01:33 24 сентября 2019
Прямой эфир «Радио Sputnik»
  • USD69.8245
  • EUR76.6533
  • RUB1.0919
Пластический хирург Дмитрий Прокопьев.

Пластический хирург: бишкекчанки забыли, как выглядит естественная грудь

© Sputnik / Жоомарт Ураимов
Общество
Получить короткую ссылку
12506201

Почему каждому третьему клиенту отказывают в операции и чем заканчиваются фейлы в пластической хирургии, рассказал Sputnik профессиональный знаток женской красоты Дмитрий Прокопьев.

Вы можете представить себе такой магазин, где хочется купить все? Ведь это самое "все" подобрано специально для вас: фасон, размер, цвет. А пластический хирург — это еще круче. Потому что даже лучшее платье надеваешь максимум раз в неделю. А новая роскошная грудь — навсегда. Или плоский животик с упругими ягодицами. Или ямочки на щечках. Говорю же, магазин, в котором хочется все. 

— Я к вам боялась идти. Знаете почему? Мне казалось, что во время нашего разговора вы будете у меня на лице недостатки выискивать. Мол, нос надо уменьшить и в губы пухлость накачать. Когда смотрите на женщин, вы их мысленно разрезаете?

— Меня часто посещают такие мысли, когда иду по улице и смотрю на проходящих мимо женщин. Это профессиональное. 

Но в то же время я не могу говорить людям, что бы в них изменил. Это просто бестактно. К примеру, приходит ко мне женщина с большой горбинкой на носу и говорит, что хочет убрать… родинку!

Пластический хирург Дмитрий Прокопьев
© Sputnik / Жоомарт Ураимов
Пластическая хирургия не для всех. Хирургия в принципе не для всех. Тут мало просто не бояться крови.

А этой родинки ведь даже не видно, в отличие от носа. Но это значит, что она делает ее несчастной, а нос — нет. И если я заикнусь про него, то у этой женщины появится новый комплекс.

Понимаете, мы психологи в мире хирургии.

— А как вы вообще вдруг решили, что хотите резать женщин, чтобы сделать их красивее?

— Не вдруг. Вообще-то по всем законам жанра я должен был стать программистом, как папа и брат. Но случилось так, что я заинтересовался работой мамы — она работала косметологом. Это сыграло решающую роль в выборе будущей профессии.

Пластическая хирургия не для всех. Хирургия в принципе не для всех. Тут мало просто не бояться крови. 

— Конечно, тут еще чувство прекрасного необходимо. Как у художника. Только он может все порвать и перерисовать, а вы — нет. 

— За свое чувство прекрасного я никогда не волновался. Тут главное — выдержка. Во время операции всегда может пойти что-то не так. 

Много лет назад, когда я был еще ассистентом хирурга…

— Много лет назад?! Так сколько вы уже оперируете?

— Самостоятельно? Лет семь, наверное. 

— Ого! Продолжим. Много лет назад, когда вы были еще ассистентом хирурга…

— …нам предстояло прооперировать девушку с кривошеей. Это такое заболевание, при котором голова человека как будто все время наклонена в одну сторону.

Во время операции у нее началось сильное кровотечение. Я смотрю на хирурга, а он и бровью не ведет. 

Пластический хирург Дмитрий Прокопьев
© Sputnik / Жоомарт Ураимов
Большая часть моих клиенток — действительно привлекательные женщины.

Когда все это наконец закончилось и мы покинули операционную, я увидел, что мой учитель сильно нервничает. Он спросил меня, страшно ли мне было. Я ответил: "Нет. Но если бы я был на вашем месте, то очень испугался бы".

— Люди, которые приходят к вам на операцию, — какие они?

— У нас в медицинском центре врачи говорят так: если видишь в коридоре красивую девушку, то она, скорее всего, идет к пластическому хирургу. Большая часть моих клиенток — действительно привлекательные женщины.

— Но это же совсем нелогично… Что ей на лаврах-то не почивать?

— Потому что она привыкла быть в центре внимания. Кроме того, пластическая хирургия больше помогает бороться с проблемами психологическими. 

Как-то раз пришла ко мне девушка с сильнейшей депрессией. Ее бросил муж. На прощание он сказал ей, что причина расставания в ее шраме. У нее на лбу был микроскопический рубец. 

Я был уверен, что бывший муж использовал шрам как оправдание. Но эти слова превратились для нее в комплекс.

Конечно, она может потратить деньги на психолога, долго и муторно избавляться от своего пунктика. Но ведь гораздо быстрее убрать причину дискомфорта — шрам. Что я, собственно, и сделал.

— А бывает так, что вы отказываетесь делать операцию, потому что уже совсем пунктик? 

— Как-то ко мне пришла девушка. Она сказала, что хочет ямочки на щечках. В процессе разговора я понял, что ей не нравилась ее челюсть. Она хотела изменить овал лица. К концу беседы девушка заявила, что не прочь увеличить и губы.

