22:47 03 апреля 2020
Прямой эфир «Радио Sputnik»
  • USD84.8713
  • EUR91.6483
  • RUB1.0978
Общество
Получить короткую ссылку
1494640

Рустам Абдурауфов рассказывает, как много лазеек в кыргызстанском законодательстве. Например, не просто так пьяные водители, ставшие виновниками аварий со смертельным исходом, сбегают с места происшествия. "Потом им будет легче", — объясняет адвокат.

Многие герои интервью после беседы просят выключить диктофон и потом рассказывают самое интересное с пометкой "только не для печати". В отличие от них адвокат Рустам Абдурауфов может позволить себе рассказать все, как есть.

— Мы в детстве все хотели быть адвокатами. Тогда еще по телевизору крутили многочисленные передачи типа "Час суда".

— А я не хотел этого. Родился в семье полковника милиции и знаю, что это такое. Я помню, что отца постоянно не было дома — он мотался по всему Таласу, ловил преступников, участвовал в перестрелках.

Все детство он повторял: "Никогда не иди в юриспруденцию! Неужели ты не хочешь видеть, как растут твои дети?". Отец разочаровался в системе, ведь если в советское время сотрудники правоохранительных органов могли работать справедливо и честно, то сейчас вокруг только коррупция, подставы, телефонное право.

— И что? Реальность действительно такова?

— Наверное, в советское время все это не делалось так открыто. К тебе не могли подойти просто так и сказать: "Я решу твою проблему, но это будет стоить столько-то". Сейчас все знают, кто, кому и сколько заплатил за то или иное решение.

Если все так пойдет и дальше, то скоро мы будем перечислять взятки через терминалы. Представьте только, что там будет за перечень: оплата коммунальных услуг, интернета, мобильной связи и… взяток! Мы идем к этому. 

— Как вы начали карьеру?

— Все началось с банковской сферы. Это очень легко, потому что у юриста на руках есть все договоры, все просто и понятно. Тяжело было морально, ведь ты должен был забирать у людей последнее имущество.

Был случай, когда сын заложил дом пожилых родителей. Он не платил по кредиту, и банк наложил на жилье взыскание. Нужно было только выселить стариков... Я приехал туда, видел, как они плакали…

Понимаете, для крупных банков, судебной системы, прокуратуры все это мелочи. Тогда, во время того выселения, я сыграл против банка, приостановив дело. Поговорил с сыном, и он потихоньку стал погашать кредит. Дом остался у его родителей.

Я пересмотрел свои взгляды на жизнь. А стоит ли вообще так работать, ломать судьбы? С одной стороны, они ведь сами подписали договор, взяли деньги. А с другой… В общем, я ушел из банка. 

Адвокат Рустам Абдурауфов во время беседы в офисе Sputnik
© Sputnik / Жоомарт Ураимов
Адвокат Рустам Абдурауфов: в советское время к тебе не могли подойти просто так и сказать: "Я решу твою проблему, но это будет стоить столько-то". Сейчас все знают, кто, кому и сколько заплатил за то или иное решение.

— Вы помните свое первое дело в качестве адвоката?

— Да, я защищал 21-летнего парня, который приехал из Иссык-Кульской области. Его мама болела раком, по сути, была при смерти. Чтобы купить ей лекарство, он залез в дом к соседке и украл телевизор и видеомагнитофон.

Прокурор просил несколько лет за кражу, а мне нужно было доказать, что парня подтолкнула на преступление крайняя необходимость. То есть мы должны были убедить судей, что у него не было другого способа продлить жизнь матери.

Мы представили доказательства, что подсудимый потратил на лекарства все деньги, заработанные на Иссык-Куле, и последние недели жил впроголодь. Представили переписку, где он просил в долг, а все отказывали.

Нет, я не оправдываю преступника, но ведь он не тот человек, от которого нужно ограждать общество! В общем, тот парень остался на свободе.

— Хорошо защищать человека, который пошел на несерьезную кражу ради спасения матери. А каково встать на защиту убийцы или насильника?

— В самом начале карьеры я решил не брать убийц, насильников, экстремистов и наркоторговцев. Думал, что нет, никогда в жизни! Но бывают разные случаи.

Как-то взялся за дело одного мужчины. У него к тому моменту уже было девять ходок, то есть он всю молодость провел в тюрьме. В какой-то момент остепенился, решил начать новую жизнь. Он женился на одной из моих клиенток (я помогал ей в одном гражданском деле).

В какой-то момент мужчина пропал. Мне позвонила его жена: "Рустам, что делать?". Мы написали заявление, организовали поиски. Через пару дней он нашелся в РОВД: у него якобы обнаружили наркотики.

Мужчина рассказал, что его забрали оперативники, заперли в подвале, заставляя сделать одну вещь… Он отказался, и за это ему подкинули наркотики. Мне удалось вытащить его из тюрьмы, доказав, что взвешивание наркотиков производилось в продуктовом павильоне, которое располагалось по соседству с отделением милиции. Разумеется, не было никаких метрологических исследований этих весов, так как они могли досконально измерить в граммах.

