09:03 17 июня 2019
Прямой эфир «Радио Sputnik»
  • USD69.8500
  • EUR78.7838
  • RUB1.0841
Начальник медицинского пункта Службы спасения старший прапорщик Махабат Назарбекова на службе

Домохозяйки при смертельных авариях ведут себя отвратительно — фельдшер из КР

© Sputnik / Табылды Кадырбеков
Общество
Получить короткую ссылку
Асель Минбаева
411170

Когда из водоема поднимают утопленника или извлекают тело погибшего из искореженного авто, на месте трагедии сразу появляются жительницы близлежащих домов. Прижимая к груди маленьких детей, они с интересом наблюдают за жутким зрелищем, рассказывает Махабат Назарбекова.

За спиной у бишкекского фельдшера Махабат Назарбековой 18 лет работы в Министерстве чрезвычайных ситуаций. Трудно сказать, сколько жизней спасла эта хрупкая женщина. Она откровенно рассказала об изнанке своей работы.

— Когда вы впервые спасли человека?

— Еще в детстве, мне тогда было пять лет. Мы жили в Балыкчи, очень близко к Иссык-Кулю. Был холодный весенний день, я играла с одним мальчиком в безлюдном месте на окраине города. Там был глубокий котлован, заполненный водой, и мальчик упал в него. Я кинулась на помощь, но земля была мокрой, скользкой… В конце концов мне удалось вытащить его, однако я потеряла равновесие и сама свалилась в котлован.

Вода была очень холодной, я широко раскрыла глаза от ужаса и увидела вокруг лягушат. Тот мальчик не растерялся и стал хватать меня за руку. Ему удалось меня вытащить — так мы спасли друг друга. Потом я долго стояла в мокром пальто у двери дома — боялась, что мне влетит от мамы. Заработала воспаление легких, меня лечили целый год.

— Я слышала, что в сложных ситуациях организм работает на пределе возможностей и у человека может появиться чуть ли не сверхъестественная сила. Вы с этим сталкивались?

— Да, однажды нам пришлось вытаскивать девушку из покореженной машины. Парень дал ей порулить, а она перепутала педали газа и тормоза и врезалась в дерево. Кузов был всмятку, несчастную зажало внутри. Мышца на одной ее руке отошла от кости — приходилось придерживать плоть, чтобы не сползла.

Ребята стали распиливать кузов. Я одной рукой удерживала предплечье девушки, а другой — тяжелейшую дверь. Это длилось очень долго… В конце концов силы меня покинули, и я подозвала одного крепкого мужчину из очевидцев, чтобы он держал дверь. Все удивились, когда через пять минут тот обратился к другому парню: "Эй, я больше не могу, помоги". Сильные мужчины не могли долго удерживать эту дверь, а я сумела! Мне кажется, именно желание помочь пробуждает в людях небывалую физическую силу.

Главное, что девушка выжила, а руки-ноги ей вылечили — вы не представляете, на какие чудеса способны наши сосудистые хирурги! 

Начальник медицинского пункта Службы спасения старший прапорщик Махабат Назарбекова на службе
© Sputnik / Табылды Кадырбеков
Бишкекский фельдшер Махабат Назарбекова: мне кажется, именно желание помочь пробуждает в людях небывалую физическую силу.

— Интернет забит видео, которые снимают очевидцы на месте ДТП. Вас не раздражает, что в такие моменты кто-то ходит рядом с телефоном?

— Мужчины меня не раздражают: если потребуется физическая сила, к ним можно обратиться за помощью. А вот женщины… Как только мы достаем утопленника из озера или погибшего из искореженной машины, из окрестных домов тут же выходят домохозяйки с детьми на руках. Они начинают страдать и рассказывать о произошедшем всем подружкам, искажая правду. Иногда я подхожу к такой женщине и говорю: "Ты действительно хочешь, чтобы твой ребенок это видел? Лучше уходи". Многие бросают косой взгляд, отходят в сторонку и снова смотрят.

