невыносимой, происходят срывы, она плачет. Самое страшное — видеть, как мучается твой ребенок, и не иметь возможности облегчить его страдания.

Бишкекчанин Искендер Ниязалиев с дочерью Айтолдуажар
© Фото / из личного архива Искендера Ниязалиева
Искендер Ниязалиев: чтобы оплатить лечение дочери до ее 25-летия, потребуется 100 тысяч евро. Готов взять эту сумму в долг на 20 лет и выплачивать. Такой поступок не идет вразрез с моей совестью, главное — найти человека, который мог бы одолжить мне нужные средства

— Скоро девочке предстоит операция, не так ли?

— Да, она назначена на 20 ноября. Еще одна операция запланирована на январь. За год придется выложить 35 тысяч евро. Я посчитал: если во всем себе отказывать и вкалывать на трех работах, смогу заработать 7 тысяч. Где взять еще 28, не знаю.

Я прошу граждан помочь нам. Мы с женой обращались во многие благотворительные фонды, но там помогают в основном малоимущим. То есть, чтобы получить деньги, мне надо отовсюду уволиться. Тогда мы станем малоимущими, и нам помогут. Но я так не хочу.

Я посчитал: чтобы оплатить лечение дочери до ее 25-летия, потребуется 100 тысяч евро. Готов взять эту сумму в долг на 20 лет и выплачивать. Такой поступок не идет вразрез с моей совестью, главное — найти человека, который мог бы одолжить мне нужные средства.

— Как эту ситуацию переживает ваша жена?

— Она ушла в работу, ей так легче. Наверное, из-за ее трудоголизма мы и развелись два года назад. Сейчас я думаю: может, надо было отнестись к ней внимательнее? Может, я мог бы сохранить отношения?

В любом случае двое наших детей живут с ней. Да, мы решились на второго ребенка, понимаю, что многим этот поступок покажется безответственным. Не знаю… Когда мы разводились, адвокат предложил мне побороться хотя бы за старшую: младшему было всего 4 года. А как я могу их разделить? Да и с мамой детям всегда лучше…

Бишкекчанин Искендер Ниязалиев во время интервью корреспонденту Sputnik Кыргызстан
© Sputnik / Жоомарт Ураимов
Искендер Ниязалиев: я не представляю, как можно оставить собственного ребенка. Мужчина на то и мужчина, чтобы нести ответственность

— Очень часто именно мужчины не выдерживают испытания болезнью ребенка и вычеркивают его из жизни вместе с женой. А вы — нет, вы боритесь за дочь.

— Если честно, я не представляю, как можно оставить собственного ребенка. Мужчина на то и мужчина, чтобы нести ответственность.

Мама пятерых детей Айзат Турдубаева сейчас борется с тяжелой болезнью: у молодой женщины диагностировали рак яичника.

По теме

Мне хотели вырезать все женские органы — грустная история кыргызстанки
На мою первую операцию привезли женщину после аборта — акушерка из КР
Теги:
операция, благотворительность, ребенок, болезнь, Искендер Ниязалиев

Главные темы

Орбита Sputnik