20:10 23 сентября 2019
Прямой эфир «Радио Sputnik»
  • USD69.8245
  • EUR76.6533
  • RUB1.0919
Работавшая в Кембридже, Оксфорде и университете Бата женщина-ученый Асель Сартбаева

Не могла спать неделю — откровения первой кыргызстанки, попавшей в Кембридж

© Фото / The University of Bath
Общество
Получить короткую ссылку
Интересные истории кыргызстанцев за границей (47)
9790122

8 лет назад Асель Сартбаева в далекой Англии привела к врачу свою маленькую дочь на прививку. Когда доктор достал ампулу из небольшого холодильника, в голове женщины вдруг зародилась мысль… Теперь идея бишкекчанки может спасти миллионы жизней!

Много лет назад жительница Бишкека Асель Сартбаева получала отказ за отказом: зарубежные вузы никак не хотели принимать ее в аспирантуру. Она шесть лет ждала своего часа.

Сейчас Асель успела поработать в Кембридже, Оксфорде и университете Бата. Эта знаменитая женщина-ученый входит в Королевское научное общество Великобритании, которое когда-то основал сам Ньютон, а ее изобретение вскоре может спасти миллионы жизней.

Работавшая в Кембридже, Оксфорде и университете Бата женщина-ученый Асель Сартбаева во время интервью на радиостудии Sputnik Кыргызстан
© Sputnik / Жоомарт Ураимов
Асель Сартбаева успела поработать в Кембридже, Оксфорде и университете Бата. Эта знаменитая женщина-ученый входит в Королевское научное общество Великобритании, которое когда-то основал сам Ньютон

— Расскажите о себе.

— Я росла простой бишкекской девочкой. Мне исполнилось двенадцать, когда распался Советский Союз. Тогда для нашей семьи, как и для многих жителей страны, наступили тяжелые времена.

Я не совсем понимала, что происходит, но одно было очевидным: автобусы стали ходить из рук вон плохо. В школу мне нередко приходилось ходить пешком, на это уходило минут сорок.

— Когда вы заявили родителям, что хотите в университете изучать механику, как они отреагировали? Ведь в те времена наука откровенно бедствовала, а заводы массово закрывались.

— Они были в шоке. Мама окончила исторический факультет, папа был дизайнером — как видите, технарей у нас в семье не было. Друзья отговаривали: "Зачем тебе эта механика? Кем ты будешь работать?". Но я к тому моменту уже все решила и поступила в Кыргызско-Российский Славянский университет на естественно-технический факультет.

— Вы не сталкивались с пренебрежительным отношением к вам как к женщине? Ведь считается, что это мужская специальность.

— Были такие моменты. Иногда парни из моей группы говорили: "Девчонки, ну зачем вам учиться?! Вы просто ресницами похлопаете, вам пятерку поставят".

Я сразу постаралась показать, что отношусь к учебе серьезно. Обычно, когда после лекции преподаватель спрашивает, есть ли вопросы, в аудитории воцаряется тишина — все хотят скорее уйти на перерыв. У меня же вопросы были всегда.

Потом я выиграла республиканскую олимпиаду по сопромату (сопротивление материалов, инженерная дисциплина. — Прим. ред.). Оказалось, я была первой девушкой, которой удалось занять в этой сфере первое место.

Если честно, такое неоднозначное отношение к себе как к женщине я вижу до сих пор. Как-то раз по Интернету договорилась о встрече с британским профессором. Когда он увидел меня вживую, в его глазах читалось разочарование. Он явно не ожидал, что я женщина. Впрочем, как только мы заговорили о науке, все барьеры были преодолены.

Работавшая в Кембридже, Оксфорде и университете Бата женщина-ученый Асель Сартбаева
© Sputnik / Жоомарт Ураимов
Асель Сартбаева: Как-то листала журнал New Scientist и увидела там объявление о стипендии в Кембридже. Британская химическая компания оплачивала и проживание, и обучение. Я отправила заявку, и через пару часов раздался звонок

— Сразу ли вам удалось поступить в аспирантуру в Англии?

— Нет, я шесть лет безрезультатно отправляла заявки и отовсюду получала отказы. Наверное, проблема заключалась в том, что у меня не было ни денег, ни связей.

Как-то листала журнал New Scientist и увидела там объявление о стипендии в Кембридже. Британская химическая компания оплачивала и проживание, и обучение.

