00:00
01:00
02:00
03:00
04:00
05:00
06:00
07:00
08:00
09:00
10:00
11:00
12:00
13:00
14:00
15:00
16:00
17:00
18:00
19:00
20:00
21:00
22:00
23:00
00:00
01:00
02:00
03:00
04:00
05:00
06:00
07:00
08:00
09:00
10:00
11:00
12:00
13:00
14:00
15:00
16:00
17:00
18:00
19:00
20:00
21:00
22:00
23:00
Ежедневные новости
06:00
4 мин
Утро хорошего дня
06:04
45 мин
Жаңылыктар
07:00
4 мин
Ежедневные новости
08:00
4 мин
Жаңылыктар
09:00
4 мин
Ежедневные новости
12:01
3 мин
Жаңылыктар
13:01
4 мин
Ежедневные новости
Ежедневные новости. Выпуск 14:00
14:01
4 мин
Жаңылыктар
15:01
4 мин
Ежедневные новости
16:01
4 мин
Жаңылыктар
17:01
4 мин
Ежедневные новости
18:01
5 мин
Жаңылыктар
19:01
4 мин
Ежедневные новости
20:00
5 мин
Ежедневные новости
06:00
4 мин
Жаңылыктар
07:00
5 мин
Ежедневные новости
08:00
4 мин
Жаңылыктар
09:00
3 мин
Ежедневные новости
12:01
3 мин
Жаңылыктар
13:01
3 мин
Ежедневные новости
14:00
4 мин
Жаңылыктар
15:01
3 мин
Ежедневные новости
16:01
2 мин
Жаңылыктар
17:01
3 мин
Ежедневные новости
18:01
5 мин
Жаңылыктар
19:01
4 мин
Ежедневные новости
20:00
4 мин
On air
23:59
1 мин
ВчераСегодня
К эфиру
г. Бишкек89.3
г. Бишкек89.3
г. Каракол89.3
г. Талас101.1
г. Кызыл-Кия101.9
г. Нарын95.1
г. Чолпон-Ата105.0
г. Ош, Джалал-Абад107.1

Чем выгоден для КР коридор север — юг и почему Запад против. Интервью с экономистами

© Sputnik / Евгений Епанчинцев / Перейти в фотобанкГрузовые фуры на трассе. Архивное фото
Грузовые фуры на трассе. Архивное фото  - Sputnik Кыргызстан, 1920, 28.05.2024
Подписаться
На чем Кыргызстан сможет заработать, участвуя в создании коридора север — юг, что нужно сделать, чтобы получить максимальную пользу от этого, и как обычный транспортный путь может изменить геополитическую ситуацию в мире, рассказали экономисты.
В редакции Sputnik Кыргызстан побывали руководитель научно-исследовательской кафедры новой экономики Академии государственного управления, экономист Улукман Мамытов и член Торгово-промышленной палаты, эксперт по внешней торговле Рамис Ибраев. Эксперты рассказали о роли транспортных коридоров для развития экономики Кыргызстана.
— Расскажите о значении международного торгового коридора север — юг и о том, почему в настоящее время этот путь актуален?
Улукман Мамытов: Значение этого логистического коридора для Кыргызстана очень велико, так как благодаря этому пути появляется возможность не зависеть от Казахстана (через который идет экспорт и импорт товаров в Кыргызстан. — Прим. ред.) и присоединиться к крупному транспортному торговому коридору через Узбекистан и Туркменистан. Хотя мы почти не обращаем внимания на этот транспортный коридор, влияние его на экономику Кыргызстана в будущем неоценимо. Дело в том, что у нас появляется хорошая возможность конкурировать за прохождение потока товаров через нашу страну. Раньше, например, товары из Индии в Европу или Россию доставлялись по Суэцкому каналу. Если коридор север — юг будет запущен в полную силу, это существенно сэкономит время доставки, а также значительно снизит цену за логистику.
Так, сегодня товар прибывает из Индии в Санкт-Петербург за 40 дней, при этом пересекая Европу. Поэтому коридор север — юг открывает для России большие возможности в области торгового оборота. Этот путь также важен для Ирана, который может стать крупнейшим транспортным узлом, так как находится между Россией, странами Средней Азии и Индией и имеет все предпосылки, чтобы стать торговым хабом. Для Кыргызстана этот коридор имеет смысл, так как мы граничим с Китаем.
