13:35 05 июля 2020
Прямой эфир «Радио Sputnik»
  • USD77.1102
  • EUR86.6140
  • RUB1.0938
Общество
Получить короткую ссылку
518410

"Да-да, запчасти продавать гораздо выгоднее, чем машины. Автомобиль купят раз в месяц, а запчасти — каждый день", — рассказывает Мэлс Эркинбек. Он раскрыл еще много бизнес-тайн.

Карьера Мэлса Эркинбека сложилась бы иначе, если бы друг не посоветовал курсы корейского языка. Тогда молодого человека заинтересовало в них только то, что они были бесплатными. Знал бы бедный студент, что эти курсы станут трамплином в его жизни!

Сейчас Мэлс Эркинбек из тех, кого называют "акулами бизнеса". Он поставляет запасные части к тяжелой технике для большинства отечественных горнодобывающих и строительных компаний из Южной Кореи. Предприниматель согласился откровенно рассказать свою историю.

— Расскажите о себе.

— Я родился в селе Казарман Джалал-Абадской области. Мать работала воспитательницей в детском саду, а отец был обычным водителем.

Я рос простым сельским мальчиком, но все изменил случай. Как-то в школьные времена дедушка отправил нас с братом копать арык длиной несколько километров. Мы месяц вкалывали под палящим солнцем, изнывая от жары.
Вот тогда я понял, что по жизни можно пойти двумя путями: тяпкой или головой, и в последнем случае получится намного богаче, легче и лучше. 

— Как вы переехали в Бишкек?

— Я окончил школу с отличием, после чего родители отправили меня в столицу. Шел 99-й год. Я хотел поступить на программиста, но мне намекнули, что для этой специальности у меня не хватит денег. И тогда я поступил в Национальный университет на факультет математики, думая, что потом переведусь.

— Легко адаптировались в столице?

— Бывали дни, которые вспоминать не хочется. Иногда по 2-3 дня пил только воду из-под крана. Я подрабатывал плотником, сварщиком и даже чернорабочим на складе ликеро-водочного завода.

Первые годы в студенческом общежитии были очень трудными. Бывали и драки со старшекурсниками. Мне некому было жаловаться, терпел, просто выживал. Сейчас я бы такого уже не допустил.

— Были мысли вернуться в Казарман?

— Нет. Нас так воспитали. У меня была такая шкура, что я должен был выжить, несмотря ни на что.

Предприниматель Мэлс Эркинбек поставляет запасные части к тяжелой технике для большинства отечественных горнодобывающих и строительных компаний из Южной Кореи
© Sputnik / Табылды Кадырбеков
Предприниматель Мэлс Эркинбек: сейчас Корея является крупным поставщиком не только спецтехники и автомобилей — корейские компании активно занимаются производством косметики, текстиля и многих других товаров. Они берут тремя моментами: скоростью, качеством и ценой.

— Как ваша жизнь стала налаживаться?

— На старших курсах стало легче: так как я хорошо учился, стал за отдельную плату писать другим студентам курсовые, рефераты, лабораторные. После окончания университета собирался остаться там преподавателем. В тот момент мой друг узнал, что кое-где бесплатно преподают корейский язык.

Мы не думали тогда, что корейский язык нам когда-то пригодится, нас привлекло слово "бесплатно" — вот в чем была фишка! Если бесплатно, то почему бы и нет? Оказалось, это была корейская школа лидерства.

Мы учились и жили в селе Люксембург возле Канта. Нас поднимали в 04:50, затем нужно было петь кыргызский гимн. После пробежка — 2,5 километра. В шесть утра начиналась первая пара — утренняя медитация.

Нам давали разные темы: любовь к отцу, матери, родине, мы учились излагать мысли на бумаге.

В этой школе мы учили корейский и английский языки до вечера. Ежедневно в девять вечера была уборка, а потом отбой — как в армии. В таком режиме я провел год и вышел оттуда бомбардиром, владея английским и корейским языками.

— Вы сказали, что не сразу поняли, насколько вам может пригодиться знание корейского.

