Бишкекский соцработник: у могил стариков родственники спорят, кто роднее

Подписаться на
У Кыял нет своего имени – она и Катенька, и Катюша, и доченька. Женщина уже девять лет заменяет бабушкам и дедушкам дочерей, детям — маму. Кыял Джанузакова — социальный работник.

Каска. Архивное фото - Sputnik Кыргызстан
Бишкекский спасатель: я ревел, когда мы доставали из туалета младенца
Она поделилась с корреспондентом Sputnik, почему ей приходится охотиться за тыйыновыми монетками, как малыши реагируют, когда родная мать говорит, что дети ей больше не нужны и почему соцработники в огромном объеме скупают старые газеты.

У бабы Вали пахнет жизнью — яблоками, кошкой, солнцем. На стенах белоснежные занавески.

"Соседка постирала!" — улыбается Валентина Васильевна.

Кыял целует ее в щеку. 

Мы прошли в зал, и баба Валя спела частушку про то, как нелегко приходится женщине,если у нее три любовника разом. Кыял расхохоталась. Вслед за нами вальяжно ввалился кот.

"Он обычно у холодильника ошивается. Мяса там давно не было, а вот молока могу налить", — рассказала старушка.

Кот мяукнул — мол, подтверждаю. 

Валентина Васильевна показывает Кыял свои колени. На них черные толстые повязки. 

"Это я сама придумала! Хрящи размягчает, и не так больно ходить", — хвалится баба Валя.

Она рассказывает о том, как врач уговорила ее купить уколы за 6 тысяч сомов, которые ей так и не помогли. Женщина копила на них полгода. 

"Меня все дворовые ребятишки любят. Всегда спросят, нужно ли мне чего купить. Говорят: "Баб Валь, хотите, стишок расскажем или сценку?" — делится Валентина Васильевна.

По словам старушки, других ее сверстниц шумные игры с детьми часто раздражают. 

"Что ты, как квочка, с ними? Все сердятся", — рассказывает бабушка. 

На прощание Валентина Соболева вручила нам по два яблока со своей яблони. Будет сокрушаться, что и угостить особо нечем. Только эти крошечные кислые яблочки.

— Кыял, сейчас под вашим присмотром 12 бабушек и дедушек. Почему вы? Где их дети-внуки? 

— Знаете, у большей части моих стариков есть родственники. Многие в России живут. Приезжают в основном на похороны. Еще и быстрее меня. Спорят, кому покойная роднее была. Сами понимаете — квартиры, дома, наследство…

— А вы им в глаза заглядывали? Спрашивали, где они были все это время? 

— Оно мне надо — на конфликт напрашиваться? Иногда, бывает, смотрю укоризненно. 

— А что входит в ваш круг обязанностей? 

— Все продукты купить, дома убрать. Да хотя бы просто поговорить. 

— У меня есть бабушка. У нас с ней беда. Ее любимое развлечение — лечь и страдать. Иногда она перестает ходить, и тогда приходится совсем нелегко. Но я не представляю, что бы с ней стало, если б за ней ухаживали всего лишь дважды в неделю. Ведь именно с такой частотой соцработники посещают стариков. А у вас шестеро лежачих.

— Это немного разные вещи. Мои старики понимают, что надо держаться. Да, если есть родственники, готовые ухаживать, можно лечь и упиваться своей болезнью. А мои бабульки с дедульками очень изобретательные. Есть у меня подопечная, не встает совсем. И близких тоже нет. Так она знаете, как живет? У нее есть палка, и она ею до всего достает – и свет выключит, и телевизор погромче сделает. 

— А гигиена? Памперсы тоже два раза в неделю меняете?

— Что вы! На памперсы же вся пенсия уйдет! Но мы нашли выход — я ей покупаю кипы старых газет. Она сходит в пакет, газетами закроет и отставит подальше. Я приду — уберу…

— Старики дают вам деньги, чтобы вы купили продукты. У пожилых, как известно, характеры еще те. Часто возникают скандалы на этой почве? Мол, не та картошка, мясо с костью…

— Какое мясо? Курица – и то раз в месяц. А так, да. Старики в курсе всех цен на рынке, они у соседей узнают где, что и сколько стоит. По правилам я должна покупать не больше трех килограммов продуктов в ближайшей торговой точке — ларьке, супермаркете. Но что три килограмма для стариков? Этого не хватает. Да и цены в магазинах высокие.

