09:57 27 февраля 2021
Прямой эфир «Радио Sputnik»
  • USD84.7500
  • EUR102.9628
  • RUB1.1385
Колумнисты
Получить короткую ссылку
7766 0 0

Турецкие националисты мечтают о едином "турецком пространстве" от Эгейского моря до Китая, включая Центральную Азию, а военная дестабилизация в этом регионе и на Кавказе будет очень выгодна Западу в рамках стратегии "сдерживания" России, считает эксперт.

Недавние боевые действия в Карабахе мотивировали (или ускорили) формирование де-факто военного союза Азербайджана, Турции и Пакистана, интересы которых не всегда совпадают с другими соседними странами. "Сопутствующим продуктом" военного сотрудничества Анкары, Баку и Исламабада неизбежно станет региональная дестабилизация.

В сопредельной с Арменией турецкой провинции Карс 17 января представители Минобороны Турции торжественно встретили азербайджанских коллег, которые прибыли для совместных учений "Зима-2021". Маневры пройдут 1-12 февраля. Турецкая сторона заверила гостей: "Мы продолжим действовать "одним сердцем" и "одним кулаком", с пониманием, что "два государства — одна нация"". Ключевое слово "продолжим" почему-то вызывает ассоциации с боевыми действиями в Нагорном Карабахе, где Турция поддерживала Азербайджан. И тут в перспективе просматривается новая концепция: "Два государства — одна армия".

Немногим ранее состоялись встречи турецкого министра обороны Хулуси Акара с командующим ВВС Пакистана Муджахидом Анвар Ханом, министра обороны Азербайджана Закира Гасанова с послом Пакистана в АР Билалом Хайе. Стороны обсудили совместные учения, включая маневры азербайджанской армии с участием спецназа и других видов войск Пакистана и Турции. Отмечен большой потенциал для военного и военно-технического сотрудничества (ВТС), выражено намерение развивать его в интересах Анкары, Баку и Исламабада.

В развитии добрососедских отношений государств, ВТС и обмене армейским опытом нет ничего предосудительного, если в результате не возникает военно-политического напряжения в регионе и военных угроз ближайшим соседям.

В совместных азербайджано-турецких учениях "Зима-2021" можно заметить, что выбор локации пал на район у границ Армении, где в Гюмри расположена 201-я российская военная база, а это уже выглядит провокационно. Складывается впечатление, что Анкара и Баку не вполне удовлетворены достигнутыми в Нагорном Карабахе результатами, а Исламабад готов "по-братски" им помочь на Южном Кавказе — с расчетом на расширение своего влияния в Центральной Азии.

Прямая угроза

Азербайджано-турецкие военные маневры 1-12 февраля в провинции Карс обещают стать крупнейшими за последние несколько лет. Сценарий учений предусматривает отработку совместных наступательных операций, в том числе десантно-штурмовых. В условных боях будут задействованы танковые и артиллерийские подразделения, спецназ и снайперы. Целями учений заявлены отработка взаимодействия в ходе совместных операций, проверка боеспособности вооружения и транспортных средств, штатных и перспективных.

Напомню, предыдущие совместные военные маневры Турции и Азербайджана с боевыми стрельбами проходили за полтора месяца до начала боевых действий в Карабахе. В Ереване считают 44-дневную войну прямым продолжением августовских азербайджано-турецких учений. Алгоритмы и содержание "предвоенных" маневров настораживают и Армению, и Россию.

Турецкий министр иностранных дел Мевлют Чавушоглу в конце декабря обещал "активизировать усилия по нормализации отношений с Арменией", однако реальность выглядит иначе. Безопасность армянского населения не абсолютна. Дальнейшая судьба и статус Нагорного Карабаха не определены, в перспективе зависят от баланса сил в регионе, и возможностей азербайджано-турецкого военного альянса.

