06:26 24 июля 2019
Прямой эфир «Радио Sputnik»
  • USD69.6659
  • EUR77.9039
  • RUB1.1035
Иракский город после ракетного обстрела. Ирано-иракская война. Архивное фото

По улицам везли гробы — как кыргызстанец жил 3 года в охваченном войной Ираке

© AFP 2019 / PEOPLE'S MUJAHEDEEN
Общество
Получить короткую ссылку
Асель Минбаева
Интересные истории кыргызстанцев за границей (47)
135250

"Я видел Саддама Хусейна своими глазами. Несмотря на то, что тогда творилось в Ираке, надо отдать ему должное — он был смелым человеком", — вспоминает Талант Кушчубеков.

Талант Кушчубеков — один из сильнейших знатоков внешней политики Кыргызстана. Он успел поработать в Сирии, Ираке и Турции, а во время революции 2005 года занимал пост заместителя министра иностранных дел. Он откровенно рассказал о своей жизни. 

Бывший заместителя министра иностранных дел КР Талант Кушчубеков во время беседы на радио Sputnik Кыргызстан
© Sputnik / Табылды Кадырбеков
Бывший замминистра иностранных дел КР Талант Кушчубеков: меня отобрали для работы в Сирии. Я дал подписку о неразглашении военной тайны и 17 сентября 1980 года вылетел в Дамаск.

— Ваше первое место работы было в Сирии. Как вы там очутились?

— Я изучал арабский язык в Ташкентском национальном университете. Оказалось, что к студентам присматривались с самого начала, обращали внимание на тех, кто хорошо учится, политически подкованных. Потом было несколько собеседований.

Когда мне исполнилось 22 года, меня вызвали в Москву. Со мной беседовал убеленный сединами сотрудник международного отдела ЦК КПСС. Он посмотрел на мои документы и спросил: "А почему это у тебя четверки? Почему ты не отличник?". Я не растерялся: "Кто-то же должен получать четверки, чтобы не пропадала ценность пятерки, разве не так?".

Он неожиданно рассмеялся и сказал, что я своим ответом сумел уложить его на лопатки.  Так меня отобрали для работы в Сирии. Я дал подписку о неразглашении военной тайны и 17 сентября 1980 года вылетел в Дамаск.

— Та Сирия, которую знаю я, — это страна, разрушенная войной. По телевизору постоянно показывают беженцев, прилюдные казни и разрушенные города. А какой Сирия была в 80-х?

— Она для меня, как первая любовь, — оставила очень теплые впечатления. Тогда люди там жили лучше, чем у нас.

В Сирии много плодородных земель, с их климатом можно снимать урожай трижды в год. Советский Союз помогал сирийцам: при помощи наших специалистов там были построены гидроэлектростанция и железная дорога. 

© Sputnik / Юрий Абрамочкин
Молодежь на улицах Дамаска. 1978 год

— Сейчас в Сирии вспыхивают конфликты на национальной и религиозной почве. А тогда были предпосылки к подобным разногласиям?

— Нет. В Алеппо, где я на тот момент работал, был целый армянский квартал. Там жили состоятельные люди, которые в основном занимались ювелирным делом. У них были церкви и свои школы.

Конечно, с точки зрения религиозности Алеппо еще тогда считался традиционным городом. Однако на улицах можно было встретить как женщин в мусульманской одежде, так и девушек, наряженных в последние новинки французской моды. 

Проблемы возникли после того, как Советский Союз ввел в Афганистан свои войска. Тогда радикальные исламисты в Сирии начали устраивать теракты. Было несколько смертельных случаев, когда погибли наши специалисты.

— Я где-то вычитала интересную вещь: когда в стране все хорошо с экономикой, люди не вспоминают, что сосед другой национальности или верит не в твоего бога. А как только начинается кризис, сразу всплывают конфликты на религиозной и национальной почве. Можно ли сказать, что с Сирией произошло нечто подобное?

