15:26 15 октября 2019
Прямой эфир «Радио Sputnik»
  • USD69.8079
  • EUR77.0016
  • RUB1.0846
Дизайнер Чолпон Аламанова

Я открыла бизнес из-за находки в старом блокноте — беседа с кыргызстанкой

© Sputnik / Табылды Кадырбеков
Общество
Получить короткую ссылку
1421593

Чолпон очень тяжело переживала развод с мужем. Свою боль девушка решила заглушить работой, и неожиданно ее бизнес пошел в гору.

Когда-то Чолпон Аламанова была единственной кыргызстанкой в своем институте, и все смотрели на нее, как на диковинку. Потом девушка долго работала дизайнером одежды для отечественных компаний.

Выйдя замуж, Чолпон решила оставить работу, однако финансовые проблемы, а после и развод заставили ее по-новому взглянуть на старое хобби. Оказывается, знание курака (кыргызской техники лоскутного шитья) можно превратить в бизнес. Так Аламанова открыла школу.

— Расскажите о своем детстве.

— Я последний ребенок в семье. Кстати, это очень интересная история: после появления на свет первой дочери маме строго-настрого запретили рожать. Она ослушалась врачей, и на свет появился мой брат. "Дочь есть, сын есть… Успокойся уже", — предупредили ее доктора. Когда мальчик подрос, он стал клянчить у мамы сестренку или братишку. Она не могла объяснить шестилетнему ребенку, что здоровье не позволяет. "А хотя бы котенка ты родить можешь?" — спросил он как-то. В общем, брат меня выпросил…

В семье к моим увлечениям относились внимательно. Я с детства мечтала научиться шить одежду, причем не где-нибудь, а в Москве.

— Сбылась мечта?

— Не совсем. В тот год, когда я окончила художественное училище, квоты для Кыргызстана отменили. Обидно, ведь для Казахстана и Узбекистана они остались.. Я расстроилась и поступила на конструктора одежды в Алматы. 

Дизайнер и художник Чолпон Аламанова в своей студии
© Sputnik / Табылды Кадырбеков
Дизайнер Чолпон Аламанова: я долго искала себя: была управляющей интернет-клубом, фотографом, художником по костюмам в фильме

— И каково было вам, домашнему ребенку, учиться вдали от дома?

— Для меня это стало настоящим стрессом. Там все были приезжими и говорили на казахском. Я не представляла, как вести себя, каждый день в слезах звонила родным: "Я буду самым послушным ребенком — только заберите меня отсюда!".

— Как к вам относились однокурсники?

— Будучи единственной студенткой из Кыргызстана, я стала в институте местной достопримечательностью. Особенно однокурсников удивляло мое имя, ведь у казахов оно произносится как Шолпан. Окружающие называли меня именно так, и мне иногда казалось, что они просто издеваются… Но на самом деле в Казахстане, вопреки стереотипам, очень уважительно относятся к Кыргызстану.

— Почему вы не остались там после учебы?

— Это прозвучит смешно, но на мое решение повлияла всего одна фраза. Вступительные экзамены я сдавала в Бишкеке, и мужчина, который вручал мне документы, сказал: "Вы приняты в вуз. Пожалуйста, учитесь хорошо и обязательно возвращайтесь обратно. Вы очень нужны Кыргызстану". Его слова так на меня подействовали, что я не допускала даже мысли о том, чтобы где-то остаться.

— Легко ли вы нашли работу в Бишкеке?

— Да, но, если честно, дизайнеры тут не очень много зарабатывают. К тому же тогда я была неопытной, и платили мне слишком мало… Я долго искала себя: была управляющей интернет-клубом, фотографом, художником по костюмам в фильме "Как выйти замуж за Гу Чжун Пе". В 2012 году я вышла замуж и решила, что все — работать мне больше не надо.

— А как вы познакомились с мужем?

— Через общих друзей. Это забавная история. Я готовилась к выставке в Бельгии, поэтому сразу заявила: "У меня нет времени с тобой гулять, мне не до этого. Если хочешь, можешь помогать мне, когда буду работать". Два месяца мой парень сидел рядом, резал ткань для курака, приносил еду. Когда я вернулась из Бельгии, мы поженились.

— Вот мы и подошли к кураку… Как вы освоили эту технику?

— Мне было 12 лет, когда меня привели в гости к сестре бабушки. Пока взрослые накрывали стол, я заинтересовалась ее рукоделием. Она показала, как правильно сшивать кусочки ткани. Я была в таком восторге, что уже вечером разрезала старые вещи — мне отдали то, что не жалко. Так появилось мое первое покрывало, правда, сделано оно было без всякого изящества. 

Дизайнер и художник Чолпон Аламанова в своей студии
© Sputnik / Табылды Кадырбеков
Чолпон Аламанова: для женщины эта профессия — вообще идеальный вариант. Можно заниматься шитьем дома, можно устроиться в компанию: таких мастеров с руками и ногами отрывают.

— Как вы решили открыть собственную школу?

