13:27 19 сентября 2018
Прямой эфир «Радио Sputnik»
  • USD69.4042
  • EUR81.1127
  • RUB1.0244
Беременные девушки. Архивное фото

Он рыдал от ужаса, когда его 15-летняя девушка забеременела, — педагог из КР

© AFP 2018 / NICOLAS ASFOURI
Общество
Получить короткую ссылку
Асель Минбаева
7752910111

Бьющийся в истерике мужчина кричал: "Только не говорите моей жене! У меня же дочка старше нее!". Это запоздалое раскаяние вызвало у присутствующих чувство омерзения… Среди свидетелей жуткой сцены был и Алексей Петрушевский, который давно занимается беспризорными детьми.

"Если ты защищаешь детей, будь готов к тому, что тебя обольют грязью", — говорит директор Центра реабилитации беспризорных детей Алексей Петрушевский. У него покрасневшие, уставшие глаза… Под конец нашего тяжелого разговора глаза стали красными и у меня.

Директор Центра реабилитации беспризорных детей Алексей Петрушевский
© Sputnik / Табылды Кадырбеков
Директор Центра реабилитации беспризорных детей Алексей Петрушевский

— Мы привыкли думать, что детей бросают только пьющие родители. А на самом деле?

— Я тоже когда-то так думал. На самом деле бывает по-разному… Вот есть женщина, она не пьет и не курит. У нее уже был сын от первого брака, когда она вышла замуж второй раз. Родив еще двоих детей, эта женщина решила, что старший ребенок мешает семейному счастью. Когда мальчику исполнилось 12 лет, мать выставила его за дверь, потом пошла к нотариусу и подписала отказ от ребенка. А ведь это вполне благополучная с виду женщина!

Смотрел я на того мальчонку, и сердце кровью обливалось: отличник, рисовать любит… За что с ним так? "Мама ко мне в интернат ни разу не приезжала. Пожалуйста, позвоните ей — вдруг что-то случилось", — просил он робко. Я стал звонить: ну а вдруг удастся переубедить? "Я уже от него отказалась, все бумаги подписала. Чего еще вы от меня хотите? Не звоните мне больше!" — злобно сказала она и отключилась.

Что я должен был ответить этому мальчишке? Прости, но маме ты не нужен? Как мог, так и объяснил: "Мама ошибается. Ты должен стать хорошим человеком, чтобы она поняла, как была не права". Сейчас он пережил ту боль, работает аниматором…

— Как здорово, что он не опустил руки! А какие дети стали для вас примером силы духа?

— Ох, эта история произошла аж 10 лет назад… Как время-то летит! У одной зажиточной пары в Чуйской области была единственная дочь и гектары теплиц. Супруги решили поступить подло: взять двух детей из интерната, чтобы не нанимать работников. Нашли в детдоме подходящих мальчиков — братьев 11 и 13 лет. Господи, что пришлось пережить этим детям! Их кормили всего несколько раз в неделю, постоянно били. Возить коровий навоз на тачке не разрешали (колеса жалко!), поэтому они таскали все ведрами. Но самое главное — эти ребята не сломались. Когда их наказывали, старший брал вину на себя и ему доставалось вдвое больше побоев, но они все равно держались друг за друга.

Руководитель Центра реабилитации детей и молодежи Алексей Петрушевский во время интервью на радиостудии Sputnik Кыргызстан
© Sputnik / Табылды Кадырбеков
Алексей Петрушевский: по идее, социальные работники должны разбиться в лепешку, лишь бы ребенок остался в семье. Забирать детей у родителей надо только в крайнем случае, когда те вообще на людей не похожи. А у нас чуть что — сразу отправляют в детдом

— Этих рабовладельцев потом посадили?

— Что вы, у нас же самый гуманный суд в мире! В первой инстанции мы вообще проиграли. Ох, что там творилось! Мне по секрету шепнули: "Они выиграют дело, спасайте детей". Я сказал психологу: "Бери машину, сажай мальчишек и вали отсюда".