— Экономические проблемы, несомненно, подтолкнули к этому. Дело в том, что Москва и Дамаск были союзниками. После развала СССР Сирия лишилась финансовой поддержки. Сыграл роль и внешний фактор, некоторым странам такое положение в Сирии было выгодно.

Меня очень тревожит то, что происходит в этой стране, больно на это смотреть. Сирийцы этого, конечно, не заслужили. 

Бывший заместителя министра иностранных дел КР Талант Кушчубеков во время беседы на радио Sputnik Кыргызстан
© Sputnik / Табылды Кадырбеков
Талант Кушчубеков: меня очень тревожит то, что происходит в Сирии, больно на это смотреть. Сирийцы этого, конечно, не заслужили.

— Вы ведь и в Ираке работали?

— Я приехал туда в 1988 году, к тому моменту там уже 8 лет шла война с Ираном. Погибло около миллиона иракцев. Это очень большие потери, ведь тогда там проживало всего-то 14 миллионов человек.

Каждая семья кого-то потеряла в той войне. Редко можно было встретить улыбающегося человека, по улицам везли гробы. В газетах постоянно передавали сводки с фронта. Нехватка молодых мужчин бросалась в глаза: это как у нас в селах — только женщины, дети да старики.

И хотя в Ираке есть нефть, люди жили бедно: все деньги уходили на войну. Жизнь народа была очень тяжелой. В отличие от Сирии, где иностранца тут же засыпали вопросами, в Ираке тебя никто ни о чем не спрашивал: чужаков там побаивались.

В те годы в Ираке правил жесткий авторитарный режим. Люди боялись всего и вся, ведь губернатор мог в любой момент расстрелять кого угодно без суда и следствия. Все списывалось на военное время.

Светской жизни не было не только в провинциальных городах — даже в Багдаде женщины поголовно ходили в чадрах, но с открытыми лицами.

— А Саддама Хусейна вы вживую видели?

— Да. Тогда кадры с его лицом постоянно крутили по телевидению. Конечно, он несет ответственность за тот режим, который возглавлял. Но, с другой стороны, надо отдать ему должное: Саддам Хусейн был смелым человеком.

Прекрасно зная, что у населения много оружия, он никогда не боялся спуститься к толпе. Он верил в свой народ, какой-то большой свиты у Хусейна не было. 

Жители Багдада во время празднования прекращения огня между Ираком и Ираном. 20 августа 1988 года
© AFP 2019 / MARCEL MOCHET
Жители Багдада во время празднования прекращения огня между Ираком и Ираном. 20 августа 1988 года

— В 2006 году Саддам Хусейн был повешен. Как вы отнеслись к этому?

— В такой ситуации редко кто соблюдает законы. Каддафи вообще разорвали на куски. Такие фигуры всегда трагически заканчивают жизнь. Хусейн не первый и не последний.

Хочется затронуть один момент. Когда США приступили к военной операции по свержению режима Саддама Хусейна без соответствующего решения Совета Безопасности ООН, Кыргызская Республика осудила Штаты. Это при том, что у нас на тот момент были продвинутые отношения с Вашингтоном.

Это заявление готовил я. Министр тогда прочел документ и спросил меня: "Разве Казахстан сделал такое заявление?". Я ответил, что нет. "А Узбекистан сделал?" — уточнил он. Снова последовал отрицательный ответ. Я сказал, что такая позиция только у России.

Министр спросил меня, зачем нам, небольшому государству, вступать в эту игру. "Мы маленькая страна. Если большие государства будут все вопросы решать оружием, то своим молчанием мы, по сути, окажем им поддержку. Это даст им повод и в следующий раз поступать так в отношении маленьких стран", — сказал я.

Вы поймите, мы не оправдывали режим Хусейна. Но решать такой вопрос силовыми методами неправильно.

— Какая самая большая ошибка дипломатов?

— Наша профессия не терпит эмоций. Мы все это видели на примере недавних событий, когда наш экс-президент парой слов изменил отношения, которые выстраивались годами.