© Sputnik / Асель СыдыковаРуководитель научно-исследовательской кафедры новой экономики Академии государственного управления, экономист Улукман Мамытов
Экономист, заведующий отделом исследований новой экономики Академии государственного управления Улукман Мамытов - Sputnik Кыргызстан, 1920, 28.05.2024
Руководитель научно-исследовательской кафедры новой экономики Академии государственного управления, экономист Улукман Мамытов
— О создании этого торгового коридора говорят с 2000-х годов. Несмотря на заинтересованность многих стран, проект требует многомиллиардных вливаний. При этом, хотя есть все логистические возможности, они еще не определены. Вообще, реально ли осуществить этот проект?
Рамис Ибраев: Да, конечно, можно и нужно. Как сказал Улукман, открытие торгового коридора север — юг дает очень большие преимущества. Реализация проекта не сопряжена с какими-то сверхсложными условиями, но пока этот логистический коридор до конца не проработан.
Груз из Бишкека или Оша преодолевает 4 тысячи километров и достигает городов России. Так, автомобиль выезжает из Оша и всего через 1 тысячу километров достигает границы с Туркменистаном, а далее заходит в Иран. От свободной экономической зоны Сарахс в Иране всего 1,5 тысячи километров до порта Бендер-Аббас. То есть, навскидку, от Кыргызстана до ближайшего морского порта всего-то 2,5 тысячи километров. Самое главное, что мы не тратим много денег на создание логистики этого торгового коридора. И все, что нам нужно сделать, — тщательно проработать путь.
Сегодня по этой дороге в сутки проходит 400-450 машин, выехавших из Китая, хотя предел нормы — порядка 200. Ровно такая же ситуация у нас на перевале Торугарт. Китайская сторона намерена существенно расширить трассу и сделать ее круглосуточной. По асфальтовой дороге грузовики легко могут достичь морских портов. Конечно, перевозка грузов по железной дороге намного дешевле и выгоднее, но строительство "железки" требует колоссальных финансовых вливаний.
Поскольку на Иран наложено много санкций, мы не могли раньше использовать этот маршрут. Иран из-за санкций не может участвовать в международных грузовых перевозках, поэтому экспортировать товар напрямую через эту страну нельзя. Но мы можем использовать иранскую территорию, чтобы попасть в Турцию или Азербайджан или в Россию через Каспийское море. Если все-таки будет построена железная дорога, мы перестанем зависеть от транспортных коридоров Казахстана.
В Кара-Суу можно открыть большой терминал, из которого грузы пойдут в Андижан, а оттуда в туркменский порт на Каспийском море и далее в российские или азербайджанские порты. Такая логистика даст нам возможность транспортировать грузы не только в Россию или Азербайджан, но и в Турцию, а через Грузию и Черное море — в Европу. То есть мы сможем работать в основном как страна транзита товаров, поступающих из Китая.
© Sputnik / Асел АкматЧлен Торгово-промышленной палаты, эксперт по внешней торговле Рамис Ибраев
Член Торгово-промышленной палаты, эксперт по внешней торговле Рамис Ибраев - Sputnik Кыргызстан, 1920, 28.05.2024
Член Торгово-промышленной палаты, эксперт по внешней торговле Рамис Ибраев
— А в чем будет выгода для Кыргызстана?
Р. И.: Кыргызстан в первую очередь может стать стратегическим партнером для многих стран. Чтобы открыть транзит, мы будем заключать соответствующие соглашения с другими государствами, перестанем быть зависимыми, и через Кыргызстан пойдет большой поток грузов из разных стран. К нам будут заезжать грузовики из разных государств, например, те же российские машины начнут регистрироваться, чтобы проехать через Кыргызстан. Также легко решить и другие вопросы, связанные с грузоперевозками. Например, если мы упростим выдачу разрешений на проезд, Россия также не будет запрашивать разрешение на ввозимые из Кыргызстана товары. Если построим железную дорогу, то сможем экспортировать наши товары в страны Европы или Азии. То есть железная дорога КНР — Кыргызстан — Узбекистан, включая Туркменистан, станет частью большого торгового коридора север — юг.
