23:14 17 мая 2021
Прямой эфир «Радио Sputnik»
  • USD84.2960
  • EUR102.4028
  • RUB1.1414
Общество
Получить короткую ссылку
11681140

24 года назад в Таджикистане началась операция по прекращению гражданской войны. В результате кровавой междоусобицы таджикский народ потерял более 100 тысяч дочерей и сыновей.

В интервью агентству Sputnik Кыргызстан первый президент страны Аскар Акаев рассказал, какую роль республика сыграла в установлении мира в Таджикистане. Интервью было взято 25 марта этого года в Центральном доме ученых РАН в Москве.

В 1992 году в соседней стране началась гражданская война. В установлении мира в Таджикистане большую роль сыграли руководство Кыргызстана, офицеры военной разведки и миротворческий батальон. Кроме этого, официальный Бишкек оказал тогда соседней республике политическую, гуманитарную и моральную поддержку. В этом интервью основной акцент сделан на роли Кыргызстана в примирении официального Душанбе и Объединенной таджикской оппозиции (ОТО).

— Покойный дипломат Эрик Асаналиев в одном из интервью рассказал, что как только в Таджикистане началась гражданская война, вы поручили генерал-лейтенанту Джумабеку Асанкулову с его командой принять участие в процессе прекращения конфликта. Как это происходило?

— В конце 1991 года, после развала Советского Союза, таджикская оппозиция выступила против официальной власти в Душанбе. Значительная часть таджикской интеллигенции и религиозные радикалы объединились в одну организацию. Противостояние оппозиции и коммунистической власти привело к гражданской войне.

Возглавил Объединенную таджикскую оппозицию известный религиозный деятель Саид Абдулло Нури. Хочу подчеркнуть, что он не был исламским экстремистом. На мой взгляд, он был мудрым и образованным религиозным деятелем. Надо отметить, что Нури среди сторонников имел большой авторитет. В результате той войны таджикский народ потерял более 100 тысяч своих граждан, свыше миллиона жителей были вынуждены покинуть родину.

Боевик объединенной таджикской оппозиции в процессе примирения. Тавилдаринский район. Центрально-восточный Таджикистан. 9 сентября 1999 год
© Фото / из личного архива полковника в запасе Рустама Раджапова
Боевик Объединенной таджикской оппозиции в процессе примирения. Тавилдаринский район. Центрально-Восточный Таджикистан. 9 сентября 1999 года

Кровавая междоусобица в Таджикистане отразилась глубокой болью в наших сердцах. Кроме этого, на юге нашей страны проживает значительная таджикская диаспора. В то же время и в Кыргызстане тогда была непростая ситуация, потому что в 1990 году в Ошской области из-за межнациональных столкновений погибли 3 тысячи наших граждан. Мы тогда приложили все усилия, чтобы примирить конфликтующие стороны. Первый президент Узбекистана покойный Ислам Каримов оказал нам большую помощь в этом вопросе. Ислам Абдуганиевич приезжал с этой целью несколько раз в Ош. Вот тогда мы приобрели опыт в миротворческом процессе.

Я всегда вспоминаю старинную восточную мудрость, которая гласит: "Родителей и соседей не выбирают. Их дарит нам Бог". Посему моим главным принципом во внешней политике было налаживание наилучших добрососедских отношений с соседними странами.

Мы, естественно, опасались, что кровавая междоусобица в Таджикистане может негативно повлиять на обстановку в Кыргызстане. Когда началась гражданская война в соседней стране, я вызвал ветерана КГБ СССР генерал-лейтенанта Джумабека Асанкулова. Он был одним из сильнейших специалистов по Южной Азии в Советском Союзе. Я попросил Джумабека Асанкуловича создать группу специалистов по изучению ситуации и мониторингу в Таджикистане. Он в Министерстве обороны КР сформировал структуру военной разведки и в эту спецслужбу привлек своих соратников. Большинство работали в системе госбезопасности СССР.

К сожалению, фамилий многих офицеров военной разведки того периода не помню, поскольку они числились только в секретных документах. В моей памяти остались полковник Жумалы Кубатов и дипломат Эрик Асаналиев. О деятельности вышеуказанной группы общественность вообще не ведала. Хочу сказать, что в 1990 годах она была секретным оружием Кыргызстана.

Генерал Асанкулов направил в МИД КР своего единомышленника Эрика Асаналиева специальным советником по вопросам Таджикистана. Асаналиев окончил в Москве Высшую школу КГБ и работал в этой системе. Эрик Акматбаевич глубоко изучил ситуацию в Таджикистане, он показал себя искусным дипломатом и опытным военным разведчиком. В 1997 году Джумабек Асанкулович рекомендовал мне назначить Асаналиева на пост посла в Таджикистан, и я сразу поддержал его кандидатуру. Эрик Акматбаевич, несмотря на огромные трудности, выполнил свою миссию с честью.

Офицеры Джумабека Асанкуловича собирали информацию, неоднократно рискуя своей жизнью, систематически встречались с руководством таджикской оппозиции и группой придерживающихся радикальных исламских взглядов. Кроме прочего, они накапливали сведения из других источников и, тщательно проанализировав их, регулярно докладывали мне о тактике и стратегии противоборствующих сторон.

В то же время сподвижники Джумабека Асанкуловича призывали радикальную группировку к примирению с официальным Душанбе. Именно генерал Асанкулов давал мне советы, как примирить противостоящие стороны. К тому же в 1989-1990 годах, работая в Верховном Совете СССР, я познакомился со многими депутатами от Таджикистана. И с того времени началась моя дружба с известной поэтессой таджикского народа Гулрухсор Сафиевой. Из вышеуказанных депутатов некоторые остались на стороне официального Душанбе, другая часть перешла в стан Саида Абдулло Нури. В силу этих причин я поддерживал связь с представителями таджикской оппозиции.

— Тогда в Кыргызстане тоже была сложная социально-экономическая ситуация. Чем мы помогли Таджикистану?

— В 90-х годах нашей стране элементарно не хватало продуктов питания и товаров первой необходимости. Несмотря на это, отрывая от себя, мы отправляли соседям пшеницу. Больше всего Таджикистан испытывал нужду в электроэнергии. А у нас в те годы в Токтогульском водохранилище накопилось достаточное количество воды, мы вырабатывали большое количество лишней электроэнергии, поэтому бесплатно поставляли ее братскому таджикскому народу. Тысячам беженцев из соседней страны Кыргызстан предоставил кров.
В то время Каримов блокировал границу Узбекистана с Таджикистаном. Я же, несмотря на все риски, не закрыл границу. Днем и ночью через южные регионы Кыргызстана в Таджикистан шли колонны с продуктами питания, товарами первой необходимости и ГСМ. Таджикский народ называл эти пути "дорогой жизни". В начале гражданской войны вице-президент КР генерал Феликс Кулов по моему заданию принимал активное участие в переговорах по установлению мирного процесса в Таджикистане. Он вывез из Душанбе поэтессу Сафиеву и других видных представителей таджикской интеллигенции, жизни которых подвергались опасности. Гулрухсор жила с нами и стала на время членом нашей семьи.

Вице-президент КР Феликс Кулов во время выступления на пресс-конференции по итогам его поездки в Ливан. Бишкек. 1992 год
© Фото / Центральный Государственный архив кинофотодокументов КР
Вице-президент КР Феликс Кулов выступает на пресс-конференции по итогам его поездки в Ливан. Бишкек, 1992

— Вы обращались по ситуации с Таджикистаном в международные организации?