Выдержка — великая вещь для тех, кто занимается внешней политикой. Проявлять несдержанность нельзя, а сказать слово всегда успеешь. 

Бывший заместителя министра иностранных дел КР Талант Кушчубеков во время беседы на радио Sputnik Кыргызстан
© Sputnik / Табылды Кадырбеков
Талант Кушчубеков: наша профессия не терпит эмоций. Мы все это видели на примере недавних событий, когда наш экс-президент парой слов изменил отношения, которые выстраивались годами.

— Обязательно ли дипломату иметь соответствующее образование? Нередко в качестве послов выступают известные личности, деятели культуры, журналисты...

— В условиях Кыргызстана — да, образование обязательно. У нас финансовые ресурсы настолько ограничены, что мы не можем позволить себе нанимать много работников. В среднем в наших посольствах за рубежом работают по пять человек. Максимум — полтора десятка дипломатов. Этого очень мало.

Нельзя на эти должности нанимать непрофессионалов, ведь у них не будет лишних сотрудников, которые бы обеспечивали всей информацией о стране. Посол должен и сам быть активным, следить за новостями, знать язык страны пребывания.

Наверное, политические назначения дипломатов уместны только в странах СНГ: там нет проблем ни с языком, ни с менталитетом.

Чингиз Айтматов, который был нашим послом в странах Бенилюкса (союз, включающий в себя три монархии: Бельгию, Нидерланды, Люксембург. — Прим. ред.), — это явление в дипломатии. Он не имел соответствующего образования, но обладал таким статусом и весом, что ни один глава государства не мог отказать ему во встрече. 

— Вы занимали пост замминистра иностранных дел как раз на момент революции 2005 года. Каково это было?

— Задолго до тех событий мы понимали, насколько ситуация плачевная. Профессиональный дипломат все время анализирует ситуацию в других странах, так что ему стоит применить ту же методологию, чтобы понять, что творится в его стране?

При этом ситуацию можно было изменить. В то время все хотели, чтобы Акаев не принимал участия в следующих президентских выборах. Но когда журналисты задавали ему прямой вопрос, он увиливал от ответа и ни разу не заявил, что собирается уйти.

Ему достаточно было выйти тогда на площадь и сказать, что его срок закончится в октябре и дальше народ сможет выбрать достойного президента. Однако Аскар Акаев неправильно оценил ситуацию. Обладая огромным потенциалом, он стал ведомым собственным окружением. А ведь этот человек мог войти в историю: судьба предоставила ему такой шанс, но он распорядился им безобразно. 

Бывший заместитель МИД КР Талант Кушчубеков на улице
© Sputnik / Табылды Кадырбеков
Талант Кушчубеков: мир стоит на пороге очередной гонки вооружений. Таким небольшим государствам, как Кыргызстан, надо быть очень осторожными: внешняя политика — очень консервативная сфера, и иногда лучше ничего не делать, чем совершить ошибку.

— Каким вы видите внешнеполитический курс Кыргызстана в дальнейшем?

— Надо говорить откровенно: мир стоит на пороге очередной гонки вооружений. Таким небольшим государствам, как Кыргызстан, надо быть очень осторожными: внешняя политика — очень консервативная сфера, и иногда лучше ничего не делать, чем совершить ошибку.

С этой точки зрения год будет нелегким. Лучше обратить внимание на внутренние проблемы. Не надо заниматься внешней политикой, она и так займется нами.

Обязательно почитайте интервью с Акылбеком Эсеналиевым. Он три года жил в беднейшем районе Индии.

Темы:
Интересные истории кыргызстанцев за границей (47)

По теме

Не забуду, как закрывал глаза тому парню, — история бишкекского снайпера
Снайпер "Альфы": жене приходилось говорить, что работаю слесарем
Теги:
Министерство иностранных дел КР, Ирак, Сирия, интервью, Кыргызстан

Главные темы

Орбита Sputnik