00:44 29 марта 2020
Прямой эфир «Радио Sputnik»
  • USD80.2015
  • EUR88.3099
  • RUB1.0318
Общество
Получить короткую ссылку
658230

Гульзат Асаналиева с содроганием вспоминает, как зашла в тот дом. В нос сразу ударил неприятный запах. На железной кровати лежала умирающая бабушка, за которой никто не ухаживал. Двое маленьких детей спали возле нее.

"Ты не переживай только, хорошо? Я приеду и тебе помогу. Не плачь, ладно?" — пытается успокоить маленькую подопечную старший инспектор по делам несовершеннолетних Токмокского ГОВД Гульзат Асаналиева.

Мы терпеливо ждем, пока она закончит разговор, — такое прерывать нельзя. Девушка вот уже 12 лет защищает права детей.

— Расскажите про первый случай, когда вы помогли ребенку.

— Это произошло более десяти лет назад. Мы с участковым ехали в машине и увидели двух мальчиков лет пяти. Какие же они были чумазые, нечесаные!

Я узнала, где они живут, и решила сходить в гости. Нас встретила бабушка лет восьмидесяти. Она изо всех сил пыталась заботиться о детях, пока их молодая мать гуляла.

Я попыталась пообщаться и с матерью. Она сидела передо мной, молодая, но очень неухоженная, от нее дурно пахло. Проблемы в своем поведении женщина не видела: "Да, ухожу. И что такого?". Соседи же рассказали, что мальчики часто ходят голодными, выпрашивают еду. Я взяла эту семью на карандаш и стала навещать ее.

Потом случилось страшное: бабушка слегла. В дом невозможно было зайти: пожилая женщина в полуобморочном состоянии лежала на железной кровати, там же справляла нужду. Дети ели и спали подле нее.

Их пришлось забрать в детский дом, а бабушка вскоре умерла. В это время их мать вышла замуж, и… что-то в ней изменилось! Думаю, именно новый муж повлиял на женщину. Наконец-то она поняла, что не сможет жить без детей.

Я стала помогать ей вернуть мальчиков. Они с мужем побелили стены, повесили шторы. Я была на суде, говорила, как изменилась эта женщина. Мы победили — детей вернули матери. Этих мальчишек я встречаю до сих пор, у них все хорошо.

Старший инспектор по делам несовершеннолетних Токмокского ГОВД Гульзат Асаналиева во время интервью на радиостудии Sputnik Кыргызстан
© Sputnik / Табылды Кадырбеков
Старший инспектор по делам несовершеннолетних Токмокского ГОВД Гульзат Асаналиева: В подавляющем большинстве случаев ребенку все-таки лучше в семье. Отдать ребенка в детский дом — последний вариант.

— Мне всегда казалось, что детям лучше в детском доме. Там хотя бы проделки матери не испортят им психику.

— Я с вами не согласна. В подавляющем большинстве случаев ребенку все-таки лучше в семье. Был у нас случай: в одном доме жили две девочки-старшеклассницы, их мать, бабушка и дядя. Взрослые пили. По страшному...

Как-то я сказала матери, что нам придется забрать девочек. Она сказала: "Делайте, что хотите, мне все равно". После нескольких предупреждений дети действительно оказались в интернате. Однажды я увидела, как одна из девочек вернулась домой, чтобы забрать вещи. Родственники не хотели ее пускать, кричали: "Езжай туда, откуда приехала!".

А потом я беседовала со старшей. Она сказала: "Вы действительно думаете, что в интернате нам лучше? Ничего подобного! Мы тут такое видим! При маме я бы не рискнула выпить или закурить, а тут все доступно. Мне жалко тех детей, кого вы помещаете сюда. Сами бы для начала здесь пожили!". И ведь та девочка во многом права…

Знаете, что было потом? Мать осознала, насколько она виновата перед своими детьми. Она бросила пить и вернула девочек. Мы всегда стараемся помогать таким семьям, чтобы дети были с родителями. Ищем им работу, приносим продукты. Отдать ребенка в детский дом — последний вариант.

— Но не всегда же бывают хеппи-энды?

— Не всегда. Расскажу одну историю. Была у нас семья: выпивающие мама и папа и их полуторагодовалый малыш. У них даже дом свой был.

Родители трудились на черной работе — то огороды кому-то пололи, то ямы копали. Все это время ребенок сидел в коляске. Мог несколько часов просидеть под солнцем! Кормили его чем придется.

Разумеется, на эту семью быстро обратили внимание соседи. Комиссия дала им испытательный срок, чтобы привели жилье в порядок. Я понимала, что они не знают о порядке ничего. Помню, как приходила к ним и говорила, что нужно делать: сегодня паласы вытряхнуть, завтра окна помыть… Однако они не желали ничего делать.

После нескольких предупреждений мы приехали забрать мальчика. Мать в тот день была пьяна, устроила истерику. За весь испытательный срок она даже не попыталась изменить ситуацию. Напротив, у нее появился еще один повод выпить. Муж постоянно пытался найти ей оправдание: "Ну вы же сами послали ее работать! Вот она устала и решила немного выпить".

