17:54 18 ноября 2018
Прямой эфир «Радио Sputnik»
  • USD69.8400
  • EUR79.2474
  • RUB1.0583
Производство гипсокартона на заводе. Архивное фото

В стране только мы производим этот товар, и все хотят его купить — кыргызстанец

© Sputnik / Руслан Кривобок
Общество
Получить короткую ссылку
Асель Минбаева
696480

"Мы поставили пробную партию в Таджикистан, и там сразу предложили скупать все, что производит предприятие. Весь наш товар! Мы на это не пошли", — рассказывает бизнесмен Айтмагомед Исмагомбетов. Он управляет единственным заводом в Кыргызстане, который производит гипсокартон.

Свой первый бизнес Айтмагомед Исмагомбетов начал в 15 лет. За пару лет ему удалось заработать 2 миллиона сомов. Сейчас у 36-летнего предпринимателя сеть магазинов и гипсовый завод.

Директор завода по производству гипсокартона Айтмагомед Исмагомбетов во время интервью на радиостудии Sputnik Кыргызстан
© Sputnik / Жоомарт Ураимов
Свой первый бизнес Айтмагомед Исмагомбетов начал в 15 лет. За пару лет ему удалось заработать 2 миллиона сомов. Сейчас у 36-летнего предпринимателя сеть магазинов и гипсовый завод

— Как вы заработали свои первые деньги?

— Меня с детства влекла стройка. В 90-е годы в Бишкеке стало модно обшивать стены гипсокартоном. Тогда все эти стройматериалы — и гипсокартон, и профили для крепления на стену — поставляла одна немецкая фирма. Разумеется, стоили они довольно дорого.

Я на тот момент учился в 10-м классе. У нас с другом возникла идея: а почему бы не производить их прямо в Кыргызстане? Мы стали ездить по окрестным заводам и наткнулись на предприятие в Новопокровке. Вообще-то там производили черепицу, но их руководитель согласился попробовать что-то новое.

Каждый день после школы мы ездили на завод и вместе с инженерами пытались изготовить точно такой профиль, как у немецкой фирмы. Восемь месяцев пытались добиться того же качества, и наконец у нас это получилось.

Конструкции, сделанные в Кыргызстане, оказались в два раза дешевле немецких. Наши профили стали раскупать как горячие пирожки. Мы договорились с директором завода так: 50 процентов прибыли им, а 50 — нам. За два года я заработал 2 миллиона сомов.

Потом руководителя завода стало напрягать, что мы так много получаем. Он не захотел больше с нами делиться. Его сын сам стал поставлять товар на рынок.

— Вы смирились с этим и ушли из бизнеса?

— Нет. К тому моменту я учился на первом курсе. Чтобы найти новое предприятие, выехал в Китай. Сотрудник завода внимательно изучил профиль и пообещал изготовить точно такой. И действительно, через три дня мне принесли аналогичную модель.

Оставалось договориться о цене. Когда мне назвали стоимость, я изо всех сил старался не выдать ликования: она была в два раза ниже, чем в Кыргызстане.

Однако денег, чтобы отправить в Бишкек целый вагон профиля, у меня не было. Я не знал, что делать, ведь заводу нужны были гарантии. Тут в дело вмешался мой переводчик. За время поездки мы успели с ним сдружиться. Он предложил оставить в качестве залога… себя. Сотрудники завода согласились.

Я отправил вагон в Кыргызстан, а сам поехал автобусом — денег на самолет не было. Весь вагон распродал еще на вокзале, оптом. Вернувшись в Китай, расплатился с долгами и заказал еще два вагона профиля.

Директор завода по производству гипсокартона Айтмагомед Исмагомбетов во время интервью на радиостудии Sputnik Кыргызстан
© Sputnik / Жоомарт Ураимов
Как-то раз друг Айтмагомеда согласился "остаться в залог", пока бизнесмен не расплатится за партию товара

— Этот бизнес затем умер сам по себе, верно?

— Да, многие смекнули, что в этой сфере неплохие заработки. На рынок вышло слишком много игроков, и в итоге цены снизились так сильно, что работать стало невыгодно. Вкалывать на шаурму мне не хотелось, и я нащупал еще одну нишу: стал завозить в Кыргызстан двери из России.

—Зачем? Мы ведь соседствуем с Китаем, и оттуда в Кыргызстан завозится просто невообразимое количество дешевых дверей!

— Да. Когда я впервые в своем отделе магазина "Таатан" выставил российские двери, другие продавцы решили, что я сумасшедший: "Тут продаются двери по 1 700 сомов за штуку, а ты их хочешь по 5-6 тысяч продавать!".

Дело в том, что у покупателей тогда действительно было лишь два варианта: задешево купить не самую качественную дверь из Китая или ждать, когда отечественные мастера за два-три месяца изготовят вариант получше. Впрочем, это выходило очень накладно.