Оказалось, что она недавно уволилась с работы и продала квартиру, чтобы уехать в другую страну. Ей просто нужно было полностью обновиться. Я отправил ее подумать. Больше она не приходила.

— А часто ли просят что-то странное, необычное?

— Как-то раз ко мне пришел красивый, брутальный парень. Знаете, чего он хотел? Поломанные уши! Дело в том, что он борец и ни разу не ломал уши. Перед коллегами неудобно.

— И вы его осчастливили?

— Нет. Все-таки моя работа — делать людей красивыми. Иногда девушки просят сделать им нос, как у Майкла Джексона, — тоненький. Но я отказываюсь. Наверное, из десяти посетителей ни с чем уходят трое.

Однажды пришла пожилая семейная пара. Жена настаивала на том, чтобы сделать мужу подтяжку век. Супруг был не так воодушевлен.

Пластический хирург Дмитрий Прокопьев
© Sputnik / Жоомарт Ураимов
После любой операции могут быть осложнения, но они крайне редки. Из 200-300 пациентов приходится корректировать у одного.

Я посмотрел на него. У мужчины было много морщин, и "молодые" веки ему бы явно не пошли. Они бы смотрелись чужеродно.

Чтобы все это смотрелось органично, одними веками дело не обошлось бы. Нужно делать подтяжку. Я уверен, что жена смогла бы убедить его и на эту операцию, но в то же время понимал, что сам мужчина этого не хотел. И я отговорил их от этой затеи.

— А какая пластическая операция считается в Кыргызстане самой популярной?

— Блефаропластика — подтяжка век. О ценах спрашиваете? Если по городу, то от 10 до 70 тысяч сомов. Но очень дешево я бы не советовал. Некоторые хирурги могут принимать по семь человек в день. А наша работа — не конвейер, и результат зачастую может быть не самым лучшим. 

— Давайте подробнее поговорим о самой операции. 

— Она преображает человека. Сначала с помощью инструмента определяем, насколько сильно надо открыть веко, и смотрим на реакцию человека — нравятся ли ему новые глаза. Далее необходимо сдать анализы. И только потом можно планировать операцию.

— И что, они отходят после наркоза и чувствуют себя, как бабочка, которая раньше была гусеницей?

— Нет. Чаще всего они приходят в ужас. Ведь до этого мы сформировали с помощью проволоки красивое веко, а тут все опухшее, страшное. Обычно отеки сходят несколько недель. Иногда для полного заживления требуются месяцы.

— Часто приходится переделывать работу?

— После любой операции могут быть осложнения, но они крайне редки. Из 200-300 пациентов приходится корректировать у одного. 

— Значит, девушки хотят большие, красивые, выразительные глаза. А что еще необходимо кыргызстанкам, чтобы чувствовать себя сногсшибательными?

— Второй по популярности операцией в моей практике является липофиллинг. Особенно, когда пересаживают жир с живота на попу. 

— Прямо операция-мечта: сделала, и уминай себе колбасу на здоровье. Все равно будешь стройной, как кипарис.

— Не совсем. Сейчас расскажу технологию. Когда человек толстеет, количество его жировых клеток не увеличивается. Просто они становятся больше. Во время операции их аккуратненько пересаживают на новое место, например на попу.

Пластический хирург Дмитрий Прокопьев
© Sputnik / Жоомарт Ураимов
— Я за деньги делаю людей счастливыми. Что может быть лучше?

Казалось бы, теперь можно есть в три горла. Некоторые женщины так и делают: перестают следить за фигурой. Однако на месте жировых клеток на внутренней стороне живота остаются рубцы. Из-за этого набор веса идет неравномерно, и живот начинает выглядеть, как стиральная доска. 

Сколько стоит такая операция? От 50 до 80 тысяч сомов. У всех по-разному.

— Обычно, когда говоришь о пластической хирургии, представляешь грудь необъятных размеров. Как-то мы с вами упустили эту тему. О какой груди мечтают кыргызстанки?

— Желания их в этом вопросе отличаются от желаний, к примеру, россиянок. Те хотят большую грудь. Кыргызстанки — чтобы было "естественно".

Проблема в том, что это самое "естественно" в их понимании — это совсем не естественно. Они смотрят на груди различных звезд и хотят такие же. Но не бывает такого у натуральной груди.

В основном все помешаны на "троечке". Но она не всем подойдет. Выбор груди — длительный процесс. Нужно ведь и форму подобрать, и размер.

— А вы довольны вашей работой — потакать капризам дамочек? И вообще избранным путем?

— Я за деньги делаю людей счастливыми. Что может быть лучше?

По теме

Как найти работу, если ты бестолочь с невнятной специальностью
Бизнес в Кыргызстане: истории тех, кто зарабатывает на красоте
Теги:
пластическая хирургия, красота, грудь, операция, профессия

Главные темы

Орбита Sputnik