Если ты не медик и ничем не можешь помочь — лучше пройди мимо. Есть и другой момент: большинство людей, которые стремятся помочь, только вредят пострадавшим. После аварии очевидцы часто пытаются вытащить раненого из машины, а этого делать нельзя! Если у пострадавшего сломан позвоночник, ваша "помощь" может обернуться для него параличом. При переломе руки или ноги одно ваше неосторожное движение приведет к тому, что осколок кости порвет кожу. Поить человека тоже нельзя — вы ведь не можете знать, есть у него разрывы внутренних органов или нет.

Если пострадавший не находится в горящей машине или на него не падает дерево, лучше вообще ничего не делать. Просто вызовите "скорую" и ждите.

— На какие вызовы вы ездите чаще всего?

— Когда в квартире заперт ребенок: например, мама вышла за молоком, а тот нажал кнопку на замке. Вот недавно был вызов: родители приехали домой, а девятилетняя дочка не открывает дверь. Собрались все соседи, приехали родственники, мама рыдает... Семья живет на 11-м этаже, и наши ребята решили спуститься в квартиру с крыши. Родственник показал нужное окно.

Вот мы с родителями стоим в нервозном ожидании: еще чуть-чуть — и спасатель заберется в окно, откроет дверь… Но в какой-то момент наш альпинист выходит… из соседней квартиры! Оказалось, что родственник перепутал окна, и спасатель ворвался на кухню к ничего не подозревающему парню.

Коллега молча прошел мимо нас и снова полез на крышу. Через несколько минут он открыл нужную дверь. Выбежала та девочка — маленькая, в очках. Конечно, она испугалась, что в окно лезет какой-то дядя... Выяснилось, что ребенок просто уснул. Дети 8-13 лет вообще быстро устают и очень крепко спят. Часто их невозможно разбудить ни телефонными звонками, ни даже шумом болгарки, разрезающей оконные решетки!

— Какой случай вы считаете вопиющим примером родительской безответственности?

— Меня закидают тапками, но я твердо убеждена: когда тонет ребенок, это упущение родителей. Если вы живете возле БЧК или какого-нибудь другого водоема, смотреть за детьми надо в тысячу раз внимательнее.

И еще. Знаете, сколько раз с пожарищ вытаскивали обгоревшие тела детей?! Все потому, что родители оставляют малышей без присмотра в доме, где включены обогреватели кустарного производства. Да, я понимаю, что такие семьи просто не могут позволить себе другое, но все же…

Мы, спасатели, точно знаем, где при пожаре искать маленьких детей: либо в шкафу, либо под кроватью. Они не пытаются спастись, а хотят спрятаться. Объясните своему ребенку, что при возгорании следует бежать на улицу. Не надо хватать вещи, пусть они сгорят, главное — выжить самому. 

Начальник медицинского пункта Службы спасения старший прапорщик Махабат Назарбекова на службе
© Sputnik / Табылды Кадырбеков
Махабат Назарбекова: я твердо убеждена: когда тонет ребенок, это упущение родителей. Если вы живете возле БЧК или какого-нибудь другого водоема, смотреть за детьми надо в тысячу раз внимательнее.

— Часто ли вам приходится иметь дело с самоубийцами?

— При мне такое было три раза. Недавно мужчина, который жил в новенькой многоэтажке, решил покончить с собой. Приехали милиция, "скорая"… Он ни с кем не хотел идти на контакт, вел себя агрессивно. Тогда я решила попробовать его разговорить: "Байке, что вы делаете?! Вы же умрете". Он ответил: "Ну и что? Все равно жена меня не любит". Я стала объяснять ему не протокольным языком, а человеческим: "Вот вы умрете... Думаете, она вас тогда полюбит? Нет, конечно. Люди поплачут о вас и забудут. Никому вы лучше не сделаете".

Он плакал и размышлял… Пока я его "забалтывала", наши ребята по веревке спустились с крыши до нужной квартиры и сумели схватить мужчину. Потом его передали врачам.

Другой случай произошел возле Орто-Сайского рынка. Девочка лет 17 забралась на крышу здания, вооружившись большим осколком стекла. Внизу стояли милиционеры и врачи — никто не мог к ней подступиться. Спасатели незаметно приставили к стене лестницу и начали карабкаться наверх. Когда они добрались до крыши, девушка заметила их и шагнула вниз, но один успел схватить ее за руку!

Девчонку удерживали четыре крупных мужика, она кричала и вырывалась. Я тоже залезла на крышу, взяла ее за плечо. А она как треснет меня... Я по-родственному шлепнула ее и спросила: "Ты чего дерешься?". Она сразу пришла в себя: "Эже, извините. Я думала, вы тоже мужчина. Ненавижу мужчин". Тогда я попросила ребят отойти, чтобы поговорить с этой девушкой. Обняла ее за голову, она разрыдалась. Потом попросила у наших парней сигарету и стала рассказывать, что мама умерла, а родственники над ней издеваются. "Ты должна жить. Назло им всем стань хорошим человеком, стань счастливой", — говорила я ей.

Потом эта девочка согласилась спуститься с крыши. От страха она закрывала глаза и просила держать ее крепче. Я улыбнулась: "Ты же вроде прыгать собиралась...". Она ответила, что теперь хочет жить.

— Какой случай вам запомнился больше всего?

— Крушение самолета в поселке Дача СУ. Мы прибыли туда одними из первых. Возникло ощущение, что попали на съемки фильма про войну. Спасать было уже некого, пришлось вытаскивать тела. Я не могу рассказывать подробности, но это было страшно... Нам помогал один мужчина, местный житель. В какой-то момент ему стало плохо. Он умер в больнице: от увиденного остановилось сердце.

— Вы ведь и во время Апрельской революции работали, верно?

— Да, как раз была моя смена. Поступил вызов — горит дом Бакиева. Вы же знаете, что в тот день на улицах крушили все ведомственные авто? На нас чуть не напала толпа парней с камнями в руках. Все было как в замедленной съемке: один из них замахнулся, чтобы бросить камень в нашу сторону, а потом прочитал надписи на машине и понял, кто мы. Пока они думали, нападать или нет, мы уехали.

Когда прибыли к дому Бакиева, он полыхал. Соседи забегали в горящее здание и тащили оттуда все, что было. К счастью, наша помощь не потребовалась. 

Начальник медицинского пункта Службы спасения старший прапорщик Махабат Назарбекова на службе
© Sputnik / Табылды Кадырбеков
Махабат Назарбекова: если честно, мне иногда трудно сдержать слезы. Однако приходится держаться: если спасатели позволят себе реветь в три ручья, кому от этого будет лучше?

— Меня всегда умиляют новости о том, как вы спасаете собак и кошек...

— А многие спрашивают: "Зачем вы на это время тратите? Какой смысл?". Это же живые существа! Как-то мы вытаскивали щенков из арыка. Когда там было сухо, мать-собака спрятала детенышей в глубине, а потом дали воду. Щенки забились где-то посередине и не могли выбраться самостоятельно. Псина бегала вокруг, скулила, но нам не мешала. Достать животных руками было невозможно — пришлось орудовать баграми. Пока мы их вытаскивали, сердобольные люди всех разобрали.

Еще нам часто звонят старушки: "Помогите, кошка забралась на дерево, а слезть не может". Мы стараемся успокоить: все она может, проголодается и слезет как миленькая. Разве хоть кто-то видел на деревьях скелеты кошек? Но бабушка не слушает, она плачет, и нам приходится ехать... Знаете, для многих пожилых людей домашний питомец — единственное родное существо. Пока животное не слезет с дерева, старушка домой не пойдет. Мы ловим кошку и "просим", чтобы больше она хозяйку не расстраивала.

— Врачи скорой помощи часто жалуются на агрессивное поведение пациентов. А часто ли на вас бросаются люди, которых вы приехали спасать?

— Представьте состояние человека, который видит кровь и страдание близких. У него шок, и каждая минута ожидания спасателей — словно целая вечность. Естественно, он будет срываться на нас... Но мы люди подготовленные, хотя, если честно, мне иногда тоже трудно сдержать слезы. Однако приходится держаться: если спасатели позволят себе реветь в три ручья, кому от этого будет лучше?

Обязательно почитайте историю героического хирурга Юсупа Уметалиева. Он не боится спасать людей, даже когда вокруг свистят пули.

По теме

Мужчине всадили нож в лоб. Он жаловался лишь на головную боль — фельдшер из КР
Ажар закопала своего ребенка в снегу — теперь она мечтает о муже. Репортаж
Теги:
служба спасения, МЧС, Кыргызстан

Главные темы

Орбита Sputnik