Я отправила заявку, и через пару часов раздался звонок: "Здравствуйте, вам звонят из Кембриджского университета. Я хочу поговорить с Асель Сартбаевой". У меня в тот момент пропал дар речи! Мне сообщили, что этот телефонный разговор очень важен — по моим ответам решат, возьмут меня в программу или нет.

Первым делом профессор на том конце провода поинтересовался: "Я не знал, что есть такая страна, как Кыргызстан. Скажите, вы реальный человек?". Разумеется, я совершенно реальна!

Я без тени смущения рассказывала ему о себе, на прощание он заявил: "Я должен переговорить с другими кандидатами. О результатах вы узнаете позже". Через неделю мне позвонила мама: "Ты прошла, прошла!".

— Расскажите о своих впечатлениях, когда вы только приземлились в лондонском аэропорту.

— Первую неделю в Англии я не могла уснуть, практически ничего не ела — настолько была взволнована.

Меня удивили люди, которые постоянно улыбались. Мне подруга потом сказала, что в те дни я и сама улыбалась всем подряд. А почему нет? При этом было страшно: пришло осознание, что все мои родные в тысячах километров от меня.

— Хватило ли вам знаний, полученных на родине, чтобы учиться в Кембридже?

— Знаний мне хватало, но не было определенных навыков. Например, мы никогда не ставили у себя эксперименты. Там же нам выделяли деньги на покупку химикатов, различные установки.

— Часто появлялось желание уехать?

— Одно время мне было очень тяжело, но потом я познакомилась со Стивеном, своим будущим мужем. Он поступил на год раньше меня. Через неделю после знакомства мы решили пожениться.

— Я слышала, что европейские мужчины не очень охотно вступают в брак.

— Я бы не стала обобщать. Есть у меня восемнадцатилетний студент-англичанин, он скоро женится. Я знаю и другого студента, ему тридцать. У них с девушкой уже дети, но отношения оформлять они не спешат. Видите, у всех по-разному.

Удивительно, но тут свадьбы планируют за 2-3 года. Мы со Стивеном готовились год — это считается очень коротким сроком. В Англии и семейные встречи готовятся за год.

Изобретение Асель Сартбаевой для перевозки вакцин
© Фото / The University of Bath
Асель Сартбаева: я решила создать оболочку из оксида кремния. Он выращивается вокруг белка вакцины и не дает ему разрушиться. Это работает со множеством лекарств, с тем же инсулином для диабетиков

— Ваше изобретение может спасти миллионы жизней. Расскажите о нем подробнее.

— Расскажу, как созрела эта идея. В 2010 году родилась моя дочь, и мы с ней отправились получать прививку. Доктор достал ампулу из холодильника, объяснив, что при комнатной температуре вакцина быстро разрушается.

Ежегодно от болезней, которые можно предотвратить прививками, умирают 7 миллионов человек. Из них более миллиона — дети до пяти лет. Представляете, в XXI веке столько людей умирает от кори, столбняка, дифтерии!

При этом сами вакцины хорошо работают, единственная сложность — довезти их. Лекарства приходится доставлять в холодильных установках, а это очень дорого.

Я решила создать оболочку из оксида кремния. Он выращивается вокруг белка вакцины и не дает ему разрушиться. Это работает со множеством лекарств, с тем же инсулином для диабетиков.

— Когда ваше изобретение будет внедрено повсеместно?

— Сейчас мы уже провели испытания на мышах. Дальше планируем изучить, как вакцина будет работать на обезьянах, а затем и на людях. Все это займет 10-15 лет.

— А это не опасно? Все-таки новое вещество вводится в кровь…

— Оксид кремния — то, из чего сделан песок, — совершенно нетоксичен. Как-то мне позвонили из детского сада, мол, моя младшая дочь заболела. Уже дома я поняла, что она просто объелась песка. Я прекрасно знала, что он выйдет из ее организма в течение суток, и не стала паниковать. Так и получилось.

Мы работаем сразу в двух направлениях: и над привычной инъекцией, и над таблеткой. Хотим сделать так, чтобы человек мог обезопасить себя от болезни, выпив пилюлю.

Работавшая в Кембридже, Оксфорде и университете Бата женщина-ученый Асель Сартбаева
© Фото / The University of Bath
Асель Сартбаева: сейчас мы уже провели испытания на мышах. Дальше планируем изучить, как вакцина будет работать на обезьянах, а затем и на людях. Все это займет 10-15 лет

— Расскажите немного о жизни в Англии. Где вы живете?

— Мы живем в небольшом городе Бате. Он находится в низине и окружен семью холмами, на одном из которых расположился университет, где я работаю. Университет Бата входит в двадцатку лучших вузов Великобритании.