— У нас с мужем начались материальные проблемы, и я всерьез задумалась, чем помочь семейному бюджету. Подружка как раз предложила сшить ей приданое — не бесплатно. Я отказалась: "Давай лучше тебя научу". Она сначала посмеялась: "Что ты! Я никогда иголку в руках не держала". Потом подумала и согласилась обучиться. Каждое утро жених привозил ее ко мне, и мы весь день шили…

Через три месяца были готовы тошоки и подушки — все, что необходимо для невесты. Но главное — она сама была в восторге от себя. Тогда я поняла: надо открыть школу, чтобы обучать девушек кураку.

— Легко ли вы нашли на это деньги?

— Сразу скажу, что муж отнесся к идее скептически: "Чоп, ну куда ты лезешь? Ты хоть представляешь, сколько это стоит?". Я не успокоилась и втайне стала подсчитывать затраты: так, столы можно попросить у родственников (они с радостью избавятся от старой мебели), утюг возьму дома… Сложнее всего было с покупкой швейных машин. Мне требовалось две штуки, а каждая стоила 150 долларов — тогда это была нереально большая сумма. И тут в моей жизни произошло чудо: я до сих пор шучу, что мою школу проспонсировали свыше.

В тот день я гостила у родителей. Женешка убирала в доме и нашла мой старый блокнот с телефонами. Сначала я сказала, чтобы она выбросила "этот мусор", но потом все-таки решила полистать его. Смотрю — один листок подогнут, разворачиваю его и вижу три новенькие стодолларовые купюры. Представляете?! Позже я вспомнила, что пять лет назад, когда работала в компьютерном клубе, потеряла деньги за аренду помещения. Плакала… Оказывается, все эти годы они лежали в блокноте!

Две швейные машинки я купила сразу. Когда все было готово, распечатала объявления и стала расклеивать их на столбах. Сначала ко мне пришли учиться всего две девушки: сестренка и дочка подруги. Наверное, просто из жалости…

Я тогда развелась с мужем. Мы прожили вместе недолго, два года, но все равно расставание оказалось болезненным. Я старалась выплеснуть свои чувства, и вся эта энергия пошла в работу. 

— Сколько у вас сейчас учениц?

— Около двадцати. Теперь даже из Казахстана приезжают, чтобы попасть на занятия. Была девушка из Канады, которая увидела мою страничку в Интернете.

— Школа приносит хороший доход?

— Я вполне могу себя обеспечивать. Приведу пример: моя племянница сейчас как раз решает, какую профессию выбрать. С одной стороны, она хочет придумывать одежду, а с другой — ей нравится программирование. Я сказала: "Делай так, как подсказывает сердце. Не думай, сколько ты будешь зарабатывать в том или другом месте".

Мне в свое время тоже ведь твердили: "Кем ты хочешь стать? Художником? Лучше иди в бухгалтеры — никогда голодной не останешься". Меня поддержали родители: "Хочешь рисовать — рисуй. Жаль, что ты будешь жить бедно… Что поделать, раз хочется?!". На самом деле, если любишь то, чем занимаешься, голодать не придется.

Для женщины эта профессия — вообще идеальный вариант. Можно заниматься шитьем дома, можно устроиться в компанию: таких мастеров с руками и ногами отрывают.

— В Кыргызстане вроде много талантливых дизайнеров, а стоит пройти по рядам "Дордоя", где торгуют отечественной продукцией, и грустно становится: там какие-то странные аляповатые платья с обилием страз, рюшей и аппликаций.

— У меня много знакомых дизайнеров, и они классные. Их это тоже удивляет: почему-то ужасные модели пользуются большим спросом за рубежом. Одна даже призналась, что ей стыдно за то, что она делает. Но тут ничего не попишешь: что продается, то и шьют. 

Дизайнер и художник Чолпон Аламанова в своей студии
© Sputnik / Табылды Кадырбеков
Чолпон Аламанова: наши мастера вообще одни из лучших в Центральной Азии. Например, я вижу много наших работ в Казахстане, но там их выдают за творения местных умельцев.

— Вы представляете курак и на зарубежных выставках. Я слышала, иностранцы готовы платить за такие изделия большие деньги…

— Да, они очень ценят ручной труд. Конечно, поступали предложения делать курак на продажу, но мне это не очень интересно. А вот среди моих учениц немало тех, кто продает изделия. Наши мастера вообще одни из лучших в Центральной Азии. Например, я вижу много наших работ в Казахстане, но там их выдают за творения местных умельцев. 

— Вы никогда не хотели закрыть школу и заняться чем-то другим?

— У меня как раз сейчас такой период. Мы закрываемся на каникулы, а я чувствую, что пора выходить на следующий уровень. Собираюсь попутешествовать, посмотреть на другие работы, научиться чему-то новому.

Почитайте историю Жибек Шараповой. Когда-то она сняла двухкомнатную квартиру, чтобы обучать детей, а теперь у нее целая сеть образовательных центров.

По теме

В Кыргызстане всего 150 таких специалистов — вся правда о необычной профессии
Кыргызстанец делал сэндвичи в съемной квартире. Теперь у него пищевой завод
Теги:
шитье, курак, традиции, школа, Чолпон Аламанова

Главные темы

Орбита Sputnik