00:11 04 апреля 2020
Прямой эфир «Радио Sputnik»
  • USD84.8713
  • EUR91.6483
  • RUB1.0978
Колумнисты
Получить короткую ссылку
46602

Соединенные Штаты поставили Ближний Восток на грань большой американо-иранской войны. И, несмотря на то что Вашингтон и Тегеран сейчас вроде как сбавили накал угроз, от этой грани еще никто не отошел.

Геворг Мирзаян, доцент департамента политологии Финансового университета РФ — для Sputnik

Хозяин слова

На самом деле все началось с серии американских ракетно-бомбовых ударов по позициям шиитских ополчений в Сирии и Ираке. В результате погибли не только сирийцы, но и иракские ополченцы — де-факто бойцы армии союзной американцам страны. Разозленные местные жители отправились на штурм посольства США в Багдаде. Здание они, естественно, не захватили, однако перед Вашингтоном тут же возник призрак истории 40-летней давности (захват посольства США в Тегеране). И американское руководство решило наказать тех, кто был инициатором штурма. Не своих военных, естественно, а иранских — по мнению США, организатором штурма был командующий всеми иранскими зарубежными военными операциями легендарный генерал Касем Сулеймани. Американцы демонстративно убили его — другим в назидание.

Однако в Тегеране урок не поняли и ответили ударом на удар. Ракетной атакой на две американские базы (с одной из которых, кстати, и взлетел дрон, убивший генерала). Причем ответили даже несмотря на предупреждение Трампа, что за атаку на американских военных он нанесет полномасштабный удар по пяти десяткам иранских объектов (в том числе представляющих не военную, а культурную ценность).

В итоге Трамп как один из самых воинственных американских президентов должен был решать: сдержать ли обещание и начать войну или спустить ситуацию на тормозах? И Трамп — один из самых рационально-циничных американских президентов — выбрал второй вариант. Хозяин своего слова взял его назад. Он заявил, что в ходе ракетных ударов никто из американцев не погиб и что он воздержится от военного удара по "отступающему Ирану", вместо этого сделав упор на санкции и давление.

Причины решения понятны и рациональны — война США с Ираном похоронит не только Исламскую Республику, но и шансы Трампа переизбраться в 2020 году.

Все только начинается

Однако здравомыслие Трампа отнюдь не означает, что ситуация вошла в русло вялотекущего конфликта. Этого русла уже нет. Вашингтон и Тегеран пересекли красные линии, выставленные и уважаемые обеими сторонами, и сейчас в обеих столицах готовы к новым боям на своего рода дипломатической терра инкогнита.

Соединенные Штаты перешли линию первыми, когда демонстративно (и это ключевое слово) ликвидировали одного из высших военных руководителей Ирана, являвшегося к тому же национальным героем страны и, как пишут некоторые эксперты, имевшим шанс стать следующим президентом Исламской Республики. Затем Вашингтон отказался от риторики "мы воюем с иранским режимом, а не с народом" — когда Трамп пригрозил разбомбить объекты культурного наследия, он фактически пригрозил целой цивилизации. Оба этих момента сделали то, что не могла осуществить вся иранская пропаганда, — они сплотили иранское общество (бурлящее и раскалывающееся из-за экономического влияния санкций, а также из-за неприятия частью иранцев больших государственных трат Исламской Республики на операции в Йемене, Сирии и Ираке).

Причем сплотил Вашингтон не только иранцев, но и иракцев. Многолетняя работа Саудовской Аравии и других сил по разжиганию среди иракских шиитов недовольства иранским доминированием в этой арабской стране оказалась под угрозой — демонстративный удар по кортежу Сулеймани возле Багдада, параллельное убийство лидера иракского шиитского ополчения Абу Махди аль-Мухандиса (который был вместе с Сулеймани) и других иракских бойцов сплотили местных шиитов. Настолько сплотили, что они провели через парламент резолюцию с требованием к США вывести войска из Ирака. И когда Трамп отказался подчиняться этому решению (по причине того, что "войска выводить пока рано"), а госсекретарь Майк Помпео намекнул на то, что иракский парламент отражает волю Тегерана, а не иракского народа, все это лишь усилило антиамериканские настроения в Багдаде.

Что касается иранцев, то они сделали то, что до них не получалось ни у одной страны. Они нанесли демонстративный ракетный удар по американским базам и не получили за это никакой военной "ответки". Это была важнейшая красная линия для обеспечения безопасности США. Безопасность базировалась не только на американской военной мощи, но и на уверенности врагов Америки в том, что в случае нападения на Штаты вся американская мощь на них обрушится. Сейчас отказ Трампа бомбить Иран поколебал в американских врагах (не только иранских военных, получивших стимул для разработки дальнейших военных операций против США, но и "уважаемых товарищей" из других стран) эту уверенность. А значит, можно ждать дальнейших военных инцидентов.

Возможности и риски

За ирано-американским конфликтом пристально следят в заинтересованных странах. Одни уже просчитывают выгодные направления этого конфликта, а другие — свои потенциальные убытки. Как политические, так и экономические.

В первых рядах разжигателей конфликта находятся, конечно же, Израиль и Саудовская Аравия. Две страны, жизненно заинтересованные не только в конфликте, но и в прямой американо-иранской войне (ибо Тель-Авив и Эр-Рияд рассматривают Иран как экзистенциального врага и при этом не могут справиться с ним своими силами). Соответственно Израиль и Саудовская Аравия крайне заинтересованы в появлении неких новых инцидентов, которые вынудят Трампа все-таки сдержать слово и нанести массированный удар по Ирану. Например, в терактах против американских граждан, след от которых приведет к Тегерану. На крайний случай подойдут и преступные действия Ирана против международного сообщества (наподобие потерпевшего катастрофу украинского лайнера, вину за которую уже возлагают на иранское ПВО, которое почему-то решило сбивать самолеты возле столичного аэропорта). За эти действия можно провести против Исламской Республики новые санкции.

Среди пострадавших же прежде всего конструктивные соседи Ирана — Армения и Азербайджан. Хотя бы потому, что в случае начала войны на территорию этих кавказских республик хлынут миллионы иранских беженцев, которых придется кормить, обувать и размещать.

Но даже если войны не будет, дальнейшая эскалация американо-иранских отношений может привести к усилению американского давления на Ереван и Баку с целью вовлечь эти страны в ось по сдерживанию Ирана. Инструменты для этого давления у Трампа есть. Предыдущие попытки американцев втянуть Армению и Азербайджан в конфликт с Ираном закончились неудачей, однако и серьезные средства давления в тот момент еще не использовались.

Наконец, обострение американо-иранского противостояния может поставить под вопрос реализацию амбициозных экономических проектов, которые Ереван и Баку хотят реализовать с участием Тегерана. Речь прежде всего о транспортных коридорах "Север — Юг" (которые позволят соединить Европу и Индийский океан, минуя Суэцкий канал), а также о сотрудничестве в области энергетики.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

По теме

Появилось видео последствий ракетного обстрела базы США в Ираке
Подберезкин: Трампу не удастся провести свой маневр с Ираном
Теги:
противостояние, отношения, обострение, Иран, США

Главные темы

Орбита Sputnik