Сейчас этот человек на свободе, но при смерти — он всю жизнь просидел в тюрьме, заработал гепатит С и открытый туберкулез. Мужчина ушел от жены и детей, чтобы не заразить их.

Буквально на прошлой неделе он пришел ко мне в офис в очень плохом состоянии, на костылях. Протянув картину, которую написал сам, сказал: "Это моя последняя просьба в жизни. Хочу, чтобы эта картина всю жизнь висела у вас в кабинете". Он оставил мне номер своей матери и попросил, чтобы я приехал к нему на похороны...

— А что насчет убийц и насильников?

— С насильниками я не связываюсь, напротив, часто помогаю их жертвам, причем бесплатно. А насчет убийств… Сейчас я веду два таких дела. 

— Давайте вернемся к вопросу о коррупции. Я часто слышу от людей фразу "Да в судах уже все куплено". Насколько это соответствует действительности?

— Когда ко мне приходят клиенты и говорят, что та сторона кому-то приплачивает, я сразу могу назвать эту судейскую коллегию. Клиенты удивляются: "А вы-то откуда знаете?". Да просто, если дело коммерческое, оно передается от одного судьи к другому.

Ты не сразу видишь эти чудесные параллели, но я-то практикую уже много лет. Есть такая пословица: "Рука руку моет". Если дело коммерческое, то судья первой инстанции обязательно позвонит своему приятелю — судье вышестоящей инстанции — и скажет: "Тут случай есть, я приму такое-то решение, а ты подстрахуй".

Так эти дела передаются по цепочке: если в первой инстанции определенный судья, то уже понятно, кто будет заседать во второй инстанции и в Верховном суде. Сейчас сделали так, что судей выбирают в компьютерной программе случайным образом. Это сделано специально, чтобы сломать систему. Однако все осталось по-прежнему.

Не знаю, как им удается делать так, как они хотят. Может, много раз вводят данные и потом лишнее удаляют? Как говорится, не пойман — не вор. Однако мы прекрасно знаем, кто из судей берется за такие дела. Есть десятки решений, от которых волосы дыбом встают! 

Адвокат Рустам Абдурауфов во время беседы в офисе Sputnik
© Sputnik / Жоомарт Ураимов
Адвокат Рустам Абдурауфов: было дело, что люди платили, уходили от ответственности, но о них ведь все равно потом вспоминают. Я таких называю "дойными коровами". Чаще всего это фигуранты дел по экономическим преступлениям.

— Как это происходит?

— Однажды ко мне обратилась строительная компания. Мужчина купил в доме большую элитную квартиру. Он заплатил за нее 20 процентов от стоимости, ему осталось отдать около сотни тысяч долларов. Однако он предложил компании забрать его "Лексус" в счет долга.

Конечно, застройщики отказались: машина стоит 30 тысяч долларов, а он должен 100 тысяч! Они ему даже газ со светом перерезали, а он опять все подключал и жил.

Тогда я был молод и еще ни разу не проигрывал в суде. Дело казалось простым: есть договор, есть невыполненные обязательства…

На суде в меня словно Плевако вселился (Федор Плевако — легендарный русский адвокат, судебный оратор)! Я такую речь выдал: мол, из-за этого должника чуть строительство не заморозилось, вон, компания банкротится.

Слово взял и адвокат ответчика. Я его видел раньше, он работал в Жогорку Кенеше. Он встал и говорит: "Мы им машину предлагали, а они не захотели взять, поэтому мы против выселения". Вот и вся речь, две строчки!

Я начал заваливать его вопросами, а он ни на один ответить не мог! Этот адвокат даже материалов дела не знал! Затем мы вышли из зала, и он сказал мне: "Ты чего паришься? Мы все равно выиграем!". Я удивился: "Байке, вы что? Закон на нашей стороне". Он ответил, что дела так не решаются.

Через пять минут мы зашли в зал суда, и судьи вынесли вердикт: нам в иске отказано! У меня волосы дыбом: как, почему?! Абсолютно несуразное решение. Мой клиент недоволен: мол, я недоработал.

Я решил пойти на принцип и довести дело до конца. Пошел во вторую инстанцию, та же картина: нам снова отказали!

Я пошел в Верховный суд, написал надзорную жалобу. Судебная коллегия посовещалась и вынесла решение: возобновить процесс. Думаю: "Ну слава богу, хоть они взялись!". Они еще пару раз перенесли процесс и потом снова вынесли решение: отказать. Думаю, все то время они просто торговались по финансам.

Сейчас это меня веселит, а тогда я воспринял все как личное оскорбление. Этот байкешка-адвокат до сих пор работает. Думаю, сейчас я бы с ним порубился. Теперь-то в каждом суде есть люди, которые знают: я это так не оставлю.

