09:25 06 апреля 2020
Прямой эфир «Радио Sputnik»
  • USD84.8713
  • EUR91.6483
  • RUB1.0978
Общество
Получить короткую ссылку
18476130

Как-то раз бизнесмен Таалайбек Сагынов увидел у себя в офисе незваных гостей. Он сразу понял, что это значит: во времена Бакиева рейдерские захваты не были редкостью. Бандиты выдвинули ультиматум: "Тебе остается 10 процентов, остальное мы забираем".

Если вы живете в Бишкеке, то хоть раз пробовали воду фирмы, которой владеет Таалайбек Сагынов. У него есть еще один успешный бизнес — платежные системы.

Но так было не всегда — дважды в жизни Таалайбек Сагынов становился банкротом и годами выплачивал долги…

— Расскажите о своем детстве.

— Я родился в семье фрунзенской интеллигенции. Расцвет города как раз пришелся на 70-80-е годы, Фрунзе только признали самым зеленым городом СССР. Мы верили, что в наших силах изменить мир.

После того как я окончил Государственный историко-архивный институт в Москве, меня направили преподавать в Кыргызский государственный университет. Но тут мне попалась на глаза статья в газете о проблемах сельских школ.

Я пришел в Министерство образования и попросил, чтобы меня откомандировали в дальнее село. Там стали отговаривать, мол, ты же городской парень, езжай лучше поближе куда-нибудь, в Кант, например. Но я оставался непреклонен.

В конце концов мне дали путевку в Джалал-Абадскую область, в интернат для сирот. Я жил в самом здании, все мое время посвящалось детям. Меня приставили классным руководителям к четвертому классу.

Они восприняли нового учителя очень настороженно. Дети выдались не из легких: мальчишки постоянно курили насвай, все полы были запачканы этой гадостью. Я потихоньку стал завлекать их спортом. Играл с детьми в футбол, мы вместе смотрели фильмы с Брюсом Ли.

Дети преображались на глазах. Они прибегали ко мне в комнату каждое утро в 6.45, и мы с ними шли заниматься. До сих пор общаюсь с некоторыми из них.

— Вы стали депутатом горкенеша в 24 года. Помните то время?

— Это был очень сложный период. Бишкекчане даже спички стали покупать по карточкам. Вот-вот ожидалось крупное подорожание: цены на все товары должны были подскочить в 2 раза. Это была секретная информация, но среди горожан начали блуждать тревожные слухи.

Прилавки опустели, нельзя было купить ничего, кроме морской капусты. Нас, молодых депутатов, отправили проверять товарные запасы, ведь тогда из-под полы продавалось все.

Стояла зима, над городом нависли тучи. Глядя на них, я вдруг осознал: они какие-то необычные, словно предупреждали, что нам придется несладко. Так оно и получилось. 

Бизнесмен, депутат БГК Таалайбек Сагынов
© Фото / Бактыбек Мейманбеков
Бизнесмен Таалайбек Сагынов: я стал банкротом. Я продал все, что имел: жилье, машину. Чтобы рассчитаться с кредиторами, пришлось продать даже мамину квартиру…

— Когда вы открыли свой первый бизнес?

— Моя первая компания существует до сих пор. По сути, она ровесница независимости. 31 августа Кыргызстан обрел суверенитет, а в сентябре я уже оформил документы на свою фирму.

— И чем занялись?

— Все в то время занимались одним — посредничеством. Каждый покупал и продавал все, что можно. Искали покупателей, заключали сделки. Помню, как мы с другом после первого заработка страшно возгордились. Купили себе папки: с одной стороны блокнот, а с другой — компьютер. Это был шик! Мы чувствовали себя крутыми бизнесменами.

— Челночить приходилось?

— Не то что челночил, я стоял у истоков этого. Потом стал возить туристов в столицу Пакистана, город Карачи. Тогда действовали законы СССР, и туристу не разрешалось провозить больше 200 долларов. Каждый старался провезти хотя бы лишнюю сотню, пряча купюры в сигаретную пачку.

Люди везли с собой ложки, часы, фотоаппараты "Зенит" и продавали их в гостинице, чтобы получить валюту. Потом отправлялись на огромный базар в Карачи и покупали одежду — футболки, свитера, кожаные куртки.

Сначала мы летали через Ташкент, но делать это становилось все сложнее. Я решил арендовать самолет. На первый рейс еле-еле набрали 32 человека. Потом еще меньше — 25 туристов. Я просто не мог найти людей и терял огромные деньги. Первая неудача меня страшно обескуражила.

Но я не сдавался. Через 5-6 рейсов стало набираться по 50-60 человек, дела пошли в гору. И тут неожиданность: в Пакистане нашли какую-то болезнь и объявили карантин. Все полеты отменили. А у меня же там остались туристы!

Пришлось лететь туда с пустым самолетом, забирать их назад. Потом нужно было совершить еще один жутко дорогой полет, чтобы забрать 3 тонны груза.

— Сильно по деньгам ударило?