И вот судья зачитывает решение, а конвой засуетился: где мальчики? Я соврал: "Их повезли на обед". Мы прятали братьев неделю, но в итоге все-таки отстояли. Сколько грязи на нас тогда вылили!

— Что сейчас с этими мальчиками?

— Я очень боялся, что они сломаются, но ничего — выдержали. Старший стал настоящим богатырем. Он теперь неплохо зарабатывает и по-прежнему опекает младшего брата.

— Удивительно, но 95 процентов детей попадают в интернаты при живых родителях. Как так?

— У нас большие проблемы с законодательском. По идее, социальные работники должны разбиться в лепешку, лишь бы ребенок остался в семье. Забирать детей у родителей надо только в крайнем случае, когда те вообще на людей не похожи. А у нас чуть что — сразу отправляют в детдом. Никто и не пытается работать с матерями.

Приведу пример. Эта семья жила недалеко от Бишкека. У пьющей матери отобрали детей и отвезли в Беловодский интернат. Спустя полгода я прочел в характеристике: "Мать не справляется со своими обязанностями, к детям не приезжает, они от нее отвыкли". Конечно, плохая она мать, ату ее!..

Ребята, эта женщина живет на ферме, доит коров. Там ей дают еду и 100 сомов в день. Чтобы повидать детей, ей нужно доехать до Беловодского, а потом преодолеть еще 30 километров по степи, ведь все интернаты у нас на отшибе. Ну как она туда доберется?!

Детские дома в Кыргызстане уже переполнены. Директорам выгодно принимать больше детей, ведь на каждого идет финансирование — 7 тысяч сомов в месяц. У нас очереди из желающих усыновить ребенка, но потенциальным родителям надо собрать столько документов, что легче на Луну слетать. Зато те, что побогаче, получают "детей" вне очереди… Почему бы не сделать "усыновительную" базу прозрачной, как в России? Не понимаю.

Благотворительная программа Поезд надежды в Приморье
© Sputnik / Владимир Песня
Воспитанник детского дома

— Говорят, выпускники интернатов с трудом находят свое место в жизни.

— Я приведу вам один пример, и вы все поймете. Есть у нас девушка, которая бросила своих дочек. Я спрашиваю ее: "Ну как ты могла? Это же твои дети". Она спокойно отвечает: "Меня интернат воспитал, и их воспитает".

Она просто не умеет жить! Ей самой не хватало любви и ласки. Есть такой тест, когда ребенка просят вспомнить самый счастливый момент в жизни, — он рассказывает, как выиграл конкурс в школе или как ему купили игрушку. От воспитанников детдома можно услышать: "Мне дали килограмм яблок, и я так объелся, что стало плохо". Или они вспоминают про конфеты, которые ели в Новый год. Эти дети не знают семейного тепла, не учатся строить семьи — вот что самое страшное!

Что первым делом говорят такие дети при знакомстве? Что они детдомовские. Я стараюсь объяснить каждому: ты не детдомовский, не дави на жалость. Ты просто гражданин, двигайся и развивайся! Сегодня дикий капитализм, всем на всех плевать.

Директор Центра реабилитации беспризорных детей Алексей Петрушевский
© Sputnik / Табылды Кадырбеков
Алексей Петрушевский: детские дома в Кыргызстане уже переполнены. Директорам выгодно принимать больше детей, ведь на каждого идет финансирование — 7 тысяч сомов в месяц

— Я слышала от выпускников детдомов, что подростки там слишком рано начинают половую жизнь. Это так?

— Они мне сами рассказывали и про секс, и про то, как старшие бьют и конфеты забирают. Да, это проблема, особенно для девочек.

