12:46 15 ноября 2018
Прямой эфир «Радио Sputnik»
  • USD69.8333
  • EUR78.7929
  • RUB1.0270
Беседа с Айнурой Мамираимовой

Она забеременела, чтобы спасти дочь, — интервью с кыргызстанкой

© Sputnik / Досхан Нусупбеков
Общество
Получить короткую ссылку
Ангелина Инюшина
2903 0 0

Во время беседы Айнура Мамираимова с трудом сдерживала слезы. Женщина постоянно бросала взгляды на телефон, где на заставке стояло фото девочки с короткой стрижкой…

"Это моя Аймира… Она может умереть", — Айнура не выдержала и разрыдалась. Она уже год борется за жизнь шестилетней дочери. В последнее время стало казаться, что все трудности позади, но недавно выяснилось, что это не так.

— Расскажите немного о себе.

— Я родилась в Исфане. Мечтала стать врачом, училась на медицинском факультете университета в Оше. Там же познакомилась с будущим мужем. После окончания вуза мы поженились. Я работала в поликлинике, муж — в стоматологии. Потом родилась дочь…

Я зарабатывала сущие копейки и со временем перешла в частный медцентр. Жить стало легче, затем на свет появился сын. Мы снимали жилье и очень хотели иметь собственное, поэтому начали копить на квартиру.

— Когда вы поняли, что что-то идет не так?

— Дочке было четыре года, она вдруг стала быстро уставать. Однажды говорит мне: "Скажи няне в садике, что я приду и сразу буду спать". Забрав Аймиру вечером из сада, я осмотрела ее: на коже в некоторых местах появились красные точки, а на ноге был синяк. В ту же ночь у нее поднялась температура. У меня появились подозрения, что это заболевание крови, но я старалась гнать прочь дурные мысли. Ребенок же, мало ли… Может, где-то ударилась.

Чтобы знать наверняка, что происходит, утром мы пошли сдавать анализы. В тот же день мне позвонили из лаборатории, попросили срочно приехать. 

Айнура Мамираимова с семьей, где старшей дочери нужна срочная операция
© Фото / из личного архива Айнуры Мамираимовой
Айнура Мамираимова: восемь суток дочка получала высокодозную химиотерапию и кричала от боли. Это был настоящий ад…

— Какими были результаты анализов?

— Они показали 61 процент раковых клеток! Я была в шоке…

Потом мы с мужем отправили сына к родственникам в село и купили билеты на ночной рейс в Бишкек. Следующим утром мы с Аймирой уже были в Национальном центре онкологии. Требовалось подтвердить диагноз, и у дочки взяли костный мозг на анализ. К нашему ужасу, диагноз подтвердился: лейкоз. Надо было определить его вид. Для этого мы выбрали центр Рогачева в Москве, заплатили за исследование 18 тысяч рублей. Врачи определили, что это миелобластный лейкоз. С таким диагнозом выживают всего 30-40 процентов больных.

Местные специалисты решили начать лечение с химиотерапии, но предупредили, что Аймира может не перенести его. Помню, как я дрожащей рукой подписывала разрешение на процедуры. Восемь суток дочка получала высокодозную химиотерапию и кричала от боли. Это был настоящий ад…

В итоге Аймире провели три курса "химии". В декабре прошлого года закончился последний, и ее перевели на поддерживающую терапию.

Результаты анализов, которые мы получили совсем недавно, 6 ноября, показали, что у дочери рецидив. Чтобы спасти ее, требуется пересадка костного мозга. Такие операции в Кыргызстане не делают. Самый приемлемый для нас вариант — клиника в Индии. Операция там стоит 50 тысяч долларов, таких денег у нас нет. Половину, 25 тысяч, надо собрать до 11 ноября и положить на депозит в банке: только при этом условии Аймиру начнут готовить к операции.

Мы с мужем шесть лет копили на квартиру и собрали около 7 тысяч долларов. Все деньги потратили на лечение дочки. Я сейчас не работаю, все время нахожусь с Аймирой. Муж получает 17 тысяч сомов, но восемь из них мы отдаем за съемное жилье. Какое-то время помогали родственники, но у всех своя жизнь… Самостоятельно нам никогда не собрать нужную сумму. 

Аймире нужна срочная операция
© Фото / из личного архива Айнуры Мамираимовой
Айнура Мамираимова: Аймира всегда молится после еды — просит за себя и за нас

— Кто может стать донором для вашей дочери?

— Только родственник. Сына сразу исключили из списка возможных кандидатов: в марте этого года ему удалили кисту. Муж тоже не может быть донором по состоянию здоровья. Мне надо было сдать анализы на совместимость, но найти необходимые деньги — 600 долларов — не удалось. Изучая специальную литературу, я узнала, что, если забеременеть, а после родов сохранить стволовые клетки пуповины, их можно будет пересадить больному ребенку.

— Вы забеременели, чтобы спасти дочь?

— Я и раньше хотела родить третьего, да и Аймира просила о сестренке… Когда она узнала, что мы ждем ребенка, так радовалась! Разговаривала с животом: "Эй, лялька, слышишь, я твоя сестра!".

