06:09 25 января 2021
Прямой эфир «Радио Sputnik»
  • USD84.7671
  • EUR103.2421
  • RUB1.1399
Общество
Получить короткую ссылку
269710

Даже официальные цифры рисуют грустную картину: показатели в швейной отрасли стремительно падают. Хорошо дела идут только у тех, кто перешел на средства индивидуальной защиты и… спортивную одежду.

Долгие годы швейная сфера считалась в Кыргызстане оплотом благополучия: спрос на одежду "made in KG" был всегда, владельцы даже маленьких цехов могли получать по несколько тысяч долларов в месяц, а у тысяч швей (преимущественно женщин) был постоянный доход в 30-50 тысяч сомов.

За последние месяцы ситуация сильно изменилась. Мы поговорили с владельцем одного из бишкекских швейных цехов (таких в городе сотни), и он рассказал, как сейчас выживает отечественный легпром. Собеседник попросил провести интервью на условиях анонимности.

— Только по официальным данным, в этом году спад производства одежды составил 22 процента. Что творится у наших швейников?

— Дела идут по-разному. У кого-то все хорошо, у кого-то средненько, многие вообще закрылись. Откуда я это знаю? Просто мы работаем на территории завода, где находятся 40-50 швейных цехов. Многие из них прекратили деятельность. То есть раньше они были открыты круглосуточно, а теперь кто-то уже и арендованное помещение сдал владельцу.

Мы тоже были на грани закрытия: женщина, которая раньше заказывала у нас одежду на продажу, решила открыть свой цех, чтобы поднять маржинальность. Она переманила нашего технолога и часть коллектива... не очень красиво поступила. Это произошло в октябре, в самую горячую пору. Я боялся, что мы вообще не найдем сотрудников, но всего за неделю удалось полностью "укомплектовать" цех. Видимо, многие закрылись, и у людей нет работы. 

Что творится со швейной отраслью в Кыргызстане
© Sputnik
Ситуация со швейной отраслью в КР

— А у кого из швейников в эти нелегкие времена дела идут хорошо?

— У тех, кто шьет маски и защитные костюмы. Я замечаю, что более-менее идут дела у тех, кто переориентировался с России на Казахстан, а еще на плаву цеха, которые перешли на спортивную одежду.

— Спортивную одежду?! Неожиданно...

— Да, я тоже удивлен, что она сейчас в тренде. Мы теперь и ее потихоньку производим.

— И берут?

— Берут! Отшиваем штаны, толстовки, куртки, на них заказы есть.

— Основным потребителем нашей одежды долгие годы была Россия. Почему сейчас выгоднее возить ее в Казахстан?

— Точно не знаю, но, по моим ощущениям, в Россию надо возить вещи фурами, а в Казахстан груз проходит и мелкими партиями, его как-то перебрасывают через границу.

— Фуры через российскую границу не проходят?

— Проходят, но с трудом. Из-за пандемии товары доставляются дольше, а машин стало меньше. 

Каждый пятый работающий кыргызстанец трудится в швейной отрасли
© Sputnik
Каждый пятый работающий кыргызстанец трудится в швейной отрасли

— Что насчет масок и защитных костюмов? Врачи в личных разговорах жалуются, что наши СИЗ не очень хорошего качества.

— Ну смотрите, весной, когда был жесткий карантин, к нам чуть ли не каждый день приходили с предложением шить тканевые маски и защитные костюмы. Мы отказывались, потому что для этого нужно специальное оборудование. Я изучал технологию — швы должны быть не просто отшиты, а склеены, чтобы обеспечивалась герметичность. Ткань должна быть специальная, на особой пропитке... У нас ко всему этому доступа не было.

Мы не стали этим заниматься, а многие начали шить. Весной я видел цеха, где СИЗ шили из обычного флизелина! По-моему, это неправильно. Мне кажется, из-за некачественных СИЗ наши медики и болеют. Знаю, что сейчас многие цеха отшивают СИЗ фурами на Россию, правда, они тканевые — может, к ним требования не такие строгие.

— Каковы сейчас главные проблемы наших швейников?

— Закрытая граница с Китаем. Очень мало ткани попадает на рынок. Многие материалы мы просто не можем найти. Наш заказчик ночами охраняет грузовики, чтобы ему достались ткани, хотя он заплатил несколькими неделями раньше.

Торговые связи нарушились еще во время локдауна из-за коронавируса. Потом помешал политический кризис, а сейчас и доллар резко подскочил. Хотя при экспорте дорогой доллар нам выгоден, но и сырье мы тоже за иностранную валюту покупаем.

Раньше летом мы шили школьную форму, а в это время — вечерние платья для новогодних корпоративов, но теперь все изменилось, таких заказов нет. 

Экспорт из Кыргызстана
© Sputnik
Экспорт из Кыргызстана

— Вам уже пришлось сократить коллектив?

— Раньше у нас были работницы, которые стояли на упаковке, на пуговицах, а теперь этим занимаются мои дети и жена, чтобы хоть что-то заработать. Партии не такие огромные, как прежде, мы работаем на грани убыточности.

— Зарплаты людям урезали?

— Мы с женой решили: надо сделать все, чтобы сохранить зарплаты. Умудрились оставить их прежними, только вот сами деньги стали намного "слабее". Например, швея получает за работу 7 тысяч сомов в неделю. Раньше она могла купить на эти деньги 20 килограммов мяса по 350 сомов. Теперь говядина стоит намного дороже, и швея может принести домой лишь 12 килограммов. Есть разница?

Мы пытаемся сохранить коллектив любыми способами. На деньги, оставшиеся от продажи квартиры, накупили тканей: даже если в декабре или январе у нас не будет работы, мы станем отшивать одежду, надеясь, что в будущем сможем ее продать. Я не знаю, получится ли... В крайнем случае продадим все по себестоимости. Это делается, чтобы спасти бизнес. Так хоть у людей будет работа, мы сможем оплачивать аренду.

Раньше мы как сыр в масле катались: что заказчик попросил, то и сшили. Не думали ни о сбыте, ни о чем, а сейчас кризис заставляет шевелиться, искать новые пути.

— А сами работники увольняются?

— Нет, швеи обычно увольняются только в том случае, если находят цех, где могут заработать больше. Но сейчас многие компании закрылись, и я не думаю, что где-то лучше, чем у нас.

— Вы много потеряли в денежном выражении?

— Процентов 80 от прибыли.

— Сейчас некоторые бизнесмены отказываются платить налоги. Вы их еще тянете?

— Да, мы платим за патенты и в Соцфонд. Мало того, в октябре нам позвонил куратор из налоговой — попросил оплатить авансом. Видимо, у государства денег нет. 

Откуда везут ткань
© Sputnik
Откуда везут ткань

— Что будет, если завтра все швейники останутся без работы?

— Это коснется тысяч и тысяч людей! Мы же говорим не только о тех, кто сидит за швейными машинами. Швеи ездят на такси и в маршрутках, где-то обедают, что-то покупают. Они не переводят свои заработки в офшоры на Кипре, а вкладывают в экономику. Я даже представить не могу, какое это будет выпадение по налогам. Конечно, не Кумтор, но наверняка мы это почувствуем.

Вот у нас даже в кризисное время работают около 20 человек. Вроде бы не много, но это 20 семей, которые кормятся с данного бизнеса, — уже большие цифры. Когда нас терроризируют налоговики, я так и говорю: "Хотите — закройте цех. Я тут много не зарабатываю, 600 долларов — не огромные деньги. Но 20 семей останутся без средств". И они идут навстречу, потому что это реально так.

Да, сейчас умирают мелкие производства. Если мы не будем шевелиться, тоже умрем. Крупные компании, которые сами продают и доставляют товар, еще как-то выживают. Да, теперь бизнес приносит владельцу не 7-8 тысяч долларов, как раньше, а только 2 тысячи, но он все равно выживет.

Я думаю, уже заканчиваются дикие времена, когда в любом доме можно было открыть швейный цех. Этот кризис выступил "санитаром" бизнеса.

По теме

Не повысим цены — обанкротимся! Список товаров, которые резко подорожают в КР
Мне было стыдно перед туристами за поведение работников отеля — кыргызстанец
Теги:
экспорт, экономика, швейный цех, работа, бизнес, интервью, Кыргызстан

Главные темы

Орбита Sputnik