Я вам расскажу об одной 15-летней воспитаннице. Помню, как она плакала, узнав о своей беременности. Нашли ее кавалера, а он начал рыдать от страха: "Пожалуйста, не говорите жене! У меня же дочка старше нее! И вообще, она сама виновата, сама этого хотела. Наврала, что ей восемнадцать". Сама захотела?! Она же любви с детства не видела, а он ей голову вскружил, колечко за 500 сомов подарил, в кафе сводил — вот девчонка и влюбилась… Эх, голову надо лечить таким людям.

— А что потом? Она родила?

— Да, сына. Как я умолял ее не бросать ребенка! Но там сыграло роль мнение матери: "Куда тебе, пятнадцатилетней, ребенок?". Врачи тоже были заинтересованы в том, чтобы она написала отказ, даже не разрешили дать малышу грудь.

Сегодня у этой девушки свое жилье, небольшой бизнес. Недавно она мне звонила: "Помогите найти сына! А вдруг ему плохо? Вдруг его обижают?". Но как помочь-то? Все, тайна усыновления… Теперь она себя всю жизнь корить будет.

После интерната девочки идут куда глаза глядят. Вместо первой любви они натыкаются на животные инстинкты мужчин. Некоторые становятся проститутками. В какой-то момент им кажется, что это выход из ситуации, легкие деньги. С такими девочками трудно работать, они же еще  и огрызаются: "Какая тебе разница? Зато у нас деньги есть". У них вся жизнь под откос идет: быстро спиваются, начинают бродяжничать…

— Много лет назад вас тоже обвинили в ужасных вещах… Причем это сделал человек, который потом не раз позволял себе какие-то неадекватные высказывания.

— У нас всегда так: если ты защищаешь детей, значит, непременно педофил. Как я устал от этих нелепых обвинений в сексуальных домогательствах, продаже детей на органы! У меня есть жена, два сына… Да, я обнимаю детей и буду обнимать — кто еще подарит им ласку? Это же по-отцовски, с головой у меня все в порядке. Поверьте, если бы я обидел хоть одного ребенка, он бы сразу сбежал из центра: у нас нет ни решеток на окнах, ни трехметрового забора.

Мои близкие страдали: "Брось уже все! Сколько можно терпеть эту грязь?!". А я смотрю на своих воспитанников и думаю: они ведь на улице выжили, так неужели я не справлюсь с этой мерзостью?

Мальчик с воздушным шариком во время акции Подарим детям будущее.
© Sputnik / Табылды Кадырбеков
Мальчик играет у лужи

— В фильмах беспризорников показывают агрессивными и неуправляемыми. Как вы находите с ними общий язык?

— Однажды к нам на работу устраивалась девушка и спросила: "Как вы наказываете детей?". Я честно ответил, что никак. Воспитываем только личным примером.

Помню, несколько наших ребят украли шоколадки в магазине. Когда об этом стало известно, я повез их туда: они должны были вернуть украденное и вымыть пол — отработать ущерб. Парнишки долго общались с продавщицей, она рассказала, что ей пришлось бы оплатить эти шоколадки из своего кармана. Во время мытья пола они даже успели подружиться. "Кстати, у нас часто остается товар с истекающим сроком годности. Давайте я буду отдавать его вам просто так?" — предложила эта женщина.

Вот скажите теперь, что эффективнее: показать, как правильно, или строго наказать? Наши дети — это не террористы какие-то, а самые обычные люди, которые нуждаются в любви и понимании.

— В Бишкеке часто можно встретить женщин с детьми, которые просят милостыню. Как правило, это представители народности люля. Общественность нередко задается вопросом, есть ли какой-то надзор за ними?

— О чем вы говорите?! Какой надзор?! К нам иногда привозят таких детей, а потом в центр является весь табор. Начинаются истерики, но дети этот "театр" уже изучили — тоже кричат, плачут… Документы у них находятся моментально. Их депортируют в Узбекистан, только никто не проверяет, перешли они границу или нет.