— Надо отметить такой исторический факт: официально Москва, Бишкек, Алматы и Ташкент сделали обращение в ООН, чтобы остановить братоубийственную войну, ввести миротворческие войска. Но Организация отказалась от этого предложения. США, мотивируя тем, что Таджикистан находится в сфере интересов России, не были заинтересованы во вмешательстве в этот конфликт. Поэтому 22 января 1993 года Россия, Кыргызстан, Казахстан и Узбекистан, объединившись, подписали договор об охране таджикско-афганской границы. Кстати, первый раз ООН была вынуждена на основе вышеуказанного договора выдать мандат четырем странам на создание миротворческих батальонов. Батальоны четырех государств выполнили свой долг до конца. В этом процессе большую роль сыграла Россия.

— Как появилась идея примирения двух враждующих сторон?

— В 1995 году я предложил главе Таджикистана Эмомали Рахмону начать процесс примирения с ОТО в Бишкеке. Через год по его просьбе я поехал с официальным визитом в Душанбе. Думается, настало время рассказать об одном неизвестном историческом факте. В столице Таджикистана группа генерала Асанкулова обеспечивала безопасность нашей делегации. До этого Жумабек Асанкулович и его соратники провели переговоры с ОТО о прекращении боевых действий во время моего визита в Душанбе и получили от них твердые гарантии, что они будут соблюдать эту договоренность.

Рахмон был несказанно рад моему успешному визиту и сопровождал меня повсюду.

Наш официальный визит дал большой толчок духовному возрождению таджикского народа. После меня в Душанбе начали приезжать другие главы государств постсоветского пространства. Благодаря этому 16-18 мая 1997 года две противостоящие стороны договорились о примирении в Бишкеке.

Узбекская делегация во главе с президентом Узбекистана Исламом Кармовым во время пребывания в Кыргызстане, премьер министр КР Насриддин Исанов и президент КР Аскар Акаев
© Фото / Центральный Государственный архив кинофотодокументов КР
Узбекская делегация во главе с президентом Исламом Каримовым во время пребывания в Кыргызстане. Премьер-министр КР Насриддин Исанов и президент КР Аскар Акаев

— Как официальный Душанбе и ОТО согласились провести переговоры в Бишкеке?

— В 1994-1997 годах обе враждующие стороны провели несколько раундов переговоров в Москве, Алматы, Ашхабаде, Тегеране, Мешхеде и Хосте (Северный Афганистан). Они никак не могли прийти к согласию в вопросе раздела власти. Главный вопрос: как будет проходить интеграция оппозиции в правительство Таджикистана?
В 1997 году Эмомали Рахмон обратился ко мне с просьбой о помощи в проведении следующего этапа переговоров с ОТО в Бишкеке. Он сказал, что противоположная сторона тоже согласна провести следующий раунд переговоров в Кыргызстане. Я ответил, что мы готовы в любое время предоставить площадку для этих целей. До этого ко мне через Сафиеву обращались представители ОТО с просьбой помочь провести переговоры в Бишкеке с официальным Душанбе. К советам Сафиевой всегда прислушивались Саид Абдулло Нури и его сподвижник Ходжи Акбар Тураджонзода. В итоге договорились в мае устроить следующий этап переговоров в Бишкеке. 13 мая вечером прилетел Рахмон со своей командой. Вслед за ними прибыли Нури, Тураджонзода и их единомышленники.

— В то время умерла ваша мама...

— Да, к великому моему сожалению, 9 мая после праздников мы с ней виделись последний раз. 11 мая она скоропостижно скончалась, 13-го мы ее похоронили. А вечером я уже встречал гостей из Таджикистана.

Президенты Кыргызстана Аскар Акаев и Таджикистана Эмомали Рахмонов во время подписания договора в Бишкеке. Май 1998 года
© Фото / Центральный Государственный архив кинофотодокументов КР
Президенты: Кыргызстана — Аскар Акаев и Таджикистана — Эмомали Рахмон во время подписания договора в Бишкеке. Май 1998 года

— Во время переговоров были трудности?

