00:00
01:00
02:00
03:00
04:00
05:00
06:00
07:00
08:00
09:00
10:00
11:00
12:00
13:00
14:00
15:00
16:00
17:00
18:00
19:00
20:00
21:00
22:00
23:00
00:00
01:00
02:00
03:00
04:00
05:00
06:00
07:00
08:00
09:00
10:00
11:00
12:00
13:00
14:00
15:00
16:00
17:00
18:00
19:00
20:00
21:00
22:00
23:00
Ежедневные новости
06:00
4 мин
Ежедневные новости
08:00
4 мин
Жаңылыктар
09:00
4 мин
Ежедневные новости
12:01
3 мин
Жаңылыктар
13:01
4 мин
Ежедневные новости
14:01
3 мин
Жаңылыктар
15:01
4 мин
Ежедневные новости
16:01
3 мин
Жаңылыктар
17:01
3 мин
Ежедневные новости
18:01
5 мин
Жаңылыктар
19:01
4 мин
Ежедневные новости
20:00
6 мин
Жаңылыктар
09:00
4 мин
Ежедневные новости
10:00
4 мин
Жаңылыктар
11:01
4 мин
Ежедневные новости
12:01
4 мин
Жаңылыктар
13:01
3 мин
Ежедневные новости
14:00
3 мин
Жаңылыктар
15:00
4 мин
Ежедневные новости
16:01
3 мин
Жаңылыктар
17:01
4 мин
Ежедневные новости
18:01
5 мин
ВчераСегодня
К эфиру
г. Бишкек89.3
г. Бишкек89.3
г. Каракол89.3
г. Талас101.1
г. Кызыл-Кия101.9
г. Нарын95.1
г. Чолпон-Ата105.0
г. Ош, Джалал-Абад107.1

Почему в КР сходят сели и оползни и можно ли их предсказать — беседа с учеными

© AFPСелевые потоки. Архивное фото
Селевые потоки. Архивное фото - Sputnik Кыргызстан, 1920, 23.05.2024
Подписаться
В апреле и мае сразу в нескольких регионах Кыргызстана сошли сели, последний затопил город Ош. Как прогнозируются природные катаклизмы в стране и как на прогнозы реагирует общество, Sputnik рассказали представители Национальной академии наук КР.
Побеседовать с нами о том, почему люди упорно селятся на пути схода селевых потоков и оползней, согласились ученые, лично выезжавшие на место катастрофы: заведующая лабораторией поверхностных водных ресурсов Института водных проблем Ольга Стрижанцова и академик, заведующий лабораторией геомеханики открытых горных работ Института машиноведения, автоматики и геомеханики Камчыбек Кожогулов.
© SputnikЗаведующая лабораторией поверхностных водных ресурсов Института водных проблем Ольга Стрижанцова
Заведующая лабораторией поверхностных водных ресурсов Института водных проблем Ольга Стрижанцова - Sputnik Кыргызстан, 1920, 23.05.2024
Заведующая лабораторией поверхностных водных ресурсов Института водных проблем Ольга Стрижанцова
— Скажите, что способствовало таким небывалым селям в нашем регионе в этом году?
Ольга Стрижанцова: И в России, и в Казахстане, и в Кыргызстане выдалась очень снежная зима. Связать это можно с изменением климата, о котором так часто говорят в последнее время. Воздушные массы, которые превалировали над нашими территориями, смещались с Атлантического океана; они, как правило, очень насыщены влагой и отдают ее по пути следования.
Что касается селей в Кыргызстане, то перед тем, как они начались, в течение недели держалась очень теплая погода — это был выход воздуха со Средиземного моря, теплого и влажного. Затем случилась смена циркуляции, и началось движение воздушных масс с северо-запада. Такой воздух тоже насыщен осадками, но он холодный. Над Средней Азией два массива столкнулись, что привело к усилению облако- и осадкообразования. Дожди были сильными, а поскольку до этого было довольно тепло, начал таять снег в среднегорье. Все эти факторы и послужили толчком к сходу селей.
— А сели можно спрогнозировать?
О. С.: Обозначить, где именно сойдет сель, очень трудно. Его формирование происходит на высокогорье. Причин может быть несколько: обильные осадки, таяние снегов и прорыв высокогорных озер. Ситуации бывают разные, что конкретно послужит триггером — неизвестно. Кыргызгидромет может только сделать прогноз, что в определенном регионе ожидаются интенсивные осадки.