Оказалось, мои прогнозы были верными: людям хотелось качества, причем за умеренную цену, и они стали раскупать российские двери. Пошел такой шквал заказов, что мы не успевали с ним справляться.

Я открыл сеть магазинов, которые работают до сих пор. Там можно купить двери, сантехнику и строительные материалы.

Директор завода по производству гипсокартона Айтмагомед Исмагомбетов
© Sputnik / Элиза Сатынбаева
Сейчас в Кыргызстане функционирует лишь один завод по производству гипсокартона

— Вы сейчас занимаетесь производством гипсокартона. Как пришли к этому?

— Мой знакомый стал разрабатывать в Джалал-Абадской области месторождение гипса. Он построил завод по производству гипсокартона, но дела шли неудачно: товар никто не хотел покупать, появились долги. В 2013 году он обратился ко мне за помощью.

Мы решили, что я налажу процесс, а он за это возьмет меня в долю. Мне пришлось месяц жить на заводе. Разобравшись в ситуации, я понял, что будет невероятно сложно. Во-первых, на предприятии не было специалистов. Никто толком не знал, что конкретно нужно делать.

Во-вторых, страдало качество. Производство гипса — довольно трудоемкий процесс. Нужно правильно перемолоть камни, при нужной температуре произвести варение. Если где-то ошибешься, то при нанесении шпатлевки или наклеивании обоев гипсокартон пойдет волнами и весь ремонт будет испорчен. Мы решили любыми путями достичь одного — качества.

— Как решили эти проблемы?

— Для начала объездили всю Джалал-Абадскую область в поисках специалистов. Нам повезло: удалось отыскать бывшего руководителя конструкторского бюро завода имени Ленина. Он прекрасно знал теорию изготовления гипсокартона, но понятия не имел, как осуществить это на практике. Мы с ним объездили заводы шести стран, изучая производство.

Завод по производству гипсокартона кыргызстанского предпринимателя Айтмагомеда Исмагомбетова
© Sputnik / Элиза Сатынбаева
Как рассказывает Айтмагомед, это чрезвычайно тяжелое производство: достаточно одной ошибки, чтобы в негодность пришла вся партия товара

— А как вас туда пускали? Вы ведь конкуренты!

— Мы говорили все, как есть, мол, нужен опыт. Везде шли навстречу. За рубежом производственники больше открыты друг другу, там не принято отказывать в поддержке. Это у нас таят все в секрете друг от друга.

В итоге в 2014 году удалось получить гипсокартон не хуже, чем у немецкого производителя. Более того, по некоторым показателям мы даже превзошли его: сыграл роль наш гипс — в Кыргызстане он очень высокого качества. До сих пор мы являемся единственной компанией в стране, которая производит гипсокартон.

— Легко удалось завоевать рынок?

— У нас была серьезная проблема. После предыдущих ошибок люди не доверяли отечественному гипсокартону. Мы сменили название, провели ребрендинг. Наш товар был на 15-20 процентов дешевле аналогов.

Я собрал ребят, которые работают в сфере торговли, и попросил поддержки. Сказал, что наш продукт можно продавать без опаски. Дал обещание: если из-за нашего гипсокартона у кого-то будет испорчен ремонт, лично оплачу людям ущерб.

Нам поверили. Раньше на юге страны пользовались в основном узбекистанским или китайским гипсокартоном. Нам удалось вытеснить их оттуда, и теперь 90 процентов рынка за нами.

В северных регионах у нас лишь 15-20 процентов рынка, но лишь потому, что нам не хватает объемов производства. Мы физически не успеваем изготовить товар для всех желающих.

Однажды на пробу вывезли гипсокартон в Таджикистан. Там изучили товар и предложили скупать все, что мы производим. Весь товар! Я отказался, ведь опасно складывать все яйца в одну корзину. Предпочитаю, чтобы на одного покупателя приходилось не более 20 процентов от всего объема производства — так безопаснее.

Завод по производству гипсокартона кыргызстанского предпринимателя Айтмагомеда Исмагомбетова
© Sputnik / Элиза Сатынбаева
Рабочих для завода пришлось искать по всей Джалал-Абадской области

— Вы планируете расширять производство?

— Да, но это не так просто, нужны серьезные вложения. Мы сейчас рассматриваем сотрудничество с Российско-кыргызским фондом развития. Наш завод для них как раз должен быть интересен, ведь фонд нацелен на развитие регионов, создание рабочих мест. Сейчас непосредственно на заводе работают около 60 человек.

— Обычно, как только в Кыргызстане появляется выгодное производство, тут же находятся граждане, которые стараются открыть аналогичный бизнес. Почему у нас еще нет сотен гипсовых заводов?

— Во-первых, для этого нужны большие инвестиции. Во-вторых, это очень сложное производство. Семь лет назад в Оше открылся такой завод, но попытки запуска ничего не дали: там так и не удалось получить стабильное качество продукции.

