16:15 02 июля 2020
Прямой эфир «Радио Sputnik»
  • USD78.7872
  • EUR89.0098
  • RUB1.1172
Общество
Получить короткую ссылку
291821

В памяти Бегимай навсегда сохранилась страшная картина: ее любимому дедушке становится хуже, а врача все нет и нет… После его смерти девочка решила, что непременно станет доктором.

Вы знаете, что нужно сделать, чтобы записаться к хорошему эндокринологу в Бишкеке? Раз в месяц в определенный день надо встать неприлично рано и прийти в клинику, чтобы попасть на прием только в следующем месяце.

Эндокринологов в Кыргызстане не хватает, и 24-летняя Бегимай Жуматаева решила пополнить ряды таких врачей. Девушка отучилась в Турции и рассказала о тонкостях своей работы.

— Расскажите о себе.

— Когда мне исполнилось семь дней, родители вынуждены были отдать меня дедушке с бабушкой в село, а сами уехали на заработки в Бишкек. Детство мое было счастливым, ведь бабушка и дедушка делали все, чтобы я не замечала, как далеко от меня мама и папа.

Горе случилось, когда я училась в шестом классе. Это было ноябрьское утро, в тот день выпал первый снег. Помню, дедушка сказал: "У меня болит сердце". Взрослые сразу вызвали врача. Время шло, а доктора все не было... Позже выяснилось, что из-за снега ему трудно было добраться до нашего села. Мой любимый, невероятный дедушка умер на моих глазах. У него случился инфаркт.

Тогда я твердо решила: стану врачом, и ни один пациент у меня не умрет! Я просто еще не понимала, что не всегда все зависит от врача.

Врач-эндокринолог Бегимай Жуматаева
© Фото / Чолпон Ибрагимова
Эндокринолог Бегимай Жуматаева: родители отговаривали меня от поступления в медицинский вуз. Говорили, что это слишком сложно, слишком долго придется учиться, а зарплаты у врачей маленькие. Но я все равно отнесла документы в Медакадемию

— Почему вы решили стать именно эндокринологом?

— В 2011 году моя младшая сестра после гриппа заболела сахарным диабетом. Мы были в растерянности и не понимали, что это такое, почему маленький ребенок должен получать по пять инъекций в день, почему постоянно надо прокалывать ей палец, измеряя уровень сахара… Я узнала, что в Кыргызстане очень большой дефицит детских эндокринологов.

Родители отговаривали меня от поступления в медицинский вуз. Говорили, что это слишком сложно, слишком долго придется учиться, а зарплаты у врачей маленькие. Но я все равно отнесла документы в Медакадемию.

— А ведь ваши родители были правы!

— Конечно, они правы. Я учусь уже девятый год и все еще ординатор. Во время работы в государственной клинике узнала, как на самом деле живут врачи. У моих коллег много долгов, они едва сводят концы с концами. Получают 6-7 тысяч сомов, вкалывая с утра до вечера.

— Вы уехали в Турцию на стажировку, расскажите об этом.

— Да, я полгода стажировалась в турецкой больнице и за это время получила огромный опыт. Если у нас один врач принимает порядка 20 пациентов в день, то турецкий доктор — по 80-100 больных!

— Ого! Как им это удается? Наши доктора ведь тоже не сидят без дела.

— В Турции у каждого врача есть секретарь, который вводит все данные в компьютер. Врач не тратит львиную долю времени на бумажную волокиту, как у нас.

Там вообще все автоматизировано. Пациент приходит, доктор быстро его опрашивает и отправляет на анализы. Пока больной спускается в лабораторию, там уже знают, кто к ним придет и какие исследования надо провести. Через пару часов результаты уже готовы, и пациент снова приходит к врачу.

— А как вы разговаривали с пациентами? На турецком?

— Я знаю этот язык с детства. По соседству жила турецкая семья, мы часто играли с их детьми. Турецкий язык я освоила во время общения, не прилагая никаких усилий.

— О таком обычно не говорят, но многие молодые доктора в Кыргызстане жалуются, что опытные врачи не пускают их на операции, не подсказывают, не советуют...

— Да, у нас такое бывает часто, а вот в Турции нет. Там меня всегда спрашивали, все ли я поняла. Профессора скидывали мне сообщения, что готовится операция по моему профилю и я могу прийти посмотреть. С ними можно было запросто попить кофе в буфете. Наставница приносила мне свои книги по эндокринологии, учила делать УЗИ, биопсию. В Кыргызстане система более закрытая, тут ординаторов за ручку не водят.

— Насколько я знаю, многие кыргызстанцы страдают заболеваниями эндокринной системы, потому что мы живем далеко от моря и не потребляем достаточно йода.

— Это действительно так. У нас есть предрасположенность к образованию эндемического зоба (увеличение щитовидной железы вследствие дефицита йода. — Ред.), и вообще большие проблемы с эндокринологией: врачей не хватает, а люди плохо следят за своим здоровьем. Они могут годами не обращаться к докторам.

Кстати, вернувшись из Турции я узнала, что в Кыргызстане не проводят большую часть анализов — ни в одной клинике! В аптеках нет многих лекарств, в которых нуждаются люди с нарушениями эндокринной системы. Они вынуждены заказывать препараты в России, Казахстане и Турции да еще и мучиться с доставкой, при том, что лекарства обходятся очень дорого.

