Требуется удостоверение члена ОПГ

© Sputnik / Табылды КадырбековПистолет Макарова на столе. Архивное фото
Пистолет Макарова на столе. Архивное фото - Sputnik Кыргызстан
Подписаться на
Yandex newsTelegram
Наш колумнист Тамара Рузиева уж какой день мучается. Все думает, как бы оценить, сколько стоят ее честь и достоинство. А поводом для этого послужила судебная разборка между бывшим и нынешним депутатами нашего, с позволения сказать, парламента.

Думаете, глупое и пустое занятие? Ничуть. Нет, они, конечно, бесценны в глобальном масштабе, но как посмотрю, какие денежные иски оскорбленные граждане выкатывают своим не сдержанным на язык обидчикам, так и задумываюсь. Это ж какие деньжищи люди гребут.

Сотрудник муниципального предприятия копает землю во время посадки саженцев в Ботаническом саду им. Э.Гареева. Архивное фото - Sputnik Кыргызстан
Метем, гребем, сажаем?
Когда журналистов иногда заставляют платить за пасквильные публикации, вообще не удивляюсь. Наших сестер и братьев только хлопок по карману, наверное, может урезонить. Ведь многие нынче считают, что раз язык без костей, а клавиатура на компе с кучей клавиш, то можешь нести и строчить все, что душе вздумается. Особенно, если ты борец за правду. Услышал что-то остренькое — делись с народом. 

Одно плохо — в наших судах сидят такие крючкотворы, что на каждое слово требуют справку. Напишешь, например, что Вася, занимающий высокую должность, дурак. Он на тебя телегу в суд: оскорбили, необоснованно обозвали. Судья сразу спрашивает: "А есть ли у вас, милейшая дама, серьезный документ с печатью, что гражданин действительно дурак?" — "Так это же каждая собака знает", — пытаешься ты как-то оправдаться. "Собака, может, и знает, но ведь не брешет же об этом на каждом углу и за свой лай ответственности не несет", — парируют тебе. И что тут скажешь?

Еще очень смешно бывает, когда гражданин, смотрящий прямо в объектив телекамеры и заявляющий, что он "вор в законе", возмущается, что милиционеры в суде называют его "членом ОПГ". Вершитель правосудия, не меняясь в лице, у стражей правопорядка так прямо и интересуется: "Как вы, господа менты, узнали, что сей достойный гражданин и неотъемлемый член нашего процветающего общества входит в эту организованную группу? Соответствующий документ у него находили? То, что вы сами милиционеры, можете, например, подтвердить удостоверением и бляхой нагрудной. А уверены ли вы, что у уважаемого человека есть удостоверение той организации, к которой его пытаются приписать? Предъявите-ка нам солидную, как говорят в некоторых кругах, ксиву, чтобы фото было и печать с подписью начальника. Нет? Так на нет и суда нет".

Депутаты ЖК на во время заседания. Архивное фото - Sputnik Кыргызстан
Правительство, ты нас слышишь?
Тут милиционеры начинают судорожно соображать, кто может такие корочки выдать. Дело-то серьезное. Керосином попахивает. Может, попросить собственного министра? Ему же ничего не стоит любые документы выписать, хоть красным, хоть черным, хоть белым. Но пока официально и документально статус товарища в наручниках не подтвержден, служитель Фемиды может прямо ребятам, отягощенным погонами, влепить оскорбление чести и достоинства задержанного ими человека. Любопытно, сколько товарищ из ОПГ может стребовать с милиционеров? Хватит ему пары миллионов сомов или маловато будет?

Так что же меня сподвигло оценить собственную честь, если кто-то вдруг рискнет надругаться над ней? Сразу скажу: громкая разборка между нынешним депутатом парламента и бывшим. Дама из бывших еще в свою законодательную бытность прямо с депутатской трибуны заявила, что сильно переживает за некую гражданочку, у которой не очень хороший, по их общему мнению, человек (этот самый нынешний депутат) отхапал кусок бизнеса. Вот примерно так и сказала. Да и чего было его не прибрать к крепким и уверенным в этом деле рукам, когда ту предпринимательницу не только оторвали от любимого дела, но и от общества изолировали. Бизнес стоит бесхозный. Подходи, бери, пользуйся. Вот такая вкратце простая история.

Но человек взял и оскорбился. "Сколько можно меня попрекать?— запричитал он. — Мне это слышать обидно. Прямо до самых струн моей ранимой души ваши злые слова достают и звуки неприличные из тех струн извлекают". 

Досмотр багажа в аэропорту. Архивное фото - Sputnik Кыргызстан
Любовь за границей? Только в старых трусах!
Печаль и обида товарища были столь сильны, что он отнес в суд иск на пять миллионов сомов. Как сумел определить, что именно эта сумма сможет успокоить его оскорбленное достоинство и вернуть в рабочее состояние, я понять не могу. Почему только пять, а не три или десять? Вот на каком калькуляторе можно рассчитать подобное? Не представляю. Пока я так размышляла, суд по этому делу состоялся. Судья вытащила свою счетную машинку и тоже стала считать стоимость чести. Так, видимо, прикидывала и этак, что-то умножала и делила, благо отнимать было уже нечего — все отняли раньше. Посмотрела на фотку страдальца с униженной деловой репутацией и решила, что многовато он захотел. И вынесла вердикт: больше, чем на 250 тысяч, страдания не тянут. Вероятно, подкачала актерская игра истца. Несмотря на всю униженность его репутации, о чем говорилось без устали, он не сумел достойно изобразить на лице мучения, не заламывал руки, не падал в обморок. Даже не страдал потерей аппетита, что могло разжалобить кого угодно. Ведь депутат, вкушающий без удовольствия бешбармак, — это горе для страны! 

Узнав все это, вспомнила, что мне тоже нужны кое-какие финансы. На лишение девичьей чести, сами понимаете, рассчитывать уже не могу — к старым девам не отношусь. Думаю, может, у кого (из имеющих деньги, естественно) появится хотя бы небольшое желание меня оскорбить? Так, не сильно, но от всей души, чтобы можно было иск подать. Разборки в маршрутках не пойдут.

Ау, желающие! Миллионы требовать не буду. Обещаю. Сойдемся на приемлемой сумме. Чтобы и мне было не сильно обидно за поруганное достоинство, да и вам не накладно.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Лента новостей
0