— Я стал банкротом. Один рейс обходился в 25-30 тысяч долларов, а тогда квартиры в Бишкеке стоили 4 тысячи. Я продал все, что имел: жилье, машину. Чтобы рассчитаться с кредиторами, пришлось продать даже мамину квартиру…

Но, если бы не было таких неудач, не получилось бы и меня. Жизнь ведь состоит не только из успехов. 

Депутат Бишкекского горкенеша от фракции Таалайбек Сагынов покинул ряды партии Замандаш
Бактыбек Мейманбеков
Бизнесмен Таалайбек Сагынов: люди не представляли, как это — платить деньги машине. Года три к нашим терминалам никто не подходил. Теперь же бишкекчане привыкли, редко ходят на почту, чтобы заплатить за свет, за газ.

— А были у вас какие-то необычные случаи?

— Однажды чуть не разбились на самолете. Мы летали за грузами в Пекин, а там был очень дорогой авиакеросин — 450 долларов за тонну. Для сравнения, у нас он стоил 120 долларов.

Мы делали так: заправлялись в Бишкеке и долетали до Пекина. Там грузили товар, заправлялись по минимуму и ехали обратно через Иркутск: там авиакеросин продавали по 70 долларов.

В тот раз мы, как всегда, летели до Иркутска, купив топлива по минимуму. Вообще-то по правилам всегда надо иметь в запасе минимум 7 тонн, но мы это требование проигнорировали.

И тут командир вызывает меня: "Иркутск не принимает, там дождь и гроза. Говорят, чтобы мы летели в Улан-Удэ". А у нас-то столько топлива нет! Мы всеми правдами-неправдами принялись уговаривать диспетчеров. К счастью, удалось приземлиться в Иркутске. Топлива оставалось на пять минут полета…

— Правда ли, что вы один из первых стали продавать в Кыргызстане питьевую воду?

— Да. Сначала друзья смеялись: "Ты еще воздух начни продавать". У нас ведь вода из-под крана очень хорошего качества. Я был во многих городах — там воду не то что пить нельзя, даже зубы невозможно почистить.

Мы сознательно стали производить только большие бутыли на 19 литров, ведь это вода для ежедневного потребления.

— А чем она отличается от воды, которая течет из наших кранов?

— Есть такие понятия, как живая и мертвая вода. Живая образуется от таяния ледников. Она невероятным образом воздействует на организм, но через 15 минут после таяния теряет свои чудесные свойства.

А есть мертвая вода, то есть обеззараженная, кипяченая. Такая течет из наших кранов. Она не вредна, но и не полезна.

Мы же набираем питьевую воду из источника в Ысык-Атинском районе, где глубина скважины составляет 220 метров. Там те минералы и соли, которые требуются человеку каждый день.

— Вы ведь также занимаетесь платежными системами? А ведь когда-то этот бизнес тоже считался рискованным.

— Да, люди не представляли, как это — платить деньги машине. Года три к нашим терминалам никто не подходил. Теперь же бишкекчане к ним привыкли, редко ходят на почту, чтобы заплатить за свет, газ. 

Бизнесмен, депутат БГК Таалайбек Сагынов
© Фото / Бактыбек Мейманбеков
Бизнесмен Таалайбек Сагынов: я хочу помочь молодым людям. В БГК работает очень много молодых ребят, на их фоне я аксакал, хотя мне всего 54 года. Это как раз те люди, которые в ближайшем будущем будут двигать Кыргызстан вперед.

— Помните, как во времена Бакиева рейдерским захватам подвергалось все, что плохо лежит. У вас не пытались отобрать бизнес?

— Естественно, пытались. Пришли ко мне люди и сказали: "10 процентов бизнеса оставляешь себе, а остальное мы забираем". Я удивился и спросил, почему они не отбирают сразу все. Прозвучала фраза: "Нам нравится, как работает менеджмент".

Тогда было не до смеха. Слава богу, ситуацию спасла революция. Я вынес определенный урок: никогда не надо экономить на безопасности. К счастью, сейчас совсем другие времена. Бизнес чувствует себя куда свободнее.

— Зачем вы стали депутатом Бишкекского городского кенеша?

— Я хочу помочь молодым людям. В БГК работает много ребят, на их фоне я аксакал, хотя мне всего 54 года. Это как раз те люди, которые в ближайшем будущем будут двигать Кыргызстан вперед.

— Что бы вы посоветовали начинающим предпринимателям?

— Проявить терпение. Я прекрасно понимаю, что хочется всего и сразу. Но, к сожалению, так не бывает. По щелчку желания исполняются только в сказке.

И надо работать — между лежачим телом и диваном доллар не проскочит. Надо прилагать максимальные усилия, не забывая при этом мечтать.

Джамиля Турдакунова тоже занялась бизнесом в лихие 90-е. Один раз ей удалось заработать столько денег, что они с трудом умещались в квартире.

По теме

Почему 19-летний Талгат отказался от $100 в день и вернулся в Бишкек
Вдохновляющие примеры молодых предпринимателей Кыргызстана
Бизнес на чувствах: секреты молодых кыргызстанских предпринимателей
Теги:
банкрот, предпринимательство, бизнес, деньги, работа, Таалайбек Сагынов

Главные темы

Орбита Sputnik