Однажды к нам попал ребенок с искалеченной ножкой. Ему сделали три операции, все было нормально, а потом пришла его мамаша и бросила мне в лицо кипу свидетельств о рождении: "Выбирай, какое нужно". Нет, дорогая, будем разбираться! Мы отправили запрос в МВД Узбекистана… В общем, потом их депортировали на родину.

Там, в Узбекистане, за такое светит тюремный срок, а у нас демократия. Попрошайничество превратили в бизнес. К вам хоть раз подбегал ребенок с жалобными глазами: "Тетенька, купи розу!"? Так вот, знал я одну маму, которая этим занималась… Она разоткровенничалась: "Мне на заводе платят 7 тысяч сомов в месяц, а тут один ребенок приносит тысячу за день. У меня-то их трое. Где мне еще так платить будут?". Она перед участковым только "отмечается", и все.

Директор Центра реабилитации беспризорных детей Алексей Петрушевский во время интервью на радиостудии Sputnik Кыргызстан
© Sputnik / Табылды Кадырбеков
Алексей Петрушевский: у меня есть жена, два сына… Да, я обнимаю детей и буду обнимать — кто еще подарит им ласку? Это же по-отцовски

— Я как-то ездила в женскую колонию и узнала, что большинство осужденных попали туда за тяжкие преступления: убийства, грабежи, наркоторговлю. Причем у большинства из них есть дети… Как вы думаете, они нужны этим мамам?

— Да, очень. Каждый раз, когда я привожу ребенка на свидание в колонию, в глазах матери появляется такая любовь! Многие просят скрыть от детей, как называется это место, чтобы не травмировать их. Конечно, они оступились, но материнской любви это не отменяет.

Ребенок тоже всегда скучает по маме… В наш центр как-то попала тринадцатилетняя девчушка. Во время беседы с психологом она разнервничалась: "Почему вы заставляете меня рисовать бабочек? Я вам что, ребенок?". Я понял, что с ней надо работать по-другому, она гораздо взрослее многих. Эта девочка стала приходить ко мне по вечерам и рассказывать такое, от чего мне, мужчине, становилось больно.

Когда ей исполнилось 11 лет, мать попала в колонию. Тут же нашлись мерзавцы, которые обманули ребенка: "Хочешь, чтобы маму освободили? Ты должна заработать деньги, а мы тебе поможем". Эту девочку незаконно привезли в ОАЭ. Ей бы в куклы играть, а ее вовлекли в проституцию… Через два года она пыталась покончить жизнь самоубийством, но ее спасли.

Благодаря усилиям консульства девочка была доставлена в Кыргызстан. Она нашла в себе силы забыть пережитый ужас и вернуться к нормальной жизни. Сейчас у нее семья, дети…

— Подростки часто бывают жестоки, даже в престижных школах травят тех, кто отличается от остальных. Ваши дети сталкиваются с пренебрежением ровесников из благополучных семей?

— Однажды мы подготовили театральную сценку про ребенка, который оказался на улице, — наши дети фактически сыграли себя. Когда мы приехали с этой сценкой в крутую бишкекскую школу, завуч тихо сказала мне: "Вы только предупредите своих, что наши могут начать над ними смеяться. Они же не знают, что это такое". Я попросил ребят играть, что бы ни случилось… Через пять минут зрители убрали телефоны, через десять у девчонок появились слезы на глазах. Когда сценка закончилась, весь зал аплодировал стоя.

Важно научить людей понимать друг друга. Для этого не надо рисовать плакаты или говорить высокопарные речи. Просто дайте им возможность поговорить.

Обязательно почитайте воспоминания правозащитницы Назгуль Турдубековой. Она работает с детьми, которые пережили страшное.

По теме

Тетя прижигала тело ребенка плойкой, чтобы не баловался, — правозащитница из КР
Посмотрите на меня! Я смогла полюбить себя — история Гиты Резахановой
Теги:
беспризорники, интервью, насилие, дети, Алексей Петрушевский, Кыргызстан
Правила пользованияКомментарии

Главные темы

Орбита Sputnik