— Оказалось, что это был трамплин в моей жизни. Сейчас у меня бизнес с корейцами.

— Легко было привыкнуть к корейской жизни?

— По сравнению с переездом из села в Бишкек Корея далась мне гораздо легче. Тогда мы только мечтали о загранице, но когда туда попадаешь, выясняется, что это не сверхчудо какое-то. Очень быстро привыкаешь к новой реальности.

Я приехал туда и сразу стал заниматься бизнесом: принялся отправлять из Кореи в Бишкек подержанные машины, это очень хороший заработок. Мы находили в интернете машины, отправляли людям скачанные фотографии и только потом, когда им понравится авто, выкупали его.

Все было по предоплате, так что мы абсолютно ничем не рисковали. Наоборот, риски были у покупателей, ведь это их могли обмануть. Потом мы также стали продавать запчасти.

— Я думала, что рынок автомобилей выгоднее, чем рынок запчастей.

— Наоборот! Машина продается раз в месяц, а запчасти — каждый день. Тем более наш рынок состоит из старых автомобилей, они выходят из строя постоянно.

Сейчас наша компания работает по нескольким направлениям. Во-первых, у нас есть магазин запчастей к спецтехнике — экскаваторам, погрузчикам, спецтехнике для строительства и горной добычи. Во-вторых, поставка самой техники для строителей и горнодобывающих компаний. А еще мы являемся официальными дистрибьюторами одного корейского промышленного гиганта.

— Раньше такие товары заказывали в Китае или России, Корея же ворвалась на международный рынок относительно недавно. Как ей удалось это сделать?

— Сейчас Корея является крупным поставщиком не только спецтехники и автомобилей — корейские компании активно занимаются производством косметики, текстиля и многих других товаров. Они берут тремя моментами: скоростью, качеством и ценой. 

Предприниматель Мэлс Эркинбек поставляет запасные части к тяжелой технике для большинства отечественных горнодобывающих и строительных компаний из Южной Кореи
© Sputnik / Табылды Кадырбеков
Предприниматель Мэлс Эркинбек: нужно зарабатывать как минимум 1 000 долларов в месяц, в Корее все дорого. Например, в кафе порция еды стоит 8 долларов (около 600 сомов).

— Многие кыргызстанцы думают отправиться на заработки. Как думаете, стоит им ехать в Корею?

— Конечно, ведь это очень выгодно. В среднем там зарабатывают где-то 2,5 тысячи долларов. Кыргызстанцы уезжают в Корею тремя способами. Первый — учеба. Второй — нелегальный, когда приезжают якобы на какое-то мероприятие и остаются там. Третий путь самый хороший, когда кыргызстанцы уезжают по квоте. Каждый год Корея выделяет квоты для рабочих из Кыргызстана, точно не помню сколько, кажется, около 2 тысяч.

Сейчас там проживает около 5 тысяч кыргызстанцев, в Корее уже появилась наша диаспора.

— А можно там работать, не зная корейского языка?

— Да, там очень много разнорабочих, например, часто заказывают уборку квартир. В основном корейский язык знает только бригадир, а простые работники им не владеют. В день они зарабатывают от 70 до 100 долларов.

— А вообще, жизнь в Корее дорогая?

— Нужно зарабатывать как минимум 1 000 долларов в месяц, там все дорого. Например, в кафе порция еды стоит 8 долларов (около 600 сомов).

— У нас бытует стереотип, что в Корее уделяется колоссальное внимание внешности.

— Да, там на внешний вид обращают огромное внимание. У них на 18-летие дарят сертификат на услуги пластического хирурга. Там исправить форму век, носа или щек — как к стоматологу сходить.

— Что бы вы назвали самым тяжелым для кыргызстанца, который переехал жить в Корею?

— Нам там очень тяжело, потому что мы безответственные, привыкли нарушать закон. Нам ничего не стоит перейти дорогу в неположенном месте. Мы даже не задумываемся, что нарушаем, правильно? Не испытываем угрызений совести из-за этого.