— Я как-то разговаривала с одним человеком, очень сомнительным. Он говорил, что убийство человека может "развести" за 10 тысяч долларов — это если дело не дойдет до суда. А если дойдет, то в несколько раз дороже, но тоже можно. Как думаете, он просто рисовался или в его словах действительно что-то есть?

— Было дело, что люди платили, уходили от ответственности, но о них ведь все равно потом вспоминают. Я таких называю "дойными коровами". Чаще всего это фигуранты дел по экономическим преступлениям.

Они заплатят, дело закроют, а в конце года прокуратура проверит документы, и опа! — а тут же состав преступления есть! Возобновить дело! Так человека можно мучить годами, пока срок давности не истечет. Важно не заплатить деньги кому-то, а доказать, что ты никого не убивал. Даже если ты реально убил.

— Какое дело для вас было самым тяжелым?

— Это история Сании Шакировой (победительницы международного конкурса Miss Universe Beauty 2018, она скончалась в результате ДТП в ночь на 3 июня 2018 года. — Прим. ред.). Я знал ее, как раз за месяц до трагедии мы с супругой ходили к ней в салон красоты. Это была замечательная девушка с душой маленького ребенка.

Когда я увидел, что с ней стало после аварии, как было изуродовано тело этой чудесной девушки, то не мог говорить несколько минут… Мне было невероятно тяжело.

На суде я заставил обвиняемого извиниться перед ее матерью (виновником аварии признали Чынгыза Кондубаева. — Прим. ред.). До этого он не просил прощения, отрицал, что был пьян. Мне пришлось доказывать это, допрашивая свидетелей. 

 Адвокат Рустам Абдурауфов во время беседы в офисе Sputnik
© Sputnik / Жоомарт Ураимов
Адвокат Рустам Абдурауфов: у нас за оскорбление чести и достоинства требуют миллионы, а тут твоего близкого убили, и ты можешь требовать максимум 100 тысяч. В новом кодексе много ляпов.

— А разве сразу после аварий не проводится экспертиза?

— Друзья подозреваемого забрали его из кареты "скорой": якобы повезли в больницу. Но до туда он не доехал: сел в такси и отправился в Бишкек. Он утверждал, что напился только тогда от горя и разочарования.

Дело в том, что он служил в правоохранительных органах и прекрасно знал, как это происходит. Знал, что легче сбежать, ведь прокурору будет непросто доказать, что он был пьян. Этой лазейкой в законе многие пользуются.

— Чем закончилось дело с Санией?

— Сначала ему дали 10 лет лишения свободы и взыскали 2 миллиона в качестве возмещения морального ущерба, ведь у погибшей остались пожилая мать и трое детей. Однако потом приняли новый Уголовный кодекс, и судьи изменили вердикт.

Согласно новому закону, отныне за данное преступление грозит срок до пяти лет, а сумму за моральный вред снизили до 100 тысяч сомов максимально. Представляете, даже если человека убили — до 100 тысяч сомов!

Благо я успел подать ходатайство и потерпевшей признали не только мать, но и троих детей. В итоге виновник проведет за решеткой 5 лет, он должен выплатить семье Сании 400 тысяч сомов.

— А как в законе могли ограничить сумму морального вреда до 100 тысяч? Даже старую машину за такие деньги не купишь!

— У нас за оскорбление чести и достоинства требуют миллионы, а тут твоего близкого убили, и ты можешь требовать максимум 100 тысяч.

В новом кодексе много ляпов. Возьмите главу о преступлениях против духовно-нравственного здоровья личности. Там последняя статья — жестокое обращение с животными. Как это соотносится? У нас что, корова или баран — личность?

Самое страшное, что введен мораторий на изменения в УК, а там еще чехлить и чехлить! Нас словно на 10 лет отбросили!

— Знаете, когда журналисты приезжают в тюрьмы, для них администрация всегда готовит образцово-показательное выступление. Прям не тюрьма, а санаторий. А если по-честному, там страшно?

— Если у тебя есть деньги, то все будет хорошо. Можешь сделать ремонт в камере, поставить телевизор. Простым людям сложнее, от них требуют отвечать за слова и действия. У них свои правила. Например, если ты скажешь, что знаешь кого-то, а на самом деле это не так, то будет спрос.

— Побьют?

— Могут и побить, а можно денег дать. Есть разные выходы из ситуации. Впрочем, знаете, иногда мне кажется, что там система справедливее, чем на воле.

Обязательно почитайте интервью с Айжан Кадыровой. Она занимается защитой прав самых маленьких граждан страны.

По теме

Было обидно из-за поступка парней из "Азии MIX" — Акопян об изнанке КВН
Кресло депутата стоит до $ 1 млн — Дастан Бекешев об изнанке жизни парламента
Это грязная работа, но платят хорошо — бишкекчанка о троллинге в соцсетях
Теги:
Суд, юрист, адвокат, работа, интервью, Рустам Абдурауфов, Кыргызстан

Главные темы

Орбита Sputnik