14:56 22 августа 2019
Прямой эфир «Радио Sputnik»
  • USD69.8160
  • EUR77.4818
  • RUB1.0536
Военнослужащие учениях. Архивное фото

Власти придумали, что делать с урановыми хвостохранилищами в Кыргызстане

© Sputnik / Сергей Кривошеев
Общество
Получить короткую ссылку
Алексей Стефанов
154820

Решить проблему большого количества урановых хранилищ, которые могут угрожать жизни и здоровью кыргызстанцев, готовы специалисты из России и Казахстана.

После распада СССР на всей его территории остались бывшие урановые производства, говорит замдиректора Госкорпорации по атомной энергии "Росатом" Владимир Поцяпун. Если в России эти территории потихоньку приводили в порядок, то страны Центральной Азии неоднократно ставили перед международной общественностью (даже ООН) вопрос  о том, что большое количество бывших урановых хранилищ угрожает жизни и здоровью людей, экологии.

По словам Поцяпуна, пока международное сообщество только обсуждает проблему, в рамках СНГ дискуссия давно привела к тому, что была разработана и создана совместная межгосударственная целевая программа.

Пусть не решить нам всех проблем...

Владимир Поцяпун заявил, что всех проблем эта программа, конечно, не решит, поскольку были выбраны только несколько наиболее угрожающих и наиболее значимых объектов в Кыргызстане и Таджикистане, где пройдет рекультивация, но для восстановления экологии будет сделано достаточно много. Он рассказал, с чего начиналось это сотрудничество.

Замдиректора Госкорпорации по атомной энергии Росатом Владимир Поцяпун
© Sputnik / Сергей Мамонтов
Замдиректора Госкорпорации по атомной энергии "Росатом" Владимир Поцяпун

"Мы договорились о долевых взносах, примерно прикинули смету, потому что без проекта невозможно было определить, сколько это будет стоить. Начали проектировать, договорились о долях: 75 процентов вносит Россия, 15 процентов — Казахстан, который тоже выступает донором, и по 5 процентов — Кыргызстан и Таджикистан", — объяснил специалист по госполитике в области радиоактивных отходов, отработанного ядерного топлива и вывода из эксплуатации ядерно-радиоактивных опасных объектов.

Затем, по словам Поцяпуна, был разработан проект для Кыргызстана, который позволил понять, сколько нужно денег. Эту сумму внесли в общий бюджет, программу утвердили. Но точно рассчитать необходимые средства было невозможно.

"В прошлом году я говорил, что мы получили от проектировщиков сумму по Таджикистану. Она выросла. На сегодня работы оцениваются в 3,15 миллиарда рублей. В Кыргызстане уже идут практические работы на земле, в Таджикистане предстоит в этом году осуществить рабочее проектирование и начать работы по обеспечению инфраструктуры — строительство ЛЭП так далее", — отметил Поцяпун.

На заседании Комиссии по экономвопросам при Экономическом совете СНГ, где на этой неделе обсуждалась реализация межгосударственной целевой программы, он обосновал увеличение расходов.

"Крупные проекты редко внедряются так, как были задуманы сначала. Есть примеры. Скажем, Westinghouse планировал построить в Китае атомную станцию, которая подорожала в четыре раза. И по срокам строительство отодвинулось на три года... Это свойство крупных проектов — обрастать по мере реализации сведениями, которые не были учтены в самом начале. Мы тоже были готовы к тому, что что-то будет, но стараемся преодолевать возникшие проблемы вместе с партнерами", — пояснил специалист.

О каких хранилищах идет речь

Владимир Поцяпун рассказал, какие именно хранилища отходов будут приведены в порядок. В Кыргызстане это Каджи-Сай, Мин-Куш и три хвостохранилища (комплекс сооружений для хранения урановых отходов), в том числе Талды-Булак. В Таджикистане — хвостохранилища в районе города Табошара.

Премьер-министр Кыргызстана Мухаммедкалый Абылгазиев на встрече с активистами
© Фото / пресс-служба правительства/ Алишер Алиев
"На заседании я отчитывался за 2018 год, а в 2019-м Федеральное медико-биологическое агентство РФ вышло на территорию. Там идет разносторонняя работа по оценке природного уровня радиоактивного излучения, по оценке статистики заболеваемости различных типов у женщин, мужчин, детей... Такая всеобъемлющая работа по оценке возможного воздействия на здоровье населения и окружающую среду, которую мы проведем до начала рекультивации и после нее", — уточнил эксперт.

Кроме того, проводится работа по информированию населения. "Потому что там много мифов, слухов, люди боятся... Люди вообще боятся радиации, а там это особенно чувствуется".

С отходами, как со скошенной травой

Как именно будет проводиться рекультивация территорий?

"Чтобы извлечь из руды уран (а его там микроскопически мало), сначала производят рудное обогащение с помощью каких-нибудь кислот и другими способами. Заливают грунт, перемалывают. Какое-то вещество связало уран, и его отняли, а все, что осталось, — это отвалы руды. Поскольку они были химически небезупречны и радиация ушла не вся, их складывали в неких местах. По представлениям 1950–1960 годов, по нормам радиационного воздействия на население, те проекты были нормальными. Однако нормы постоянно ужесточались, и по современным требованиям этот грунт нужно изолировать", — объяснил Поцяпун.

В противном случае влага из хранилищ может попадать в грунтовые воды, реки, водохранилища, которые контактируют с живой природой. Ветер будет сдувать пыль и разносить ее по всей округе, а может, и на дальние расстояния.

"Мы должны изолировать отходы от воды и воздуха. Для этого применяются разные технологии. Никакого волшебства здесь нет — это обычные строительные работы, которые, если говорить совсем примитивно, напоминают покос травы на даче: ее складывают в яму и присыпают грунтом", — сказал Поцяпун.

Эксперт уточнил, что в случае с отходами готовится ложе, изолируется, туда завозится радиоактивный грунт, разравнивается и сверху закрывается слоем земли, чтобы его не сдувало, а скот не ел траву.

По теме

Эколог: нелегальные сортировщики мусора поделили Бишкек по секторам
Кыргызстанец разбил огород на урановом захоронении — истории 9 мая
Теги:
хвостохранилище, Казахстан, Россия, Кыргызстан

Главные темы

Орбита Sputnik