Аймира мечтала именно о сестренке и молилась, чтобы Аллах послал девочку. Но на УЗИ дважды сказали, что будет мальчик. Она расстроилась, однако продолжала молиться и смотреть вещи для девочек. Во время последнего обследования врач сказал, что будет дочь. Аймира тогда была рядом и заявила мне: "Мама, Аллах все слышит. Ты тоже можешь попросить у него все, что хочешь, и он исполнит". Она всегда молится после еды — просит за себя и за нас.

Когда приближался срок родов, мы решили сохранить стволовые клетки в Астане. Это стоило 100 тысяч сомов. Однако клеток оказалось так мало, что их хватило бы только для ребенка весом не больше килограмма. 

Айнура Мамираимова, чьей дочери требуется срочная операция от лейкоза
© Sputnik / Досхан Нусупбеков
Айнура Мамираимова: дочь очень мужественная. Ей вводят болезненные препараты, но она держится до последнего, чтобы не закричать.

— Давайте вернемся немного назад. Как вы сказали дочери, что она больна?

— Я и не говорила, она сама подошла ко мне: "Мама, я знаю, что болею. Я это поняла, когда не смогла играть в садике, как другие дети. Когда ты сказала, что мы едем в Бишкек к тете, я знала, что мы едем в больницу…". Она смотрела мне прямо в глаза, а потом обняла, и по щекам покатились слезы.

— Расскажите про Аймиру.

— Она добрая, любит детей. Когда мы дома, по утрам одевает братишку и ведет на горшок. Говорит ему: "Тихо, мама спит". Я не сплю, конечно, только делаю вид. Она такая хозяйственная… не по годам. Сама накрывает на стол, наливает чай.

Еще дочь очень мужественная. Ей вводят болезненные препараты, но она держится до последнего, чтобы не закричать. Мы провели в центре онкологии так много времени, что Аймира нашла там друзей и даже встретила первую любовь.

— Это мальчик из соседней палаты?

— Нет, это врач Анвар Адылович. Однажды дочка попросила сфотографировать их вместе, и я все поняла. Анвар работает в детском отделении анестезиологом и реаниматологом. Каждый раз, когда у Аймиры берут костный мозг на анализ, он вводит наркоз, а потом приносит ее в палату. Когда она приходит в себя, первым делом спрашивает: "Кто меня принес?". Однажды дочка мечтательно сказала, что Анвар Адылович ее любит, а потом добавила, что ей надо выздороветь, чтобы повзрослеть и стать его женой. 

Айнура Мамираимова с семьей, где старшей дочери нужна срочная операция
© Фото / из личного архива Айнуры Мамираимовой
Айнура Мамираимова: Аймира очень любит рисовать Рапунцель, мечтает о таких же роскошных волосах

— А чем она занимается, когда находится дома?

— Любит сочинять песни под музыку и петь для нас. Часто просит поиграть с ней в продавца и покупателя. Еще она очень любит рисовать Рапунцель, мечтает о таких же роскошных волосах.

— Как Аймира отреагировала, когда осталась без волос?

— Я сказала ей, что от химиотерапии волосы начнут выпадать и лучше их вовремя сбрить. Она плакала, но не сопротивлялась, только спрашивала, вырастут ли они снова. Слава богу, выросли. Сейчас волосы уже можно собрать резинкой, но болезнь вернулась, а значит, придется снова брить… Не знаю, как сказать ей об этом.

Акжолтой Токторбаева тоже знает, что это такое — бояться в любой момент потерять своего ребенка. Ее дочери требовалась срочная пересадка почки

По теме

На мою первую операцию привезли женщину после аборта — акушерка из КР
Теги:
онкология, помощь, Бишкек
Правила пользованияКомментарии

Главные темы

Орбита Sputnik

  • До и после реставрации: как оживали главные мечети Старого города

    Смотрите на Sputnik, какие реставрационные работы проводились в древних мечетях Старого города в Баку и как наследие прошлого выглядит сегодня.

  • Зубр, архивное фото

    Уголовное дело возбуждено в отношении троих жителей Брестского района, которые застрелили в лесу зубра.

  • Высоковольтная линия. Архивное фото

    Энергетики назвали причину аварии на высоковольтной линии "Очамчыра 220", из-за которой Абхазия накануне осталась без света.

  • Выборы в НС РА. Голосование

    Коммунистическая партия Армении бойкотирует предстоящие внеочередные выборы в парламент республики.

  • Премьер Грузии Мамука Бахтадзе на Франкфуртской книжной ярмарке

    Европарламентарии осудили предвыборную кампанию в Грузии, заявил глава правительства страны Мамука Бахтадзе.

  • Самолет Airbus A220-300, выкрашенный в цвета латвийского флага в честь столетия государства

    Авиакомпания airBaltic ответила на критику сомнительного дизайна самолета: раскраска полностью соответствует цветам флага Латвии.

  • Школа, урок, архивное фото

    Профсоюз работников образования Литвы заявил, что забастовка педагогов продлится до тех пор, пока не будут выполнены их требования.

  • Монеты и купюры евро

    В Румынии мужчина через интернет купил подержанный шкаф и нашел там коробку с 95 тысячами евро.

  • Илья Авербух

    Российский фигурист Илья Авербух рассказал, что нужно делать Эстонии, чтобы сохранить у себя ярких молодых спортсменов.