У. М.: Власти Кыргызстана проводят активную политику привлечения производителей, чтобы экспортировать свою продукцию за рубеж. И поэтому транзитный коридор может открыть республике новый стратегический путь для развития экспорта. Первые грузы уже прошли, и сейчас стоит вопрос расширения грузопотока.
Год назад Россия, Азербайджан и Иран подписали Бакинскую декларацию. Иран имеет собственную железнодорожную сеть, которая заканчивается в городе Реж, а российская железная дорога заканчивается в азербайджанском городе Астара. На основе декларации, подписанной в Баку, планируется построить железную дорогу, связывающую Астару и Реж. В результате объединения этих дорог откроется прямой путь из Москвы в иранский город Бендер-Аббас, где находится морской порт. Такое решение значительно упрощает логистику, а также существенно снижает стоимость доставки.
Это также открывает коридор в нескольких направлениях, которыми мы тоже можем воспользоваться с выгодой для себя. Например, через Туркменбашинский порт будет осуществляться доставка грузов Каспийским морем в Астрахань.
— К 2030-м годам планируется довести объем товарооборота до 32,5 миллиона долларов. Это очень большой показатель, но почему раньше не планировалось прокладывать этот логистический путь? Было бы много преимуществ...
Р. И.: Раньше геополитическая ситуация в мире была другой. В частности, крупные развитые страны поддерживали торговые отношения и активно работали друг с другом. При этом более мелкие не получали большого внимания со стороны больших игроков. Но теперь ситуация в корне изменилась — Китай начал перевозить товары через Хоргос, Россия также начала рассматривать альтернативные пути. Но из-за карантина по коронавирусу были введены значительные ограничения на продвижение товаров, и этот план не получилось реализовать. Поэтому тогда было легче доставить товар по железной дороге до китайского Кашгара, потом на грузовиках до нашего Кара-Суу, а затем загрузить его обратно в вагоны.
Сегодня развивается альтернативная торговля, и, например, африканские страны также подписали ряд соглашений с Россией о сотрудничестве. Индия тоже заинтересована в работе с Москвой. Следовательно, чтобы обеспечить перевозку большого грузопотока, нужны несколько больших транспортных коридоров.
У. М.: Предприниматели всегда готовы работать, экспортировать и импортировать товары, чтобы получать прибыль. Но настоящая причина растущего интереса к открытию торгового коридора север — юг кроется в геополитике. Все мы знаем, что Иран уже много лет находится в блокаде, ведь против него были введены санкции. Сейчас Москва развернулась на восток и работает над новыми соглашениями, в том числе с Тегераном. Поэтому предпринимаются большие шаги для открытия транспортных торговых коридоров. Думаю, что у пути север – юг большое будущее.
— Получается, что транспортный торговый коридор может способствовать изменениям в мировой геополитике?
У. М.: Раньше Западная Европа считалась крупным мировым торговым центром. Сейчас ее экономика находится в кризисе и существенно падает. Вместо старого растут новые центры — расширяются Восточная и Южная Азия. Так, Индонезия, Малайзия, Южная Корея, Китай, Индия начали проводить свою политику и выходить на мировую арену.
Кроме того, существенно растет значение стран Аравийского полуострова. Это происходит потому, что арабы вывели огромные суммы из стран Запада и также стали разворачиваться на восток, а это значит, будут инвестиции и восточные государства будут мощно развиваться.
Также следует помнить о странах Африки, которые, хотя и начинают экономическое развитие с более низкого стандарта, могут быстро догнать остальных. За Африкой тоже большое будущее. Понимая это, Россия делает огромные шаги в этих направлениях.
Фуры на международном автомобильном пункте пропуска (МАПП) Забайкальск. Архивное фото - Sputnik Кыргызстан, 1920, 22.03.2024
От пиратов до климата: почему маршруты через ЦА набирают популярность
— Думаю, что такая ситуация очень удобна и выгодна для Китая и он будет максимально поддерживать развитие логистических путей. А вот что Кыргызстан должен сделать, чтобы получить максимальную выгоду от транзита?