Чаще всего у больных здесь диагностируют гипотиреоз, гипертиреоз и сахарный диабет, а остальные эндокринные заболевания как-то упускают.

Врач-эндокринолог Бегимай Жуматаева
© Фото / Чолпон Ибрагимова
Бегимай Жуматаева: в мире каждые шесть секунд умирает пациент с диабетом. Вот мы с вами разговариваем 36 минут, за это время жертвами болезни стали 360 человек

— Какой пациент вам запомнился больше всего?

— Был один такой... молодой мужчина. Он сломал ногу, и кость срослась неправильно. Ему требовалась операция, но из-за сахарного диабета врачи боялись браться за скальпель. Никто не давал гарантии, что на этот раз кости срастутся правильно, ведь у диабетиков раны заживают очень плохо. Чтобы провести хирургическое вмешательство, нужно было получить одобрение эндокринолога.

Мы обследовали этого пациента, и результаты нас поразили: анализы были очень плохими, его требовалось срочно госпитализировать. Тем же вечером в больнице мужчине стало плохо. Диабет дал осложнения, к лечению подключились кардиологи и нефрологи, но было уже поздно. Через два месяца пациент скончался.

— Разве диабет может убить вот так, когда вокруг доктора? Я думала, он опасен только без лечения.

— В мире каждые шесть секунд умирает пациент с диабетом. Вот мы с вами разговариваем 36 минут, за это время жертвами болезни стали 360 человек.

Диабет — сложное и очень дорогое заболевание. Например, диабет второго типа может долгое время не давать о себе знать, но в запущенных случаях приводит к слепоте или ампутации ног. Каждую третью ампутацию ног в мире делают людям с сахарным диабетом!

У пациента могут начаться осложнения с сердцем. Поскольку такие люди плохо чувствуют боль, они могут не заметить инфаркт. Человек просто ложится спать и не просыпается.

Жуматаева: коронавирус опасен для людей с сахарным диабетом II-го типа

— С какими еще заболеваниями к вам часто приходят кыргызстанцы?

— Гипотиреоз, например. Такое происходит, когда щитовидная железа вырабатывает недостаточно гормонов — из-за аутоиммунного заболевания или дефицита йода... причин много.

Симптомы гипотиреоза следующие: пациент набирает вес, чувствует усталость, сонливость, страдает от отеков и выпадения волос. Если болезнь запустить, человек может впасть в кому. Это достаточно серьезное заболевание, но оно легко и очень эффективно поддается лечению, причем медикаменты вполне доступны.

— Врачи, которые вернулись в Кыргызстан из-за рубежа, часто жалуются на грубое отношение местных пациентов.

— Да, у нас врачи — как обслуживающий персонал. Например, людей смущает, что я молодая. Они восклицают: "А вы точно врач? Точно лечить можете? А можно мне все-таки другого доктора, постарше?". Нам часто хамят, грубят, перепроверяют назначения у других врачей.

Сейчас я работаю в частной клинике, там гораздо лучше. А вот в государственных на нас кричат постоянно.

В Турции же к врачам относятся отлично: ты для пациентов словно бог, тебя уважают, тщательно выполняют все рекомендации. Молодой врач там получает 1,5-2 тысячи долларов, а у нас — 3-5 тысяч сомов.

Врач-эндокринолог Бегимай Жуматаева
© Фото / Чолпон Ибрагимова
Бегимай Жуматаева: в Турции лечатся главным образом за счет медицинской страховки, она покрывает расходы на обследования и лекарства. И хотя страховка стоит дорого, все знают, насколько она необходима

— Мне однажды пришлось столкнуться с турецкой медициной, и я, мягко говоря, удивилась расценкам: двухминутная консультация врача стоит 100 долларов!

— В Турции лечатся главным образом за счет медицинской страховки, она покрывает расходы на обследования и лекарства. И хотя страховка стоит дорого, все знают, насколько она необходима. Кроме того, страховка мужчины распространяется на его жену, сына до 18 лет и дочь, пока та не выйдет замуж. Бездомные, люди с инвалидностью и пожилые лечатся за счет государства.

У нас такого нет, хотя лечение тоже влетает в копеечку. На те же анализы можно потратить 7-8 тысяч сомов за один раз.

— Сейчас появились мрачные шутки, что, кроме коронавируса, болезней в стране не осталось...

— Карантин действительно сильно отразился на людях, потому что из-за блокпостов пациенты не могли доехать до больниц, а многих врачей отправили в неоплачиваемые отпуска.

— Это повлияет на здоровье кыргызстанцев?

— Конечно! Но нашим пациентам повезло, потому что врачи раздали свои телефонные номера. Теперь мы можем проводить онлайн-консультации.

Если вы сейчас не можете думать ни о чем, кроме коронавируса, почитайте интервью с доктором Асамидином Мариповым.

По теме

Мне звонила беременная 14-летняя девочка в слезах — история волонтера из КР
Теги:
эндокринология, медицина, врач, Кыргызстан

Главные темы

Орбита Sputnik