Как-то я пришла к ним с проверкой. Дома никого не было. Я заглянула во двор. Там была все та же картина — мусор, драные паласы, грязная посуда... Не выдержав, позвонила матери: "Вы же так никогда ребенка своего не получите! Почему вы ни разу его не навестили?". В ответ она меня обматерила…

Позже выяснилось, что она раньше жила в другом городе и там ее уже лишили прав на двоих детей. Они сейчас живут в Америке у приемных родителей. Летом эта тридцатилетняя женщина умерла: по-моему, из-за алкоголя отказала печень...

Старший инспектор по делам несовершеннолетних Токмокского ГОВД Гульзат Асаналиева во время интервью на радиостудии Sputnik Кыргызстан
© Sputnik / Табылды Кадырбеков
Гульзат Асаналиева: Иногда ловим детей с алкоголем или сигаретами. Несовершеннолетние оказываются в отделении милиции, и мы тут же оповещаем родителей. Они мигом приезжают к нам.

— В Кыргызстане все чаще дети страдают от сексуального насилия. Вы с таким сталкивались?

— К сожалению, да. Я знала одну семью. Мужчина жил с дочкой и сыном, они ходили в третий и четвертый классы. Он развелся с первой женой и нашел женщину, которая стала для детей мачехой.

У новой мамы был знакомый, который занимался ремонтом компьютеров. Он частенько приглашал детей к себе домой, у него ведь было много компьютерных игр. Мужчина пытался изнасиловать и мальчика, и девочку. Говорил им: "Попробуйте кому-нибудь рассказать, я вам уши отрежу!". Дети очень боялись его.

Мы об этом узнали, когда девочка призналась во всем однокласснице. Та передала разговор маме, женщина обратилась в милицию.

Позже дети рассказали, что творилось в их доме. Их папа рвал на себе волосы, а мачеха… была равнодушна! Я не видела, чтобы она особо переживала, — не ее же дети. Потом выяснилось, что арестованный был психически нездоров.

— Страшно, что такие люди запросто разгуливают по городу.

— Да, был один просто вопиющий случай. На пятиклассницу напали, когда она выходила из квартиры. Было всего пять часов дня. Мужчина схватил ребенка в подъезде, спустил с нее штаны. В этот момент вышли две девушки, они и спугнули педофила.

Он сумел ускользнуть, а девочка с бабушкой наутро пришли в отделение милиции. Мы поехали на место происшествия, стали опрашивать жителей. Всех мужчин, которые походили на описание девочки, мы приводили к ней, а она через окно смотрела — вдруг это он!

Однако ребенок никого не узнавал. Время шло, следственно-оперативная бригада уже собралась уезжать. На участке остались лишь я и участковый. Неожиданно мы заметили одного парня — он был каким-то дерганым, раздраженным.

Когда мы подвели его к девочке, она побледнела, кивнула и расплакалась. Мы попытались задержать подозреваемого, а он как начал кулаками размахивать! К счастью, оперативники еще не успели уехать, они и пришли нам на помощь.

Оказалось, что в том же районе за одно утро он успел совершить еще три таких преступления! Поджидал девочек-подростков в безлюдных местах, хватал их и стягивал штаны. К счастью, ему ни разу не удалось завершить свое грязное дело.

Позже выяснилось, что у него есть семья и дети. Преступник оказался очень религиозным человеком, но при этом не отдавал отчета своим действиям. Кажется, у него были психические проблемы.

Старший инспектор по делам несовершеннолетних Токмокского ГОВД Гульзат Асаналиева во время интервью на радиостудии Sputnik Кыргызстан
© Sputnik / Табылды Кадырбеков
Гульзат Асаналиева: Дети должны уметь отвечать за свои поступки. Иначе он в любой конфликтной ситуации будет думать, что придет мама и накажет его обидчиков.

— Часто ли вы сталкиваетесь с агрессией родителей, чьих детей пытаетесь защитить?

— Да. Иногда ловим детей с алкоголем или сигаретами. Несовершеннолетние оказываются в отделении милиции, и мы тут же оповещаем родителей. Они мигом приезжают к нам.

И тут есть два варианта. Некоторые родители начинают воспитывать детей: "Посмотри, как из-за тебя нам приходится позориться!". А другие начинают вымещать зло на сотрудниках милиции: "Мой ребенок никогда не пил, он ни в чем не виноват! Как вы посмели привести его сюда?!". Это очень неправильная линия поведения. Так родители портят жизнь ребенку. Он будет знать, что в любой непонятной ситуации приедет мамочка и всех накажет. Дети ведь тоже должны отвечать за свои поступки.

Обязательно прочитайте интервью с Зульфирой Хайбуллиной. Она много лет помогает тем, кто в этом действительно нуждается.

По теме

Богач просил денег на лечение, чтобы не продавать свои дома, — волонтер из КР
Девушка хотела удержать богатого парня ребенком и поплатилась — врач из КР
Теги:
милиция, ребенок, работа, ИДН, интервью, Кыргызстан

Главные темы

Орбита Sputnik