20:58 03 августа 2020
Прямой эфир «Радио Sputnik»
  • USD76.8433
  • EUR90.4984
  • RUB1.0362
Общество
Получить короткую ссылку
259331

Исполнительный директор крупного ломбарда Умед Нарзикулов рассказал о том, какие опасности предостерегают бишкекчан, если они захотят получить быстрые деньги не в том месте.

Перед тем как взять это интервью, корреспондент обзвонил с десяток ломбардов, но везде наталкивался на стойкое нежелание говорить хоть что-то о своей работе. Не помогали даже обещания анонимности.

Умед Нарзикулов согласился говорить сразу и в открытую. "Просто мы устали, что из-за грязных схем отдельных ломбардов тень падает на весь рынок", — пояснил он.

— Можно ли сказать, что во время карантина у людей не было денег и они ринулись в ломбарды?

— Нет, количество посетителей, напротив, пошло на спад: общественный транспорт не работал, люди старались оставаться дома. Можно сказать, что спрос даже упал.

— По поводу клиентов ломбардов сложился определенный стереотип: мол, туда приходят люди, которые готовы заложить обручальное кольцо, чтобы купить хоть немного еды.

— Чаще всего действительно закладывают золото и электронику — телефоны, ноутбуки, однако редко бывает такое, что человек приносит действительно последнее.

Если говорить о клиентах, то чаще всего это женщины. Они в основном приходят с драгоценностями, а мужчины закладывают телефоны и машины.

Вообще, наш клиент — это человек, которому срочно нужны деньги, и он не хочет одалживаться у знакомых. Получить кредит в банке тоже не очень просто, ведь туда нужно представить справку с работы, иметь определенный доход, поручителя.

Обычно наплыв посетителей случается перед зарплатой, то есть в самом конце месяца. Люди обращаются к нам, так как не могут, например, оплатить аренду квартиры. Бизнесмены тоже являются нашими клиентами, ведь и у них бывают проблемы.

Нередко приходят пожилые люди, которые хотят помочь своим детям. У нас для них даже есть определенные льготы.

Исполнительный директор крупного ломбарда Умед Нарзикулов в рабочем кабинете
© Sputnik / Табылды Кадырбеков
Умед Нарзикулов: Обычно наплыв посетителей случается перед зарплатой, то есть в самом конце месяца. Люди обращаются к нам, так как не могут, например, оплатить аренду квартиры. Бизнесмены тоже являются нашими клиентами, ведь и у них бывают проблемы.

— Например, приду я к вам с автомобилем. Как вы рассчитаете, сколько денег мне дать?

— Машины оценивают в зависимости от спроса и рыночной стоимости. Где-то дают 30-50 процентов от цены, мы предлагаем 70-80 процентов.

— Квартиру можно заложить?

— По закону ни один ломбард не имеет права принять недвижимость, хотя есть те, кто это делает. У нас многие предприниматели не хотят работать по закону.

— А что насчет золотых сережек?

— Все зависит от пробы и веса. Мы ведь оцениваем не ювелирное изделие, а именно золото. Например, на рынке стоимость одного грамма металла 585-й пробы стоит около 2 000 сомов, а в магазинах серьги или кольца продаются по цене около 3 тысяч за грамм. Мы же выдаем 90 процентов от стоимости золота, то есть 1 700-1 800 сомов.

— А что насчет техники? Как рассчитывается стоимость на нее?

— Это зависит от того, есть ли спрос на модель. Возьмем, к примеру, самую последнюю модель IPhone. На рынке такой телефон стоит 70 тысяч сомов, но в разных ломбардах вы можете получить за него разные суммы. Скажу откровенно: мы часто ездим по ломбардам и узнаем условия в разных местах.

За телефон стоимостью 70 тысяч сомов можем дать 50 тысяч, в то время как в других ломбардах вы сможете получить не больше 20.

Исполнительный директор крупного ломбарда Умед Нарзикулов в рабочем кабинете
© Sputnik / Табылды Кадырбеков
Умед Нарзикулов: Многие ломбарды зарабатывают на перепродаже заложенного имущества. Они нацелены на то, чтобы вы не смогли выкупить его. Крупные компании, такие как мы, имеют большой оборот, что позволяет зарабатывать за счет процентов.

— Но почему такой разброс цен?

— Многие ломбарды зарабатывают на перепродаже заложенного имущества. Они нацелены на то, чтобы вы не смогли выкупить его. Крупные компании, такие как мы, имеют большой оборот, что позволяет зарабатывать за счет процентов.

Прежде чем продать вещь клиента, мы в течение месяца уведомляем его об этом. При этом 8 из 10 человек, которые оказались в такой ситуации, возвращают свое имущество.

Даже если у клиента нет денег, чтобы выкупить вещь, мы предлагаем ему продать ее самому, ведь на рынке она всегда стоит дороже.

— В какой срок я должна принести деньги, чтобы мою вещь не продали?

— По закону — 2 месяца, но я бы не сказал, что все у нас работают, соблюдая правила. Могут и продать, а могут и процентную ставку увеличить. Объясню, как это происходит. Например, вы пришли в хороший ломбард и получили 10 тысяч сомов под залог своего телефона. Каждый месяц вы должны выплачивать 5 процентов от этой суммы.

Предположим, вы пропали на пару месяцев, так как у вас не было денег. Так вот, когда вы придете вновь, то выплатите все те же 5 процентов за каждый месяц простоя.

А вот что происходит в другом ломбарде. Вы также не платили два месяца, но за это время ваши выплаты возрастут до 10-20 процентов ежемесячно! Это может быть прописано в договоре, но вслух не озвучивается. Естественно, чем больше вас обременяют процентами, тем сложнее вам будет выкупить вашу вещь. Ее потом просто продадут перекупщикам.

— Под какие процентные ставки вы выдаете деньги?

— Чаще всего это зависит от залога. Например, на золото идет в среднем 6 процентов в месяц, на электронику — 9-15. У нас в среднем около 5 процентов в месяц на все.

— А куда деваются вещи, которые не смогли выкупить?

— У ломбардов есть партнеры, которые после аукциона скупают имущество. Например, золото идет в торговые центры, а потом уже ювелиры переплавляют его и делают новые украшения. Телефоны же просто продаются как б/у.

Исполнительный директор крупного ломбарда Умед Нарзикулов в рабочем кабинете
© Sputnik / Табылды Кадырбеков
Умед Нарзикулов: У ломбардов есть партнеры, которые после аукциона скупают имущество. Например, золото идет в торговые центры, а потом уже ювелиры переплавляют его и делают новые украшения. Телефоны же просто продаются как б/у.

— Я разговаривала с людьми, которые сдают машины в аренду. Они жалуются, что бишкекчане часто пытаются заложить арендованное авто в ломбард под видом своего.

— Такие факты случаются, потому что ломбард хочет угнаться за прибылью. Например, по закону ты не можешь принять авто без техпаспорта. Сам владелец должен принести все документы, а потом сделка оформляется в присутствии нотариуса.

А как происходит у нас? Человек приходит в ломбард без единого документа и говорит: "Ну возьмите авто, я вам лично благодарность сделаю". И там на свой страх и риск берут в надежде, что за этой машиной никто не вернется.

Если же говорить о золоте или сотовых телефонах, то по закону мы обязаны получить паспортные данные клиента, весь разговор фиксируется, лицо человека попадает в объектив камеры. То есть так мы уменьшаем риск, а вот многие ломбарды не обладают такой техникой.

— Моя знакомая как-то заложила свои драгоценности за 70 тысяч сомов. Деньги она тут же потратила, скопить эту сумму и выкупить свои цепочки она не может, но продолжает из месяца в месяц относить деньги в ломбард, чтобы их не перепродали кому-то другому.

— Есть такой момент, когда ты видишь, что клиент очень ценит свою вещь, но ему реально сложно выкупить ее. Мы можем пойти навстречу, например, уменьшив процентную ставку и предложив частичное погашение.

Есть еще один вариант: мы предлагаем клиенту самому продать вещь — так он сможет хоть какие-то деньги с этого заработать. Поймите, нам невыгодно, чтобы вы думали о нас плохо!

Исполнительный директор крупного ломбарда Умед Нарзикулов
© Sputnik / Табылды Кадырбеков
Умед Нарзикулов: Я надеюсь, что государство усилит контроль над ломбардами, чтобы этот рынок начал функционировать правильно.

— У нас очень жесткие требования к банкам, а можно ли сказать, что и ломбарды государство держит в строгости?

— Требований много. Например, даже указано, каким должен быть сейф, как нужно обслуживать клиента, какие кассы необходимо установить. Каждый ломбард обязательно должен пройти процедуру лицензирования, но не все проходят ее достойным образом.

Буквально в мае мы общались с представителями надзорных органов, и сейчас власти должны определить некие шаги в этой отрасли. Я надеюсь, что государство усилит контроль над ломбардами, чтобы этот рынок начал функционировать правильно.

Обязательно почитайте о секретах тренажерных залов Бишкека, которые они не хотели бы раскрывать перед своими клиентами.

По теме

Обвинили в том, что мы оскверняем землю, — непростая история бизнесмена из КР
Заработала на квартиру в столице в 25 лет — история девушки из кыргызского села
Теги:
ломбард, бизнес, работа, интервью, Кыргызстан

Главные темы

Орбита Sputnik