Разоблачаю оборотней в погонах 10 лет — брат главы ГКНБ о своей работе

© Sputnik / Табылды КадырбековРуководитель Службы внутренних расследований МВД Скандарбек Кочербаев
Руководитель Службы внутренних расследований МВД Скандарбек Кочербаев - Sputnik Кыргызстан
Подписаться на
Он выявляет оборотней в погонах уже 10 лет. Раньше этот полковник никогда не давал интервью. Мы решили познакомиться с ним и показать кыргызстанцам, что за человек сидит в кресле руководителя Службы внутренних расследований МВД. Знакомьтесь, Скандарбек Кочербаев.

Служба безопасности МВД была образована в 1992 году. С тех пор ее много раз реформировали. Сейчас она называется Службой внутренних расследований. Ведомство выявляет милиционеров, нарушающих закон. 

— Говорят, милиционеры ненавидят ваших подчиненных.

— В основном нас ненавидят сотрудники, которые нарушают законы и служебную дисциплину. А так мы носим одну и ту же форму, получаем одинаковую зарплату, работаем в одном здании. Мы же утром с коллегами здороваемся, уходя — прощаемся. Негатив проявляется только со стороны нарушителей, а их сегодня очень много. Естественно, кто будет нас любить и жаловать? 

— Вам приходилось задерживать знакомых милиционеров?

— Это происходит почти каждый день. Бывало, и коллег задерживал. Все их прекрасно знают, но только "снаружи", а нам по долгу службы приходится узнавать их "изнутри". 

— Из-за этого рушилась дружба?

— Случалось и такое. А что делать? Дружба дружбой, а служба службой. Приходилось рвать отношения с родственниками, друзьями. Потом связи с некоторыми из них восстановились. Понимают, что это жизнь, и в ней может быть все. 

© Sputnik / Табылды КадырбековРуководитель Службы внутренних расследований МВД Скандарбек Кочербаев
Руководитель Службы внутренних расследований МВД Скандарбек Кочербаев - Sputnik Кыргызстан
Руководитель Службы внутренних расследований МВД Скандарбек Кочербаев

— Назовите примерное число людей, с которыми у вас испортились отношения из-за службы?

— Ну, это совсем мизер… Ребята знают: я не публичный человек, не люблю посиделки, стараюсь держаться узкого круга. Дружу в основном с одноклассниками. Никто из друзей и родственников в органах внутренних дел не работает, кроме сына. Он пошел по моим стопам. Ему 25 лет, в органах уже четвертый год.

Честно говоря, я не хотел, чтобы дети стали милиционерами. Для семейной жизни это очень тяжело, нет времени уделять внимание родным. Дети выросли, а я даже не заметил… У меня два сына и маленькая дочь. 

— Вам не хотелось переехать из здания МВД? Странно, что СВР, которая расследует внутренние дела, работает в одном здании с остальными подразделениями. 

— В России СВР работает в отдельном здании, соблюдается режим секретности. Туда вообще "чужих" не пропускают. Но все упирается в деньги, а у нас финансирование мизерное. Еле-еле на зарплату хватает, ГСМ, командировочные… Поэтому такой возможности нет.

— Вас когда-нибудь запугивали в связи со службой?

— Конечно, без этого никак. 

— Когда такое было последний раз? 

— Когда проверяли одного большого начальника, он сильно нас запугивал. Звонил, угрожал. Однако по итогам нашей проверки его уволили. Моих подчиненных тоже пытаются запугать, но чаще всего это просто голословные угрозы. 

— Президент Сооронбай Жээнбеков заявил, что антикоррупционные органы сами погрязли в коррупции. Вам не кажется, что он имел в виду и вашу службу?

— Должен откровенно сказать, в чем сложность. Часто заявители обращаются из-за обиды: "Тот милиционер мое дело не рассматривает, наверное, денег хочет". Но у следователей колоссальная нагрузка: на одного сотрудника следственного отдела в Бишкеке приходится 80 материалов в месяц. И когда он не успевает рассмотреть материал, нам говорят: "Наверное, чего-то хочет". А когда начинаем проверку, человек пишет: "Прошу не рассматривать мое заявление, потому что оно было написано сгоряча". Или проводишь задержание, проверяешь, а на суде дело разваливается, потому что стороны договорились… 

Но нам очень помогает общественность. Хочу поблагодарить население за активность. Уже есть группы, как у Болота Ибрагимова, и мы с ними тесно сотрудничаем. 

— СМИ сообщают, что в апреле 2004 года вы трижды привлекались к уголовной ответственности. Тогда вы были начальником Манасского РОВД Таласской области. Пишут, что вы незаконно удержали и присвоили 28,3 тысячи сомов из зарплаты своих подчиненных, получили у контролера РЭС взятку в 20 тысяч сомов и испортили чужое водительское удостоверение. Давайте разберем по порядку каждый случай. 

— Давайте. Весной 2003 года вооруженные группы напали на два отделения внутренних дел Джалал-Абадской области и завладели оружием. После этого нам приказали укрепить здания ОВД, но деньги никто не выделял. Пришлось искать спонсоров. Я собрал коллектив, мы все отремонтировали. Когда речь зашла о кабинетах, предложил сотрудникам на отпускные деньги обклеить старые столы ленточным покрытием "под дерево" — тогда это было модно. Они идею поддержали. 

Женщины милиционеры во время парада. Архивное фото - Sputnik Кыргызстан
Я приковала его к себе наручниками — кыргызстанка о работе в Интерполе
В 2004 году на меня пожаловались. Начались доносы, посыпались анонимки. Завели уголовное дело. Посчитали его сырым и захотели чего-нибудь добавить. Нашли какую-то женщину, которая проверяла показания электросчетчиков в районе, где жили мои родители. Решили оформить все так, будто я вымогал у нее взятку, когда проверял местную РЭС… 

А теперь по водительскому удостоверению. В тот день я шел на совещание в райадминистрацию. Вся дорога была в лужах после дождя. Впереди шел рядовой милиционер, проехала машина и обрызгала его с головы до ног. Я поручил сотрудникам ГАИ задержать водителя. Они привели его. Это был единственный раз, когда я держал его водительское удостоверение. Оно уже было порвано, еле держалось. Говорю: "Надо аккуратно к документу относиться, замените". Гаишники составили протокол. А этот водитель, видать, обиду затаил — сказал, что я порвал документ. Завели дело…

По всем трем фактам есть решение суда, который меня оправдал. Уголовное дело прекратили. Это реабилитирующее обстоятельство. 

Эти события меня изменили, я словно побывал в другой шкуре. Был подозреваемым, обвиняемым, подсудимым. Потому в СВР требую, чтобы служебные проверки проводились объективно, чтобы милиционеров не дискредитировали умышленно. Говорю, что надо реально смотреть на все. 

© Фото / из личного архива Скандарбека КочербаеваСкандарбек Кочербаев: после армии я некоторое время занимался гражданской работой, а после стал служить в милиции
Руководитель Службы внутренних расследований МВД Скандарбек Кочербаев - Sputnik Кыргызстан
Скандарбек Кочербаев: после армии я некоторое время занимался гражданской работой, а после стал служить в милиции

— У вас есть родственники, которые занимают высокие должности? 

— Все спрашивают: "Почему такое имя — Скандарбек Анатольевич?". Мой отец с трех лет рос в детдоме. Его звали Тотон, а в детдоме записали как Анатолия. Какие уже тут могут быть родственники?

Еще говорят, что меня продвигает глава ГКНБ. Как такое может быть, если он возглавил комитет в 2015 году, когда я уже руководил ГУСБ (Главное управление собственной безопасности. — Ред.)? Да, у нас родственные отношения, но службы это не касается. На каком уровне он и на каком я? Он руководит такой мощной структурой, а я — всего лишь одним из подразделений в системе МВД. У нас разные интересы, вообще все разное… Так бывает.

Знаменитый фрунзенский некрофил Михаил Лукьянов - Sputnik Кыргызстан
Вскрывал могилы и насиловал мертвых девушек — история бишкекского монстра
Когда он стал главой, меня Кашкар Астаканович (Джунушалиев, бывший глава МВД. — Ред.) снял с должности. И где его мохнатая рука? Где логика? Он и как сотрудник, и как родственник очень принципиальный. Никогда слова лишнего не скажет, пустых обещаний не дает. 

— А на тоях видитесь?

— Видимся, но представляете, сколько людей его окружает? Он где-то в середине приходит, скажет свое слово и тут же исчезает. Такого, чтобы до конца сидел, я не видел. 

Мы вообще на тои ходим, только если они на выходной выпадают. А все проступки совершаются в выходные, праздничные дни… Честно говоря, я и праздники-то не люблю. 

— Почему?

— Правоохранители отдыхают только в День милиции, а для СВР этот день — еще одна головная боль. Мы следим, чтобы сотрудники ничего не натворили. На массовых мероприятиях контролируем, чтобы они пост не оставили, чтобы ничего не случилось. Это вдвойне трудно. 