В соответствии с заявлением лидеров России, Азербайджана и Армении, Карабах остался практически изолированным анклавом на территории площадью чуть более половины бывшей Нагорно-Карабахской автономной области (без Гадрутского района и города Шуша). Стабильность и безопасность в этом районе обеспечивают преимущественно российские миротворцы. Возможно, сохраняющаяся неопределенность создает в Анкаре и Баку иллюзию, будто "мятежную территорию" можно "дожать" военными средствами, игнорируя российских миротворцев. Многие подзабыли итоги грузинской операции "Чистое поле" на территории Южной Осетии в августе 2008 года. Неслучайно американское издание Foreign Policy отмечает высокий риск "неожиданной конфронтации" в зоне пересечения российско-турецких интересов на Южном Кавказе. Подобное развитие событий было бы выгодно Западу для реализации общего плана дестабилизации российского ближнего зарубежья и "сдерживания" России.

В свою очередь, влиятельные турецкие националисты мечтают о ликвидации "разделенного тюркского мира" и едином "турецком пространстве" от Эгейского моря до западного Китая. То есть военные угрозы в регионе Южного Кавказа сохраняются, а относительно далекий Пакистан не дремлет и ведет свою военно-политическую игру, в которой преобладают экономические резоны.

Пакистанский фактор

Географически Баку и Исламабад разделяют более 2 000 километров, но их объединяют особые отношения с Турцией. Напомню, еще основатель Пакистана Мухаммед Али Джинна высоко отзывался о Мустафе Кемале Ататюрке, и Анкара в 1947 году сразу установила дипломатические отношения с новым государством Пакистан. С той поры две страны традиционно помогают друг другу на международной арене и в военной сфере. Пакистан с 1974 года поддерживает турецкое присутствие на Северном Кипре. Турецко-пакистанская военная консультативная группа была создана в 1988-м для обмена опытом в военном образовании и оборонной промышленности, а с 2003 года сотрудничество Анкары и Исламабада укрепляет организация "Высший военный диалог". При этом Турция и Пакистан регулярно проводят совместные военные учения, а в последние годы Анкара стала вторым после Пекина поставщиком вооружений для пакистанской армии. Так, только в 2018 году Пакистан приобрел 30 турецких вертолетов T-129 на сумму 1,5 миллиарда доларов. А Турция в свою очередь стремится быть посредником между Афганистаном и Пакистаном в конфликтной "зоне племен".

Подобные отношения закономерно проецируются на все страны в зоне влияния Турции, Азербайджан просто обречен на военное и военно-техническое сотрудничество с Пакистаном. Так, располагая значительными средствами, имея большой выбор современнейших истребителей на международном рынке, Баку заказал два десятка истребителей JF-17 пакистанского производства, явно не самых лучших в своем классе. В свою очередь Исламабад открыто поддержал наступательную операцию азербайджанской армии в Нагорном Карабахе.

Пакистанские специалисты готовы участвовать в разминировании территории Нагорного Карабаха, и все же Исламабад заинтересован прежде всего в экономической экспансии, с дальним прицелом на постсоветское пространство Центральной Азии. Пакистан вряд ли станет ввязываться в боевые действия на Южном Кавказе — военных конфликтов более чем достаточно на границах с Индией и Афганистаном. Территория и лояльность Азербайджана сами по себе создают благоприятные условия для расширения (через Каспий) турецко-пакистанского военного и экономического влияния.

Границы в Центральную Азию практически открыты — еще в 2009 году в Нахичевани был провозглашен Тюркский совет в составе Азербайджана, Турции, Казахстана, Кыргызстана и Узбекистана. В октябре 2020-го состоялись знаковые визиты министра обороны Турции Хулуси Акара в Казахстан и Узбекистан, где были подписаны соглашения о военном и военно-техническом сотрудничестве. Тогда казахстанская сторона оперативно опровергла вероятность появления "центральноазиатского НАТО".

Азербайджан является членом Движения неприсоединения (к военным блокам), объединяющего 120 государств, и президент Ильхам Алиев до 2022 года председательствует в этой организации. И все же "приступ" военно-политической активности Анкары на фоне боевых действий в Карабахе позволяет предположить, что Турция продолжит пытаться расширить свое влияние.

По теме

Время расплаты для Эрдогана пришло
Теги:
война, влияние, политика, Центральная Азия, Азербайджан, Турция

Главные темы

Орбита Sputnik