Ситуация в Туркменистане: как изменится внешняя политика после смены президента

© Sputnik / Рамиль Ситдиков / Перейти в фотобанкГосударственные флаги Туркменистана в Ашхабаде. Архивное фото
Государственные флаги Туркменистана в Ашхабаде. Архивное фото - Sputnik Кыргызстан, 1920, 15.02.2022
Подписаться на
НовостиTelegram
В понедельник, 14 февраля, сын главы Туркменистана Сердар Бердымухамедов объявил о выдвижении в качестве кандидата на выборах президента, которые должны состояться 12 марта. Кроме него, пока никто не объявил об участии в гонке.
Иван Зуев
Ранее, в пятницу, президент Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедов объявил о скором уходе с поста. В специальном заявлении, которое глава государства сделал для верхней палаты парламента (Халк Маслахты), говорится, что он принял "непростое решение о себе" и о необходимости "дать дорогу молодым".

"Свой огромный жизненный и политический опыт я как председатель Халк Маслахаты намерен далее направить в эту область (передачу власти новому поколению. — Ред.)", — сказал Бердымухамедов.

На следующий день после заявления президента ЦИК страны объявила, что досрочные выборы состоятся 12 марта.
В прошлом году Бердымухамедову исполнилось 64 года. В выступлении он упомянул и про это, добавив, что "достиг возраста пророка". У власти Гурбангулы Бердымухамедов находится с 14 февраля 2007 года. Он был избран главой государства после смерти пожизненного президента Сапармурата Ниязова в декабре 2006-го.
О возможном транзите власти в Туркменистане эксперты говорят уже несколько лет. В 2020 году в стране прошла конституционная реформа. Парламент республики был разделен на две палаты, верхнюю (Халк Маслахаты) и нижнюю (Меджлис), действующий президент после ухода с поста становится пожизненным членом Халк Маслахаты.
В сентябре 2021 года сыну президента Сердару Бердымухамедову исполнилось 40 лет. По Конституции Туркменистана этот возраст определяется как минимальный порог для того, чтобы избираться главой государства. Сердар с 2011 года занимает важные посты во властной вертикали Туркменистана. С 2011-го он возглавлял департамент МИД, в 2016-м стал депутатом парламента, а через три года — губернатором (хякимом) Ахалского велаята.
Процесс транзита власти в республике запустили события в соседнем Казахстане, считает завотделом евразийской интеграции и развития ШОС Института стран СНГ Владимир Евсеев.

"На него произвел впечатление затянувшийся процесс транзита власти в Казахстане, когда у руля фактически находились два человека: бразды правления были у Нурсултана Назарбаева, а Токаев еще не имел [всей полноты] власти. В итоге эта ситуация была использована для попытки госпереворота", — говорит Евсеев.

Эксперты, опрошенные Sputnik, пояснили, что закрытый характер политического режима не дает возможности получить ясную картину происходящего в стране. Но они предполагают, что сегодня Туркменистан столкнулся с вызовами в сфере экономики, которые определяют решения руководства на внешнем контуре.
По данным на 2021 год, которые публиковали туркменские СМИ, целый ряд ключевых отраслей экономики государства были серьезно обременены кредитной нагрузкой. В марте на совещании с членами правительства сам президент подчеркивал необходимость своевременного погашения иностранных кредитов. Эксперты полагают, что в настоящее время долговая нагрузка на экономику республики — серьезный фактор, дестабилизирующий ситуацию.
Города мира. Ашхабад - Sputnik Кыргызстан, 1920, 14.02.2022
Дорогу молодым — в Туркменистане стартовала кампания выборов президента

Газовые долги определяют политику

"Социально-экономическая ситуация в стране сейчас сложная. Все ресурсы, которые есть, уходят на оплату долгов, в том числе за модернизацию газовой отрасли и развитие инфраструктуры. Очень сложно в таких условиях снимать социальное напряжение в обществе. Поэтому можно предположить, что Гурбангулы Бердымухамедов не стал тянуть с транзитом", — отмечает Евсеев.

По его словам, непонятно, в какой форме нынешний президент оставит контроль над ситуацией в своих руках. Наиболее вероятный вектор внешней политики при новой конфигурации руководства страны — курс на сохранение прежней политики, однако постепенно она будет меняться в пользу сотрудничества со странами ЕАЭС, а в перспективе и с ОДКБ.
"В отношении государств бывшего СССР будет преемственность внешней политики. Продолжение курса многовекторности и нейтрального государства. Однако экономическая ситуация и напряженность в регионе, в Афганистане, например, подталкивают Туркменистан к принятию принципиальных решений. Я не удивлюсь, если будет принято решение стать страной-наблюдателем в ЕАЭС и, может быть, даже наблюдателем ОДКБ, но это в перспективе", — поясняет эксперт.

Конец политики нейтралитета

К взаимовыгодному сотрудничеству в ЕАЭС и ОДКБ Туркменистан подталкивает и ситуация в Афганистане, где осенью прошлого года к власти пришло движение "Талибан"*.

"Именно приход к власти в Афганистане талибов изменил Туркменистан. Теперь ему крайне сложно оставаться нейтральным. Его вооруженные силы не способны к противостоянию с Афганистаном, так или иначе придется сотрудничать с кем-то, в том числе с талибами, поэтому ни о каком нейтралитете речь уже не идет", — уверен Евсеев.

Постепенный отход от политики нейтралитета, принципы которой исповедовали в стране со времен руководства Сапармурата Ниязова, наблюдатели отмечают в том, что осенью прошлого года Туркменистан впервые принял участие в саммите Тюркского совета в Стамбуле.
А в апреле 2021-го Сердар Бердымухамедов принял участие в мероприятиях Евразийского межправительственного совета, которые проходили в Казани под председательством премьер-министра РФ Михаила Мишустина.
"Самоизоляция сейчас, как говорят многие эксперты, становится проблемой для Туркменистана. Китай, Россия и США активно работают в этом регионе. Туркменистан становится, так или иначе, субъектом политики других стран. Закрытость уже прямо бьет по экономике страны, поэтому сейчас она активно развивает экономические связи, в том числе и особенно с Узбекистаном, и даже с Кыргызстаном налажены взаимовыгодные отношения по экспорту электроэнергии. Республика будет меняться, это уже не зависит от личности руководителя", — говорит кыргызский политолог Денис Бердаков.

Ашхабад — Ташкент

Сотрудничество Туркменистана с Узбекистаном наблюдатели и эксперты называют ключевым для обеих стран. Узбекистан в этом партнерстве выступает транзитером электроэнергии и одним из крупнейших торгово-экономических партнеров Туркменистана, если не брать в расчет экспорт газа. В конце 2021-го замглавы узбекского кабинета министров Сардор Умурзаков заявлял, что товарооборот между РУз и Туркменистаном за последние несколько лет вырос втрое, а за первые восемь месяцев прошлого года увеличился на 25%.

"Тренд будет продолжаться, потому что последние четыре года мы видим яркую активизацию экономической политики в самом Узбекистане, который становится центром Средней Азии и продвигает этот конструкт. Ташкенту выгодно создание единого региона для экономической интеграции. Туркменистан нужен Узбекистану как источник углеводородов и один из выходов на Каспий. Меняется не только Туркменистан, но и весь регион изнутри, наблюдаются серьезные тенденции для внутренней интеграции, поэтому отношения будут развиваться. Сложнее обстоят дела с Таджикистаном. Слишком уж разные экономики и низкий платежеспособный спрос в самом Таджикистане. Кроме того, Таджикистан скорее больше завязан на Узбекистан напрямую", — объясняет Бердаков.

Со временем в Туркменистане начнется аккуратная трансформация режима "сверху" и руководство возьмет курс на большую открытость, предполагает Владимир Евсеев.
"Я бы ставил на медленную трансформацию и изменения сверху. Однако идти они будут поэтапно, и жесткое правление какое-то время сохранится. Более мягкие сценарии также могут толкнуть республику в хаос", — отмечает эксперт.
* Организация находится под санкциями ООН за террористическую деятельность.
Президент Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедов. Архивное фото - Sputnik Кыргызстан, 1920, 12.02.2022
Бердымухамедов призвал дать дорогу молодым и заявил о "непростом решении"
Лента новостей
0