© Sputnik / Табылды КадырбековСкандарбек Кочербаев: правоохранители отдыхают только в День милиции. А для СВР этот день — еще одна головная боль. Мы следим, чтобы сотрудники ничего не натворили
Руководитель Службы внутренних расследований МВД Скандарбек Кочербаев - Sputnik Кыргызстан
Скандарбек Кочербаев: правоохранители отдыхают только в День милиции. А для СВР этот день — еще одна головная боль. Мы следим, чтобы сотрудники ничего не натворили

— Нам рассказали, что, когда работала Служба безопасности МВД, молодые люди нередко подходили к милиционерам на улице и снимали их на видео, представляясь сотрудниками СБ, при этом устраивали чуть ли не допрос. Сейчас такое бывает?

— Раньше у нас было много внештатников, они нам нужны. Но эти люди начали козырять своими удостоверениями, и мы практику набора внештатных сотрудников прекратили. Более полутора лет ни одного внештатника по линии СВР нет. Не принимаем новых и исключили всех, кто работал с нами. 

Но в жизни происходит много интересных ситуаций. Звонит, например, кто-нибудь из сотрудников ГУОБДД и говорит: 

— Вы мне звонили, я отпустил человека.

— Когда я тебе звонил? 

Сотрудники правоохранительных органов во время поисковых работ. Архивное фото - Sputnik Кыргызстан
Он стучался, запертый внутри багажника, — истории бишкекского милиционера
Или другой случай. В 2013 году я работал начальником Службы собственной безопасности ГУВД Бишкека. Проезд по центральной площади тогда был запрещен, а один милиционер нарушил это правило. Оказался сотрудником инспекции по делам несовершеннолетних Таласской области. Его задержали и привели ко мне. Он подходит и говорит: "Я сейчас Кочербаеву позвоню. Он придет и со всеми вами разберется". Представляете?

А еще вот что было. Несут службу по совместному плану мои сотрудники и патрульные милиционеры. Едет крутая машина, ее останавливает автоинспектор. За рулем симпатичная женщина. Мы с одним из руководителей МВД стоим рядом, а она говорит патрульному: "Ты че, меня не знаешь, что ли? Я супруга Кочербаева". И таких моментов очень много. 

© Sputnik / Эмиль СадыровСкандарбек Кочербаев: я никогда не брал взяток, хотя много раз предлагали. Чаще всего милиционеры через знакомых и родственников пытаются нас подкупить, но напрямую никогда не предлагают
Руководитель Службы внутренних расследований МВД Скандарбек Кочербаев - Sputnik Кыргызстан
Скандарбек Кочербаев: я никогда не брал взяток, хотя много раз предлагали. Чаще всего милиционеры через знакомых и родственников пытаются нас подкупить, но напрямую никогда не предлагают

— Продолжим разговор о коррупции. В Сети вас часто называют коррупционером. Вы можете заявить с полной ответственностью, что не брали взяток?

— Я никогда не брал взяток, хотя много раз предлагали. Чаще всего милиционеры через знакомых и родственников пытаются нас подкупить, но напрямую никогда не предлагают. Потому что наши сотрудники об этом незамедлительно рапортуют. 

— Портал vesti.kg пишет, что в сентябре 2016 года вы незаконно поручили сотрудникам Кара-Бууринского районного отдела ГУГССО охранять ваш дом. А в 2015-м приказали подчиненным отдавать вам талоны на бензин и выручили таким образом 156 тысяч сомов. Эти материалы были запрошены по устному приказу начальника одного из управлений Генпрокуратуры Набиева, но решение по ним до сих пор не принято.

— Я тогда работал в Бишкеке, а родители жили в Кара-Бууринском районе Таласской области. Им по 80 лет, за ними некому ухаживать. Я перевез их в город, к себе. 

Рейд УПМ по соблюдению ПДД в Бишкеке - Sputnik Кыргызстан
Когда хочется сорвать с них погоны — чем мне запомнилась патрульная милиция
Родительский дом остался без присмотра, его трижды обворовывали. Я подумал: надо продавать или сдать под охрану. Один сотрудник спросил: "Можно, я поживу у вас во времянке?". Я согласился, только попросил платить за электроэнергию. Поступила жалоба, но прокуратура отказала в возбуждении уголовного дела. Что охранять, если там ничего нет? Где логика?

Второй момент. У меня есть служебная машина и выдают достаточно ГСМ. Зачем мне еще? Вопрос в другом. Был у меня начальник управления по югу страны, человек предпенсионного возраста. За ним закрепили служебную машину, но без водителя. Талоны на ГСМ надо было получать в центральном аппарате в столице. Я приказал, чтобы эти талоны для него брал мой водитель. Он собирал их, передавал в Ошскую область, или заместитель начальника приезжал в Бишкек, забирал талоны. Что тут противозаконного?

По этому факту провели служебное расследование, дело заводить не стали. А всплыла информация в июле 2016 года, когда с поста министра ВД ушел Мелис Турганбаев и его место занял Кашкар Джунушалиев. Он говорил о реформах, но сменили только название службы — ГУСБ (Главное управление собственной безопасности) на ССБ (Служба собственной безопасности) в нарушение всех нормативных актов. Он пригласил меня, говорит:

— Хочу перевести тебя в регионы. 

— В регионы не могу. Родителям по 80 лет, поймите правильно.

— Тогда свободен. 

Отставной офицер, бывший снайпер Алишер Абдесов - Sputnik Кыргызстан
Не забуду, как закрывал глаза тому парню, — история бишкекского снайпера
Меня без объяснения причин вывели из штата и оставили в распоряжении кадров. Это было сделано незаконно. Я ушел в отпуск, отоспался, пришел в себя… Тут мне предложили возглавить службу безопасности Финансовой полиции. Когда озвучили численность личного состава, я сказал: "О, да здесь рай!" — и согласился. Сооронбай Шарипович в то время был премьер-министром. Я прошел у него собеседование на должность. 

И тут меня вызывают в прокуратуру и говорят, что поступили те самые материалы о ГСМ и об охране дома. Из-за этого в Финполе приостановили мое назначение. Стало обидно, ведь материалы направили мои коллеги. Объяснил все следствию, и прокуратура решила уголовное дело не возбуждать. 

Пока длилась эта канитель, сменилось руководство МВД. Новый министр предложил мне вернуться на прежнюю должность. Я вернулся, и за сутки мы разработали новое положение о службе. С того момента начался рост всех показателей — за месяц мы перекрыли результаты предыдущих пяти лет. 

© Sputnik / Табылды КадырбековСкандарбек Кочербаев: я категорически против легализации любых наркотиков. Это ведет к деградации общества.
Руководитель Службы внутренних расследований МВД Скандарбек Кочербаев - Sputnik Кыргызстан
Скандарбек Кочербаев: я категорически против легализации любых наркотиков. Это ведет к деградации общества.

— В августе вашу службу снова переформировали. Чем СВР отличается от ГУСБ? 

— Раньше наши региональные подразделения подчинялись начальникам областных ГУВД. Они могли дать указание: того наказывай, этого не трогай. Сейчас ничего подобного нет — они работают со мной напрямую. Курирует нас министр, я отчитываюсь перед ним каждый день. 

После преобразования мы стали лучше проводить расследования, чаще выявлять преступления. В прошлом году рассмотрели 7 443 материала, это на 311 больше, чем в 2016-м. Наказали на 842 сотрудника больше. Выявили 176 милиционеров, которые ездили нетрезвыми, — на 42 больше, чем два года назад. 

Зато нагрузка стала колоссальной, а личный состав у меня маленький. В месяц один сотрудник рассматривает по восемь материалов.

— Сколько всего у вас сотрудников?

— Не могу назвать число, сами понимаете…

— Некоторые эксперты уверены, что в стране необходимо узаконить продажу легких наркотиков. Мол, тогда в бюджет начнут поступать огромные средства. Они объясняют это тем, что "травка" все равно пользуется спросом, а сейчас все деньги якобы уходят в карманы милиционеров, покрывающих такой бизнес. Это подтверждают многие факты. Например, 15 февраля в Бишкеке задержали полковников милиции с восемью килограммами гашиша. Как и почему получается, что милиционеры занимаются наркобизнесом? Вы согласны, что необходимо узаконить продажу таких наркотиков?

Начальник отдела розыска УПМ Бишкека Ажыбек Майназаров - Sputnik Кыргызстан
Мужа сбили на ее глазах, виновника помог найти бомж — истории милиционера
— Я категорически против легализации любых наркотиков. Это ведет к деградации общества. В прошлом году мне довелось побывать в американском штате Вашингтон, в Сиэтле. Там есть нелегальные центры обмена шприцев. Идешь вечером по улице, рядом курят этот гашиш. Очень неприятно. Опасаешься за свою жизнь… Я бы не хотел, чтобы у нас такое было. 

Теперь по второму вопросу. В семье не без урода. Указанный вами полковник был очень скрытным. Хотя он из состоятельной семьи и никто не мог подумать, что этот человек совершает такие преступные действия. 

Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader