16:55 02 июня 2020
Прямой эфир «Радио Sputnik»
  • USD73.5222
  • EUR82.1316
  • RUB1.0658
Общество
Получить короткую ссылку
1482590

Сияпат вспоминает тот день, когда ей пришло сообщение от незнакомой девушки. Как она плакала и кричала, а муж вместо извинений поднял на нее руку…

Сейчас у Сияпат Усенбековой все хорошо: она занимает руководящую должность в одном из кыргызстанских банков. При этом 31-летняя девушка выбрала для себя не самую простую сферу — программное обеспечение.

Сияпат откровенно рассказала о своей жизни: и о смерти родителей, и о неудачном браке, и о том, как стала боссом в типично мужской профессии.

— Расскажите о своем детстве.

— Я родилась здесь, в Бишкеке. Нас в семье двое — я и сестренка. К сожалению, родители уже умерли. О мертвых говорят либо хорошо, либо ничего, но… я не скучаю о своем отце.

Он был алкоголиком, сильно третировал маму за то, что она не родила ему сыновей. Мои родители развелись, но он все равно продолжал приходить к нам. Тогда мы закрывались в своей комнате на ключ.

У нас в коридоре все время была пробита стенка — отец нервничал. Когда-то он был доктором, но вы же знаете, что с людьми делает алкоголь. Как-то он сильно избил маму, а спустя много лет она умерла от рака мозга. Возможно, опухоль появилась из-за сильного удара...

Когда он умер, даже не хотела ехать на похороны — настолько сильной была обида. Мне потребовалось много сил, чтобы его простить. Но, несмотря ни на что, это отец, и я благодарна ему за то, что живу в этом мире. 

Руководитель отдела в IT-департаменте Сияпат Усенбекова во время беседы на радио Sputnik Кыргызстан
© Sputnik / Жоомарт Ураимов
Сияпат Усенбекова: когда умер отец, мне даже не хотелось ехать на похороны — настолько сильной была обида. Мне потребовалось много сил, чтобы его простить. Но несмотря ни на что, это отец и я благодарна ему за то, что живу в этом мире.

— Расскажите о маме.

— Она родила меня в 30 лет, а сестру в 32. Мама была тихой, скромной, интеллигентной женщиной с огромной силой воли. Под ее присмотром я ходила на плавание, гимнастику, айкидо, играла на комузе и дралась на мечах.

Мамы не стало, когда мне исполнилось 25. У нее обнаружили очень агрессивный вид рака мозга, от которого нет лекарств. Конечно, у меня было чувство вины, что не распродала все, чтобы попробовать за рубежом какое-то экспериментальное лечение. Однако мама отказалась даже от химиотерапии и запретила продавать квартиру.

Мне стало немного легче, когда я узнала о смерти Жанны Фриске, ведь на ее лечение собрали огромные деньги, но это не помогло. Я уже не чувствовала себя такой виноватой.

Насколько знаю, сейчас есть организации, которые помогают таким больным, а тогда было очень сложно. Я вставала в 6 утра, кормила маму — она к тому времени была парализована и даже не могла говорить. Потом приходила сестренка, которая была в декрете.

Вместе с ней мы мыли маму, делали уколы, и затем я уходила на работу. Вечером я снова оставалась с ней. Помню, однажды мы с сестрой сказали маме, что отпускаем ее и очень любим. После этих слов она ушла…

— Вы как-то признались, что на похоронах у вас возник спор со священнослужителем.

— Да. Дело в том, что мама просила нас с сестрой, чтобы мы проводили ее в последний путь до конца. Однако молдо сказал нам, что женщинам нельзя присутствовать при захоронении.

Я ответила, что мы обратимся за помощью к другому молдо, заплатим ему, но в любом случае выполним волю матери. Он согласился, но поставил условие, чтобы мы не плакали.

Был еще один тяжелый момент. Ни для кого не секрет, что мы платим бешеные деньги за место на кладбище. Мы отдали 23 тысячи сомов, чтоб маму похоронили не далеко в горах, а поближе. Когда спустя несколько месяцев приехали устанавливать памятник, вместо маминого бугорка увидели монумент совсем другому человеку! Это был шок…

Работники кладбища сказали, что не знают, кто поставил памятник на месте маминой могилы. Мол, мы учет не ведем, разбирайтесь сами.

Я поехала в загс, где выдают свидетельства о смерти, чтобы узнать имена родственников того умершего. По идее им нельзя разглашать такие данные, но я так плакала… В итоге нам удалось связаться с сестрой умершего.

Оказалось, она перепутала могилы и поставила памятник, не зная точно, где был похоронен ее брат. После долгих разбирательств женщина убрала памятник и ограду.

Врезались в память и поминки на годовщину. Мы обзванивали приглашенных, чтобы узнать, пойдут они или нет, — нужно было рассчитать затраты. Одна знакомая тогда спросила: "А можно я с собой еще двоих возьму?". Я ответила, что у меня нет на это денег. Однако она все равно пришла с компанией, и нам с сестрой пришлось уступить свои места.

Тогда мы не смогли зарезать животное, а просто купили мяса и приготовили плов. Многим пришедшим это не понравилось, и они стали высказывать нам недовольство. В какой-то момент я не выдержала: "Я тоже хотела бы устроить маме пышные поминки. Денег дадите?". 

Руководитель отдела в IT-департаменте Сияпат Усенбекова во время беседы на радио Sputnik Кыргызстан
© Sputnik / Жоомарт Ураимов
Сияпат Усенбекова: я пришла в банк в 21 год. В 25 лет стала начальником отдела, а еще через три года возглавила управление. Мне повезло с начальством: они не обращали внимания ни на возраст, ни на пол.

— Вам ведь пришлось мыть полы, чтобы заработать, верно?

— Да. Сначала я раздавала листовки, раскладывала товар в косметической компании, а потом устроилась уборщицей к маминой знакомой. За работу получала целых 150 сомов, и к тому же меня кормили. Ох, как я благодарна той женщине!

Потом стала работать в ЦУМе, торговала одеждой. О, какие разные люди туда приходят! Например, там я увидела эксгибициониста. Это было так: в торговом зале раздались женские крики. Мимо меня бежал совершенно голый мужчина с невероятно счастливым лицом, а за ним гналась охрана. Смешно, но от каждого вопля он становился еще радостнее.

Странных людей было много. Более опытные продавщицы сразу предупреждали новеньких, с кем не надо связываться. Например, был один мужчина, который всем рассказывал, что он незаконнорожденный сын королевы Елизаветы и принцесса Диана на самом деле должна была выйти замуж за него.

Еще я открыла для себя, откуда у молоденьких девушек столько красивых и модных вещей. Оказывается, когда приходит новый товар, продавщица собирает подружек и они в уголочке рассматривают вещи. Вечером девушка осторожно забирала одежду, надевала на тусовку, а утром возвращала в магазин. Так что некоторые вещи на прилавке уже бывают ношеные.

Есть еще один момент: если вы видите вещь без ценника, то продавец, скорее всего, накрутит цену. Она осмотрит вас, прикинет в уме, сколько вы готовы заплатить, и если что, "еще уступит".

— Как вы начали работать в банке?

— У меня с детства была мечта стать хирургом, но у нас не было денег на долгую учебу. Зато тетя согласилась оплатить мне контракт на экономическом факультете.

Я решила устроиться в банк. Что для этого нужно сделать? Научиться печатать! Дома у меня компьютера не было, и я нашла где-то старую клавиатуру. Когда в ЦУМе не было покупателей, я доставала ее и представляла, что пишу подруге письмо. Естественно, на меня все смотрели, как на сумасшедшую.

На стажировке в банке я лезла из кожи вон, чтобы остаться: бегала за обедами сотрудникам, подшивала документы. Причем умудрялась изучать бумаги, задавать вопросы. Через пару недель меня взяли на работу.

Мама тогда еще была жива. Помню, как мы до часу ночи выбирали, в чем можно пойти на работу. Одежды особо-то не было: я нашла свою старую рубашку и стала ждать первую зарплату, чтобы купить юбку.

Не надо думать, что в наших банках много платят. Уж точно не на первых порах. Зато там получаешь колоссальный опыт: никогда не знаешь, что за клиент попадется.

Например, часто приходил мужчина в возрасте. Он постоянно предлагал сходить куда-нибудь, а я всегда отказывалась. Однажды он при других людях вытащил портмоне, в котором было много денег. "А теперь пойдешь со мной в кабак?" — поинтересовался он. С одной стороны, унизительно, а с другой — ничего не можешь сказать: клиент всегда прав.

Я пришла туда в 21 год. В 25 стала начальником отдела, а еще через три года возглавила управление. Мне повезло с начальством: оно не обращало внимания ни на возраст, ни на пол. 

Руководитель отдела в IT-департаменте Сияпат Усенбекова
© Фото / Бектемир Момункулов
Сияпат Усенбекова: мама часто говорила, что у девушки есть три составляющих для приданного — образование, воспитание и здоровье. Она не делала из замужества культ

— Как вам удалось в столь молодом возрасте управлять коллективом?

— Я стремилась стать лидером, а не боссом: не командовать, а показывать на собственном примере. Иногда стояла на ресепшене, наблюдала, кто как работает. Как-то один из постоянных клиентов сказал: "Кызым, я уже много лет хожу в этот банк, а ты тут как стояла, так и стоишь. Тебе надо развиваться!".

— Почему вы решили окунуться в сферу программного обеспечения? Считается, что это мужская профессия.

— Через 10 лет работы с клиентами у меня начался кризис. Работодатель предложил мне уйти в IT-департамент. А ведь я думала, что далека от точных наук!

На курсах по тестированию программного обеспечения я была единственной девушкой. Действительно, у нас очень живуч стереотип, что женщины в точных науках уступают мужчинам. Но это чушь! Просто, например, девушка хочет этим заниматься, а мама ей: "Да ты что! Тебя же замуж не возьмут! Какой из тебя механик?!".

Сейчас я руководитель отдела в IT-департаменте, тестирую программное обеспечение. Например, нужно создать мобильное приложение. Программист его написал, а я должна протестировать и найти ошибки.

Вы не представляете, как много в этой работе подводных камней! Приведу простой пример: когда в Кыргызстане только появились платежные терминалы, поступало очень много жалоб. Вы знаете, что сначала надо выбрать назначение платежа (например, мобильная связь), потом ввести свой номер и лишь затем положить деньги. Но бывает, что люди сразу засовывают деньги, автомат их "проглатывает", и все! Теперь же ни один купюроприемник не примет деньги, пока вы не введете код.

Однажды к нам ворвался пожилой мужчина с криками, что банк украл у него пенсию. Оказалось, он умудрился засунуть в банкомат свой паспорт. Устройство зависло.

Еще один случай. Пришла женщина. Она решила снять 400 сомов, но в процессе передумала  и решила, что ей достаточно и 200. Остальные деньги засунула обратно в банкомат. Как видите, люди бывают разные, и наша задача — предусмотреть все варианты. 

Руководитель отдела в IT-департаменте Сияпат Усенбекова во время беседы на радио Sputnik Кыргызстан
© Sputnik / Жоомарт Ураимов
Сияпат Усенбекова: один раз к нам пришел пожилой мужчина с криками, что банк украл у него пенсию. Оказалось, он умудрился засунуть в банкомат свой паспорт. Устройство зависло

— Часто после 20 лет на девушку начинается давление: мол, мужа надо искать скорее. Вы с таким сталкивались?

— Мама говорила, что у девушки есть три составляющие приданого — образование, воспитание и здоровье. Она не делала из замужества культ.

Впервые я вышла замуж в 22 года. Муж был единственным сыном в семье, поэтому мы жили с его мамой. Тогда-то я и познала все прелести жизни келинки. Было очень сложно, ведь до этого 20 лет жила по-своему: готовила определенным способом, убирала, как мама учила.

Для свекрови все было не так. В браке мне пришлось сделать себе "лоботомию" и научиться всему заново. Начались конфликты. Финальной точкой стал тот факт, что у супруга на стороне появился человек, и этот человек забеременела. Об этом она мне и сообщила.

Разразился скандал. Я высказала мужу все, расплакалась, а он… ударил меня. Я дала ему сдачи, завязалась драка. Прибежала свекровь с криками: "Не бей!". Я-то подумала, что она сына пыталась урезонить, а она, оказывается, мне… Разняла нас, а меня окатила тумаками и напоследок прокляла.

В тот же день я собрала вещи и ушла. Так мы развелись. Спустя четыре года он пришел ко мне и как ни в чем не бывало предложил пожениться заново. Нагулялся, значит. Конечно я отказала!

Самое главное — мама меня приняла. А ведь в большинстве случаев родители говорят: "Ты замуж зачем выходила? Возвращайся к мужу!". Как тяжело этим бедным девушкам! В новой семье их предали, а из отчего дома прогнали…

Второй раз я вышла замуж через 10 лет. Как сказал Экзюпери, влюбленные — это не те, что смотрят друг на друга, а те, что смотрят в одну сторону. Вот мы как раз и смотрим в одном направлении. У нас одни принципы, одни идеалы. Мы все делим поровну: я готовлю ужин, он моет посуду. Наверное, нам удалось построить счастливый брак, потому что за плечами уже есть опыт. 

— Вы сейчас занимаетесь благотворительностью, верно? Что заставило выйти из зоны комфорта и помогать кому-то?

— После болезни и смерти мамы пришло осознание, что хочется быть полезным обществу. Я еще думала над тем, как это сделать, когда случилась трагедия в Дача-СУ. Пришла на точку сбора и с остальными добровольцами помогала в сортировке и формировании гуманитарной помощи. Так и начался мой путь волонтера.

Есть стереотип, что помогать могут только те, у кого есть деньги. Но делать добро можно по-разному: собирать одежду, обувь, продукты и отвозить в интернаты, дома престарелых или просто нуждающимся. Почему бы не готовить еду для бездомных? К примеру, я вязала костюмы для недоношенных детей, помогала шить одеяла для паллиативного отделения. В конце концов, можно стать донором крови.

Я также веду мастер-классы для детей, которые находятся в трудной жизненной ситуации. Учу их работать с ножницами, иголкой с ниткой, развивать мелкую моторику и фантазию. Но это не главное. Важно дарить внимание, теплые слова и ласку. Этого сейчас многим не хватает.

Обязательно почитайте историю Милиты Мадалиевой. Эта девушка когда-то была замужем за очень влиятельным человеком, но брак превратился в страшный сон…

По теме

Родственники мужа унижали меня, потому что я из небогатой семьи — кыргызстанка
Не было денег на кожаную куртку, поэтому я придумал бизнес, — кыргызстанец
Теги:
благотворительность, отношения, работа, брак, банк, интервью, Кыргызстан

Главные темы

Орбита Sputnik