— Сначала две стороны не хотели ужинать вместе. Я их уговаривал три часа, аргументируя тем, что по восточной традиции гости и хозяин дома должны сесть за одну трапезу, что и будет началом мира. В конце концов согласились обе стороны. Ночью вместе сели за один дастархан, и я разломил одну лепешку на всех. Утром 14 мая начались переговоры, мы со спецпредставителем Генсека ООН Кофи Аннана Гансом Дитрихом Меремом стали выполнять роль модераторов переговоров.

Визит Аскара Акаева в Индию, Сактанбек Кадыралиев третий справа. Дели, февраль 1999 года
© Фото / из личного архива Сактанбека Кадыралиева
Хочу особо отметить, что тот раунд сопровождался большими трудностями, каждая сторона яростно защищала свои интересы. Официальный Душанбе боялся, что силовые структуры могут оказаться под контролем противоположной стороны. ОТО хотело получить бразды правления в ключевых министерствах. Они не хотели прислушиваться друг к другу. Вместе с господином Меремом мы пытались их уговорить прийти к компромиссу. На третий день переговоры зашли в тупик.

17 мая обстановка накалилась так, что обе стороны просто на дух не выносили друг друга. После обеда мне доложили, что они собираются в аэропорт. Я немедленно позвонил Рахмону и уговорил остаться на ужин. После ужина обратился к обеим сторонам: "Три дня таджикский народ и вся Центральная Азия непрерывно наблюдают за новостями из СМИ о прохождении переговоров в Бишкеке. Если вы здесь не договоритесь о начале мирного процесса, то ваши соотечественники никогда не простят вас за это".

Начался процесс примирения Объединённой таджикской оппозиции с официальным Душанбе. Их сопровождают офицеры и солдаты российской 201-й дивизии (в центре лейтенант кыргызстанец Рустам Раджапов). 9 сентября 1999 год
© Фото / из личного архива полковника в запасе Рустама Раджапова
Процесс примирения Объединённой таджикской оппозиции с официальной властью

Господин Мерем поддержал меня, добавив, что остались считаные шаги для начала установления мира. В том решающем раунде переговоров большую роль сыграла Сафиева. Она по моей просьбе уговорила Саида Абдулло Нури и Ходжу Акбара Тураджонзоду продолжить переговоры с Рахмоном. Отрадно, что Рахмон, Нури и Тураджонзода прислушались к нашим советам. За ночь, совместно с обеими сторонами работая над всеми документами, уточнили детали. К рассвету 18 мая все устали, конфликтующие стороны разошлись отдыхать. В это время мы подготовили договор. После обеда официальный Душанбе и Объединенная таджикская оппозиция подписали протокол "О политических вопросах". Впервые обе стороны в этом документе четко прописали, как будет распределяться власть между ними. И это было ключевым достижением Бишкекского раунда переговоров.

27 июня на основе этого протокола в Москве был подписан договор о мире. Буквально в конце того же месяца от Эмомали Рахмона и Саида Абдулло Нури нам пришло благодарственное письмо, в котором они выразили огромную признательность Кыргызстану за политическую, гуманитарную и моральную помощь таджикскому народу в 1992-1997 годах. Кроме этого, они подчеркнули, что решающий раунд межтаджикских переговоров в распутывании клубка противоречий состоялся в Бишкеке. К несчастью, 24 марта 2005 года это письмо с моим личным архивом было сожжено в "Белом доме". Одна его копия должна храниться в архиве МИД КР.

...Увы, в тот период Джумабек Асанкулов и его соратники не были представлены к государственным наградам. Некоторые из них уже умерли. Если бы нынешний президент наградил их, им были бы отданы последние почести. Их вклад в установление мира в Таджикистане неоценим.

По теме

Я пришел в ужас от слов премьера Пакистана — беседа с кыргызстанским дипломатом
Теги:
интервью, гражданская война, Эмомали Рахмон, Аскар Акаев, Таджикистан, Кыргызстан

Главные темы

Орбита Sputnik