Вообще, апрель и май — это пик весеннего схода селей, причиной которых являются ливневые дожди, по крайней мере, на юге республики. На Иссык-Куле, к примеру, сели могут сходить и летом.
— Сель — это поток грязи и камней, который движется с огромной скоростью. Ведь такая масса должна где-то сформироваться?
О. С.: Конечно, в верховье всегда есть какой-то резервуар: небольшое ледниковое озеро или ложбина в грунте, где накапливаются осадки, а затем прорывают плотину и сходят вниз. По пути следования они захватывают камни, грязь, почву, деревья. Естественно, скорость движения возрастает, потому что уклон гор у нас большой.
© SputnikАкадемик, заведующий лабораторией геомеханики открытых горных работ Института машиноведения, автоматики и геомеханики Камчыбек Кожогулов
Академик Камчыбек Кожогулов - Sputnik Кыргызстан, 1920, 23.05.2024
Академик, заведующий лабораторией геомеханики открытых горных работ Института машиноведения, автоматики и геомеханики Камчыбек Кожогулов
— Существует мнение, что причиной таких катаклизмов в нашей стране является в том числе деградация почв из-за неправильной тактики отгонного животноводства: скот просто вырывает из земли растения, которые должны укреплять горные склоны. Камчыбек Чонмурунович, какой точки зрения вы придерживаетесь?
Камчыбек Кожогулов: Начнем с того, что существует около 100 видов природных и природно-техногенных катастроф. У нас в республике наблюдаются 20 из них: землетрясение, оползень, сель, лавина, обрушение склонов и другие. Первые три в большей степени влияют на сельское хозяйство.
Самыми непредсказуемыми являются сели. Они происходят и потому, что почвы действительно деградируют, и потому, что во время ливней почва просто не успевает впитывать весь объем воды.
Что касается, например, оползней, то их предсказывать мы научились. Первые оползни в истории независимого Кыргызстана сошли в районе Майлуу-Суу, где сконцентрированы урановые хвостохранилища. Поднялся большой шум: люди опасались, что радиационные материалы попадут в реку, а оттуда распространятся по всей Средней Азии. Тогда разные международные институты начали выделять большие средства на прогноз этого катаклизма, и многие ученые внезапно стали "оползневиками".
К концу этого года, думаю, все станут "селевиками" и начнут прогнозировать сели, хотя предсказать их практически невозможно. Главной причиной схода селя в большинстве случаев является проливной дождь, однако и человеческий фактор играет немаловажную роль: люди не очищают арыки, строят жилье там, где этого делать нельзя.
Как возникает оползень - Sputnik Кыргызстан, 1920, 07.05.2021
Самое смертоносное природное явление в Кыргызстане — как возникает оползень
— Как можно спрогнозировать оползень?
К. К.: Дело в том, что оползни не сходят просто так: сначала на склонах появляются трещины, за которыми надо следить. Был случай, когда оползень, по нашим расчетам, угрожал школе, и мы предложили "разгрузить" склон: удалить с горы часть грунта. Работа была проведена, и та школа стоит по сей день. Также необходимо сажать определенные растения: есть деревья, которые пускают корни очень глубоко, укрепляя склоны.
Мы пришли к выводу, что природные катастрофы происходят не каждый год. К примеру, у оползней и землетрясений есть определенная периодичность.
— То есть в этом году "настала очередь" селей?
К. К.: Получается, так. Наш институт, кстати, разработал запатентованную методику предотвращения селей. У селевого потока есть русло — так называемый "язык", который можно повернуть, чтобы отвести его, скажем, от населенных пунктов.
© SputnikКамчыбек Кожогулов: существует около 100 видов природных и природно-техногенных катастроф. У нас в республике наблюдаются 20 из них: землетрясение, оползень, сель, лавина, обрушение склонов и другие. Первые три в большей степени влияют на сельское хозяйство.
Академик Камчыбек Кожогулов - Sputnik Кыргызстан, 1920, 23.05.2024
Камчыбек Кожогулов: существует около 100 видов природных и природно-техногенных катастроф. У нас в республике наблюдаются 20 из них: землетрясение, оползень, сель, лавина, обрушение склонов и другие. Первые три в большей степени влияют на сельское хозяйство.
— Пару лет назад в Боомском ущелье сошло несколько селей. Тогда специалисты говорили, что в этом районе выпадает мало осадков и селевые явления, в отличие от камнепадов, большая редкость. Так ли это на самом деле?
О. С.: Ливневые осадки зачастую выпадают из кучево-дождевых облаков. Влага в них накапливается по мере следования, а осадки выпадают при накоплении критического количества. Сказать, что в Боомском ущелье никогда не было сильных осадков и селей, нельзя, там есть селеопасные водотоки. Просто сели не сходили на протяжении длительного времени.
Повторение ситуации вполне возможно. После схода селевых потоков специалисты нашего института объехали все ущелье, посмотрели, где еще они могут сойти, составили карты и передали в Минтранс и МЧС, чтобы уполномоченные органы знали, что делать.
А вообще, конечно, надо проводить исследования. Сейчас это сделать гораздо проще: с помощью дронов можно осматривать огромные территории, которые раньше приходилось преодолевать пешком. Нужно строить селезащитные дамбы, которые отведут селевые потоки в сторону. Однако происходит накопление материала у самой дамбы: после каждого селя ее надо чистить, как и имеющиеся уже сегодня селеотводы. Но это делают, к сожалению, далеко не всегда.
— Говорят, люди сами засоряют арыки и селеотводы, из-за чего в результате страдают населенные пункты.
О. С.: И такое, к сожалению, бывает. Причем арыки нужно чистить не только от мусора, который сбросил туда человек, но и от масс, принесенных рекой: камней, глины и прочего. Если население этого не делает, значит, должны делать местные власти. Это ведь вопрос безопасности.
Когда строится дорога, под ней необходимо проложить специальные трубы, по которым мог бы пройти сель. Понятно, что это дорого, но мы живем в горном регионе, и государство должно понимать все угрозы.
© SputnikОльга Стрижанцова: обозначить, где именно сойдет сель, очень трудно. Его формирование происходит на высокогорье. Причин может быть несколько: обильные осадки, таяние снегов и прорыв высокогорных озер. Ситуации бывают разные, что конкретно послужит триггером — неизвестно.
Заведующая лабораторией поверхностных водных ресурсов Института водных проблем Ольга Стрижанцова - Sputnik Кыргызстан, 1920, 23.05.2024
Ольга Стрижанцова: обозначить, где именно сойдет сель, очень трудно. Его формирование происходит на высокогорье. Причин может быть несколько: обильные осадки, таяние снегов и прорыв высокогорных озер. Ситуации бывают разные, что конкретно послужит триггером — неизвестно.
— Одно дело, когда люди не чистят селеотводы, и другое — когда живут прямо на них…
О. С.: Да. У нас много ущелий, особенно на юге республики. Бывает, что улица в каком-нибудь аиле — это и есть путь следования селя. Понятно, что вопрос сложный, людям вроде как негде жить, но, на мой взгляд, прежде чем выдавать документы на строительство дома в таком месте, госорганы должны требовать от человека расписку, что он осознает всю опасность. В случае разрушения дома селем государство, конечно, поможет, но на строительство нового жилья тех денег не хватит…
К. К.: В свое время сотрудники нашего института, в том числе я, раз пять прошли пешком дорогу Бишкек — Ош. Там было много оползнеопасных мест, все мы исследовали. Местные жители, пострадавшие от оползней, просили нас выдать соответствующие справки для получения компенсаций. И нередко человек, получивший справку, устраивал на эти деньги той или тратил их на какие-то другие нужды, оставаясь жить в том же опасном месте. Голова, к сожалению, начинает работать только тогда, когда кто-то останется под завалами... Властям следует проводить более серьезную работу среди населения. Люди должны понимать: если они получили предписание, необходимо переселяться. Это вопрос жизни. У нас же в большинстве случаев на эту "бумажку" не обращают внимания.
Директор Центра климатического финансирования Азамат Темиркулов - Sputnik Кыргызстан, 1920, 21.09.2023
Радио Sputnik Кыргызстан
Горные страны сильнее других страдают из-за изменений климата — эксперт
Лента новостей
0