Мне предложили взять тот завод под управление, но я отказался: в это действительно надо вкладывать очень много сил. Кроме того, там была допущена стратегическая ошибка. Предприятие находится в самом Оше, а что такое производство? Это пыль, постоянно движущиеся фуры. Думаю, у местного населения появилось бы очень много вопросов, если бы завод заработал в полную мощь.

Наше предприятие находится в отдалении от населенных пунктов. Пришлось бурить скважину, прокладывать трубы для воды. С электроэнергией тоже возникли проблемы.

Чтобы подключить предприятие, нужно было много побегать по кабинетам чиновников. Это не так просто. Оказалось, что имеющиеся провода, трансформаторы, линии электропередач в ужасном состоянии, они постоянно выходят из строя. Наши инженеры протягивали новые линии на протяжении восьми километров.

Завод по производству гипсокартона кыргызстанского предпринимателя Айтмагомеда Исмагомбетова
© Sputnik / Элиза Сатынбаева
В Кыргызстане гипс отличается высоким качеством. Именно поэтому у местных производителей есть преимущество перед зарубежными конкурентами

— Наши предприниматели часто жалуются, что в Кыргызстане кредиты под производство невероятно дорогие. Вы с этим согласны?

— Раньше они действительно были недоступны для граждан, но в последнее время ситуация изменилась. Это связано с появлением Российско-кыргызского фонда развития — благодаря ему банки снизили проценты по кредитам и увеличили сроки выплат.

Плохо лишь то, что РКФР выдает долларовые кредиты под низкие проценты, а сомовые — под высокие. Но ведь речь о сотрудничестве Кыргызстана и России, при чем тут американская валюта? Если бы выдавали дешевые займы в сомах, то производителям было бы гораздо легче работать.

Директор завода по производству гипсокартона Айтмагомед Исмагомбетов
© Sputnik / Жоомарт Ураимов
Как рассказывает предприниматель, самая большая сложность для бизнеса в Кыргызстане — это нехватка квалифицированных сотрудников

— Какое самое большое препятствие для ведения бизнеса в Кыргызстане?

— По сравнению с другими странами СНГ, у нас самые благоприятные условия. Другое дело, что тут сложно найти сотрудников, несмотря на то, что в стране высокий уровень безработицы.

А ведь мы готовы платить хорошие деньги! Например, зарплата машиниста доходит до 60 тысяч сомов. Однако найти опытного сотрудника так и не удалось. В итоге берешь молодого неопытного человека, который первое время учится на твоей технике, убивая ее. Других вариантов нет.

Был один специалист, но он уехал в Россию. Мы долго уговаривали его остаться, ведь здесь и зарплата достойная, и условия получше. Но тут дело даже не в деньгах.

Он признался, что на родине попросту не может заработать, ведь постоянно приходится тратиться на тои, родственников. Также ему приходилось часто отпрашиваться, ведь он должен был участвовать во всех семейных мероприятиях. Это веская причина для многих молодых людей покинуть родину.

У нас нет ни ПТУ, ни техникумов, где обучали бы специалистов, нужных рынку. Все выпускают экономистов, юристов и дипломатов. Но с другой стороны, сложно найти квалифицированного человека и в сферу торговли!

Получается, в Кыргызстане огромный разрыв между потребностями работодателей и уровнем обучения в вузе. Либо университеты не учат вообще, либо учат, но не тому. Хочется, чтобы молодежь сама сделала шаг навстречу бизнесу.

Обязательно почитайте интервью с Миргуль Омурзаковой. Эта успешная женщина также не боится рисковать.

По теме

Не могла спать неделю — откровения первой кыргызстанки, попавшей в Кембридж
В США мне предлагали зарплату в $ 9 тысяч — история успеха кыргызстанца
Теги:
гипсокартон, завод, предприятие, интервью, экономика, Айтмагомед Исмагомбетов, Кыргызстан
Правила пользованияКомментарии

Главные темы

Орбита Sputnik

  • Здание Верховного суда Азербайджана, фото из архива

    Количество судей в Азербайджане в пересчете на численность населения ниже европейских стандартов, заявил председатель Верховного суда республики.

  • Места силы: где искать мистические точки Минской области

    Куда современные белорусы ходят с жертвоприношениями, где просят избавить от слепоты, подарить хорошего мужа и облегчить роды, разбирался Sputnik.

  • Георгий Мурадов

    По каким вопросам Крым и Абхазия начнут сотрудничать уже в ближайшее время, рассказал зампредседателя Совета министров Республики Крым.

  • В Сети появилось видео, как волки пересекают границу Белоруссии и Литвы

    Литовская Служба охраны государственной границы опубликовала видео "побега" волков из Литвы в белорусские леса.

  • Премьер-министр Молдовы Павел Филип, архивное фото.

    Премьер-министр Молдовы заявил, что резолюция Европарламента, критикующая ситуацию в республике, является политическим документом.

  • Дом Стенбока

    Премьер-министр Эстонии Юри Ратас признал факт кризиса в правительстве республики из-за ситуации вокруг соглашения ООН о миграции.