Р. И.: Из-за западных санкций многие страны не могут поддерживать торговые отношения с Россией. А Кыргызстан ее давний партнер, при этом мы входим в ЕАЭС. Большую часть поступающего к нам груза из Китая мы можем перевезти в Россию. Кроме этого, через три-четыре торговых коридора к нам поступает много грузов из Турции.
Да, на некоторые товары наложены санкции, то есть мы можем использовать их сами, но не можем отправлять в Россию. И наоборот — грузы из России мы также должны использовать только сами. Нам нужно учитывать аспект безопасности, так как если Запад наложит санкции и на Кыргызстан, то экономика нашей страны может не справиться с этим.
Но если говорить о главном стратегическом значении торгового коридора север — юг, то нужно сказать, что в будущем именно он станет еще одним удобным путем для транспортировки энергетических ресурсов.
У. М.: С открытием этого торгового коридора у нас появляются очень хорошие возможности. Например, нам внимательно нужно отнестись к проекту строительства железной дороги КНР — Кыргызстан — Узбекистан. Ведь если, например, Китай будет вкладывать деньги в проект, то он может взять управление и транзит грузов под свой контроль, что несомненно вызовет разногласия, так как мы тоже должны экспортировать свои товары.
Р. И.: Рынок "Кара-Суу" расположен в очень удобном месте. Постепенно Ферганская долина снова становится местом активной торговли, каким она была раньше. Активизации торговли способствует как отсутствие пограничных вопросов с Китаем, так и развитие соседнего Узбекистана.
Думаю, в недалеком будущем у нас также устранят пограничные барьеры и с другими странами, а работа пограничных пропускных пунктов с помощью цифровизации наладится, как в Европе. К сожалению, сейчас оформление разрешений на ввоз и вывоз грузов в одну страну возможны только в результате двусторонних переговоров. При этом много бюрократических препон, поэтому большинство грузовиков просто не могут получить разрешительные документы. Если же мы весь этот процесс оцифруем, то перевозчики смогут пересечь границу, заплатив соответствующий сбор и не тратя время на бумажную волокиту. При этом груз должен поступать не только из Кыргызстана, но и к нам. Правительство рассматривает все возможные варианты взаимодействия, чтобы развивать торговлю.
— Сейчас участниками проекта север — юг являются более десятка государств. Получается, что организация нового логистического пути сама по себе может изменить геополитическую ситуацию?
У. М.: Если коридор север— юг действительно расширится, его влияние сильно возрастет. В таком случае Иран становится важным центром, а значит, он теснее сможет взаимодействовать со странами, которые наложили на него санкции. В итоге может возникнуть ситуация, что в торговле при необходимости нужно будет отказаться от доллара.
— При каких условиях Кыргызстан может сохранить стабильность курса сома и как тут может помочь транспортный коридор?
У. М.: Для экономики республики огромный плюс, если она будет расти, особенно, если увеличится экспорт. Стабильность сома в значительной степени связана именно с экспортом. Но если продолжит расти импорт, то доллар и другая валюта будут утекать из страны, что скажется на курсе сома.
Транспортный коридор, конечно, поможет нам увеличить товарооборот, и это улучшит наши позиции в экономике. Сейчас Россия уже строит заводы в Астрахани и намерена увеличить число сухогрузных кораблей и паромов-контейнеровозов на побережье Каспия. Поэтому думаю, что есть все шансы на успех.
— Но почему страны Запада всеми средствами противодействуют созданию этого логистического пути?
У. М.: Конечно, Запад будет противиться созданию нового транспортного коридора, так как лишится доходов и, что важнее, геополитического влияния на регион. Поясню, что сегодня Запад и, в частности, США и Великобритания контролируют все мировые торговые пути. Именно они проводят политику недопущения проникновения России в Индийский океан. И если между Китаем и Тайванем случится конфликт, то Запад сразу же перекроет торговые пути Китаю. Именно поэтому китайцам так важен проект "Один пояс — один путь".
Золотые слитки. Архивное фото - Sputnik Кыргызстан, 1920, 11.04.2024
Нужно отказаться от экономики, навязанной Западом, — беседа о кыргызском золоте
Лента новостей
0