— Есть стереотип, что у нас с наукой все плохо, а за рубежом тратятся на ученых в космических масштабах.

— По местным меркам у британских работников науки довольно низкие зарплаты. Однако нам хватает, чтобы жить нормально, не в бедности. Конечно, по сравнению с кыргызстанскими коллегами наши доходы гораздо выше.

— Наверное, недостаток финансирования сильно сказывается на состоянии науки в Кыргызстане. А как вы ее оцениваете?

— Я не могу давать такую оценку. К сожалению, я уже год ищу тут сотрудника, который бы смог работать со мной. Однако, сколько бы я ни пыталась связаться с Академией наук и университетами, мне никто не отвечает. Не понимаю, почему так! Если кто-то из читателей интересуется химией, иммунологией или биологией, пожалуйста, отзовитесь!

— Вам не мешало отсутствие британского гражданства?

— Сильных препятствий не было. Если специалист работодателю подходит, то на паспорт никто не смотрит. Конечно, чтобы продлить визу, приходится немного побегать, это хлопотно.

— А жизнь там дорогая?

— Продукты дороже, особенно фрукты. Я увлекаюсь шитьем и поэтому обращаю внимание на стоимость тканей. В Англии они очень дорогие. Гораздо выгоднее покупать их в Кыргызстане, тем более тут изобилие натуральных материалов — шелка, хлопка, льна.

— В Кыргызстане часто можно услышать фразу: "Родила — сиди дома!". У вас две дочери, сложно было продолжать работу?

— Я очень люблю своих детей, но мне хочется работать, а не сидеть дома. Мои дочки стали ходить в садик с пяти месяцев. В Великобритании мамам предоставляют декретные отпуска на 4-6 месяцев, они полностью оплачиваются. Можно взять и до года, но уже за свой счет.

В Англии многие женщины предпочитают быть домохозяйками. Если это их выбор, то почему бы и нет? При этом работает много хороших детских садов, можно легко найти ребенку няню.

Работавшая в Кембридже, Оксфорде и университете Бата женщина-ученый Асель Сартбаева во время интервью на радиостудии Sputnik Кыргызстан
© Sputnik / Жоомарт Ураимов
Асель Сартбаева: мне не надо ни квартир, ни машин. Денег на нормальную жизнь мне хватает. Однако очень приятно, что в Кыргызстане слышали мое имя. Мне кажется, я могу стать примером для молодых девушек

— Вы часто приезжаете в Кыргызстан?

— Раз в год, в августе. Дело в том, что у старшей дочери учеба в школе заканчивается в июле, а начинается в сентябре, так что выбирать нам не приходится.

Хочется сказать, что я уже плохо узнаю Бишкек: город быстро меняется, появляется много зданий. На этот раз мне удалось принять участие в форуме соотечественников "Мекендештер". Там я смогла побеседовать с бывшим президентом Кыргызстана Розой Отунбаевой.

Мы решили провести конкурс "Женщины в STEM". STEM — это наука, технологии, инженерия и медицина. В нем могут принять участие школьницы, студентки, женщины, занятые в научной сфере. Они должны предложить идеи, а мы поможем им воплотить их в жизнь. Заявки принимаются до 20 сентября.

— А почему речь идет именно о женщинах?

— Девушкам часто не дают уйти в науку. Если они талантливые и мечтают творить, то это превращается в трагедию. Мы хотим показать девочкам и женщинам, что для них открыты все дороги.

— Я недавно наткнулась на картинку, где были изображены два человека: борец, которому за победу в чемпионате государство подарило квартиру, и вы — вам ведь за ваше изобретение ничего не дали.

— Мне не надо ни квартир, ни машин. Денег на нормальную жизнь мне хватает. Однако очень приятно, что в Кыргызстане слышали мое имя. Мне кажется, я могу стать примером для молодых девушек.

Сабырбек Жумабеков тоже изобретатель. Именно он доказал, что в некоторых местах Кыргызстана переломы срастаются очень плохо.

Темы:
Интересные истории кыргызстанцев за границей (47)

По теме

У парня из шеи торчала ветка — травматолог о забаве, убивающей бишкекчан
Мне хотелось настучать той мамаше по мозгам — откровения доктора из КР
Мать смеялась, укачивая мертвую дочку, — врач из КР, не боящийся пуль
Теги:
наука, интервью, изобретение, Вакцина, образование, Асель Сартбаева, Кыргызстан

Главные темы

Орбита Sputnik