В Корее за такое сильно наказывают, там закон работает. Однажды я оставил очень дорогой фотоаппарат в холле гостиницы. Вернувшись через 3 часа, застал его на том же месте, никто его не тронул, а у нас его бы украли прямо при тебе!

Вот еще один пример: когда в феврале разбушевался коронавирус, я как раз был в Корее. Их глава минздрава выступил по телевизору, он призвал надеть маски и не собираться вместе. На следующий день я на улице не увидел ни одного человека без маски!

— Можно ли когда-нибудь стать своим в Корее, если ты иностранец?

— Сколько бы ты там не прожил, все равно останешься иностранцем, это однозначно. Их отношение больше зависит от того, какую должность занимаешь. Если ты на равных или выше, то тебя будут уважать, без конца кланяться. К чернорабочим же могут относиться, как к собакам.

— Вы представитель Торгово-промышленной палаты Кыргызстана в городе Инчхоне. Как думаете, какие совместные бизнес-проекты могут быть у КР и Южной Кореи?

— Когда разговариваешь с корейцами на эту тему, они сразу задают два вопроса. Во-первых, их интересует численность населения. Когда слышат, что в Кыргызстане проживает всего 6 миллионов человек, им становится неинтересно.

Второй вопрос: какой в стране ВВП на душу населения? Я отвечаю, что 1 100 долларов. Так как у них этот показатель достигает 31 тысячи, нам просто не о чем дальше разговаривать.

Но я все равно веду с ними переговоры с такой концепцией, чтобы использовать корейские технологии и наше (или китайское) дешевое сырье и продавать товары в ЕАЭС, так как Кыргызстан является частью Евразийского экономического союза. 

Предприниматель Мэлс Эркинбек поставляет запасные части к тяжелой технике для большинства отечественных горнодобывающих и строительных компаний из Южной Кореи
© Sputnik / Табылды Кадырбеков
Предприниматель Мэлс Эркинбек: Сколько бы ты в Корее не прожил, все равно останешься иностранцем, это однозначно. Их отношение больше зависит от того, какую должность занимаешь. Если ты на равных или выше, то тебя будут уважать, без конца кланяться. К чернорабочим же могут относиться, как к собакам.

— А что мы можем продавать в Корею?

— Они любят все экологически чистое, например, им нравится наш мед. Куда бы я не приехал, у меня сразу спрашивают кыргызский мед. Его туда привозят, но очень мало: Корея выделила Кыргызстану квоту всего лишь в полторы тонны в год. Это же смешно!

Проблема в том, что там очень высокие стандарты качества, а у нас нет лабораторий должного уровня, чтобы подтвердить безопасность продукции. Их основной поставщик меда — Австралия.

— Как бы вы оценили бизнесменов в Кыргызстане?

— Уже два года я член Клуба профессионалов "ProKG", где мы часто общаемся с другими предпринимателями. Там одни интеллектуалы, мне очень нравится находиться среди таких людей.

Проблема в том, что, когда ты делаешь бизнес в Кыргызстане, так или иначе соприкасаешься с коррупционной деятельностью: везде нужно иметь связи, знакомства, уметь решать проблемы, договариваться. Однако сейчас ситуация меняется, и теперь ценность в том, насколько ты профессионален.

— Почему вы решили жить в Кыргызстане, а не в Корее?

— А кто тут будет жить, если мы все уедем? У меня позиция такая: рано или поздно надо возвращаться. А зачем строить все заново, если можно сразу начать с нуля? Это как в книге "Антихрупкость" — мы можем привыкнуть к хорошей жизни, но как потом выживать?

А кыргызстанцы живут в состоянии выживания, поэтому у нас очень сильный народ. Мы готовы к любым мировым переменам, со всем можем справиться.

Обязательно почитайте интервью с Динарой Руслан. Она решила заработать на учебу, уехав на заработки в Афганистан.

По теме

Из Бишкека уезжал в никуда, а попал на Первый канал — история кыргызстанца
Как сельский парень из Кыргызстана стал ученым в США
Теги:
Южная Корея, экономика, бизнес, интервью, Кыргызстан

Главные темы

Орбита Sputnik