Я беру велосипед и отправляюсь на рынок. А что вас удивляет? Я на велосипеде езжу с ранней весны до поздней осени. Нам выдают 500 сомов на транспортные расходы, а ездить приходится по всему району. Нет, маршрутки нам не по карману.

Ходишь по рядам с продуктами, стараешься самое-самое выбрать, но чтоб подешевле. Иногда приходишь радостная: помидоры по 10 сомов отдали! А в ответ недовольство…

— Почему? 

Исповедь бишкекского судмедэксперта
— Старики могут быть недовольны по любой причине – не улыбаюсь, слишком улыбаюсь, громко топаю. Да мало ли чего. Четыре года я ухаживала за одной бабушкой. Она раньше работала радиоведущей. Очень умная была, но требовательная. Просила купить по полкило лука, картошки. И денег давала ровно на 500 граммов. Я же ей приносила по полтора килограмма продуктов. Знаете, зачем? Высыпала все в коридоре, чтобы она смотрела, выбирала. Все, что забракует, уношу домой. Муж постоянно ругался. А еще она требовала покупать ей петрушку не длиннее восьми сантиметров. Помню, стояла перед ее дверью, специально выбирала маленькую. Морковка нужна была только с тупым концом.

— Я бы такое терпеть не стала: развернулась и ушла. Что за капризы?!

— Это моя работа. Нам необходимо подстраиваться. 

— Да, со стариками ладить тяжело. Наверное, молодые на этой службе не задерживаются. Могу представить, какая у вас зарплата…

— 6 800 я получаю. При этом раз в два месяца мне приходится менять 20 сомов на мелочь — тыйыны. Когда оплачиваешь коммунальные услуги для стариков, на почте сдачу не дают — округляют до сома. А бабушки и дедушки потом эти копейки требуют.

— Что мы все о стариках? Давайте говорить о детях. У вас, насколько я знаю, есть с десяток маленьких подопечных из неблагополучных семей. В передачах часто показывают сцены, как матери-алкоголички виснут на соцработниках, умоляя их оставить детей. В жизни так же?

— Чаще всего да, но мне матерей не жалко. Дети — другое дело… Особенно малыши. Вот смотрит на тебя такое шестилетнее чудо, глазки умоляющие. Я бы себе всех забрала, да муж не разрешает — он инвалид, а нам еще своих двоих надо на ноги поставить. После этого я долго в себя прихожу.

— А те, что постарше?

— Подростки 11-12 лет уже начинают все понимать. Зачастую они озлоблены на всех. Смотришь — форменный волчонок. 

— Обыватели любят поспорить, где детям лучше: в интернате или у пьющих родителей? А вы как думаете?

— Конечно в интернате! Там их и покормят, и на уроки отведут. А дома… Почему у нас дети в 6-7 лет пьют и курят? Родители пьяные валяются, а на столе алкоголь и сигареты вместо еды.

— А сколько им дают времени на то, чтобы исправиться, — неделю, месяц?

— Что вы, это слишком маленький срок. Даже трех месяцев мало, ведь нужно и небольшой ремонт сделать в квартире, и белье поменять, и одежды прикупить. А это все деньги. Через полгода, может, будут улучшения. Не раньше. 

— А еще соцработники должны уговаривать мамаш, решивших отказаться от детей, не делать этого. Почему вообще такие ситуации возникают?

— Всякое случается. Был случай, когда в одной семье умер глава семьи. А жена, как оказалось, его всю жизнь ненавидела. Ребенок, как назло, как две капли воды похож на покойного. Не подействовали наши уговоры — пришлось забрать мальчика. 

— И как он отреагировал?

— В крик. Не мог понять мальчонка, почему он больше маме не нужен. За юбку ее хватал, просил не отдавать его чужим дядям. Она отвернулась к окну, молчит. Силой отобрали. 

— А часто удается отговорить от такого решения?

— Тоже по-разному. Зачастую уговариваем — безрезультатно. Приходим забирать ребенка, а он в рев. И мамаша тоже. Передумала. 

— Вам себя не жалко? Почему приходится себя тратить не на семью, а на совершенно чужих людей, подстраиваться, терпеть издевательства, сожалеть?

— Нет. Мне себя не жалко. Но если бы знала, что придется пережить это, нашла бы другую работу. Знаете, что хуже всего? Я же практически ничего не могу сделать — снять боль бабушке, вернуть мальчику маму, накормить людей досыта. Так, помогаю чуть-чуть…

Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader