22:03 28 мая 2020
Прямой эфир «Радио Sputnik»
  • USD73.7136
  • EUR81.0776
  • RUB1.0367
Общество
Получить короткую ссылку
476750

Успешный финансист Орозбек Кенжетаев уговаривает всех отказаться от личных автомобилей. Он подробно рассказал, как пересел из машины класса "люкс" в общественный транспорт.

Орозбек Кенжетаев сколотил состояние еще в начале 1990-х, правда, потерял все за один день. Он успел проработать во многих банках и прошел путь от рядового сотрудника до топ-менеджера.

— Расскажите о себе.

— Я родился в Таласе и еще в детстве вкалывал со всей семьей на табачном поле. В столицу мы переехали в 1982 году. После школы отучился на факультете "автоматизация управления производством" в знаменитом на весь СССР Фрунзенском политехническом институте, но когда получил диплом, стало ясно, что работы у меня не будет, — заводы массово закрывались.

В 90-х мы остались без перспектив. Люди стояли в километровых очередях, чтобы купить по талонам мыло, чай, водку... Мы с друзьями начали "челночить": возили из Китая в Сибирь тулупы, пуховики и кроссовки, а оттуда — сливочное масло и лекарства. Тогда еще знаменитого рынка "Дордой" не было, и мы торговали прямо на стадионе "Спартак". 

Успешный финансист Орозбек Кенжетаев во время беседы на радио Sputnik Кыргызстан
© Sputnik / Табылды Кадырбеков
Успешный финансист Орозбек Кенжетаев: в 90-х еще знаменитого рынка "Дордой" не было, и мы торговали прямо на стадионе "Спартак".

— В те времена процветал рэкет, верно?

— Государство по сути отстранилось от бизнеса. Разумеется, преступные сообщества подняли головы. Бизнесменов убивали просто так… Мне тоже приходилось бороться за место под солнцем. Иногда угрожали, но я вел дела честно.

— Многие тогда разорялись...

— Да, я тоже терял все несколько раз. Вы знаете, как государство разоряет честный бизнес? Я запомнил этот день на всю жизнь: однажды в 1995 году включил телевизор и услышал пламенную речь президента Аскара Акаева на открытии Кыргызской фондовой биржи. Он рассказывал, что подписал закон о рынке ценных бумаг, что теперь каждый кыргызстанец сможет вкладывать в них средства и по утрам за кофейком наблюдать за котировками акций. Я воспринял слова Акаева слишком буквально…

К тому моменту накопил немалую сумму — 105 тысяч долларов — и вложил все в 42 кыргызстанских предприятия. Большинство из них обанкротились. Я разорился буквально за один день.

Нас тогда никто не учил вести бизнес, мы часто ошибались. Во главе многих заводов стояли "красные" директора, которые понятия не имели о тонкостях рыночной экономики. Неудивительно, что такие гиганты, как "Кыргызстан аба жолдору", "Кыргызгазмунайзат", "Мебельщик", "Кыргызобувторг", рухнули под натиском рынка. 

Успешный финансист Орозбек Кенжетаев во время беседы на радио Sputnik Кыргызстан
© Фото / предоставлено Орозбеком Кенжетаевым
Успешный финансист Орозбек Кенжетаев: я накопил немалую сумму — 105 тысяч долларов — и вложил все в 42 кыргызстанских предприятия. Большинство из них обанкротились. Я разорился буквально за один день.

— Как вы обучились принципам ведения бизнеса?

— Есть два пути. У некоторых предпринимательские способности с детства: человек интуитивно чувствует рынок, и ему не надо нигде обучаться. У меня таких способностей не было, и я выбрал второй путь — получил образование.

В то время открылась Международная школа бизнеса при президенте КР. Туда принимали ребят из регионов, а я ведь уже давно жил в столице. Чтобы поступить в школу, вернулся в Талас и прожил там два года. Как оказалось, зря: на самом деле в школу брали и бишкекчан. Нам преподавали отличные специалисты из Германии, Австрии, Голландии, США.

Потом я ушел в банковскую сферу. Преодолел путь от обычного сотрудника до члена совета директоров...

— Вы ведь еще учились в США?

— Да, в Бостонском университете. В Штаты я уехал в 2010 году. Могу описать свои первые впечатления: Боже, какой чистый воздух! Мои легкие сказали мне спасибо. В многолюдном Манхеттене (район Нью-Йорка. — Ред.) дышится чуть ли не легче, чем на джайлоо. Там нет загазованности, потому что на каждом автомобиле установлен катализатор — устройство, которое очищает выхлопные газы. Когда наши люди покупают американские машины, они снимают катализаторы и продают отдельно, ведь те сами по себе стоят дорого. 

Успешный финансист Орозбек Кенжетаев во время учебы в Бостоне
© Фото / предоставлено Орозбеком Кенжетаевым
Орозбек Кенжетаев: американские студенты действительно учатся. Не припомню, чтобы кто-нибудь оставался на пересдачу.

— А что насчет образования? Я слышала, в Америке оно очень дорогое.

— Это правда. Даже обучение в государственном колледже при университете стоит 20 тысяч долларов в год, а в частном — 50 тысяч. Зато студент сам выбирает предметы, которые хочет изучать. Американские студенты действительно учатся. Не припомню, чтобы кто-нибудь оставался на пересдачу.

— Вы жили в разных странах: в Англии, Германии, Индии, Казахстане, России, США. О чем думаете, когда возвращаетесь на родину?

— Когда едешь в Бишкек, видишь огромное количество мазанок — домов из саманного кирпича. Сразу понятно, что люди строили без каких-либо документов, а госорганы пустили проблему на самотек. И еще: в нашей столице действительно очень плохой воздух...

— Здесь у каждого второго есть машина, так что это логично.

— Конечно, логично! Кто хочет ездить в наших маршрутках?! Как только человек попадает в переполненный салон с курящим водителем, у него сразу появляется мысль: "Будут деньги — первым делом куплю машину".

Городским властям надо решать эту проблему, иначе воздух в Бишкеке будет только хуже. Почему бы не объявить тендер на обслуживание линий общественного транспорта? Каждый маршрут надо ставить на аукцион с обязательным условием: в транспорте должно быть не меньше 110 мест. Посмотрите, как сделали с маршруткой №113, — вместо нее теперь ходит 35-й автобус.

Уверен, что перевозчики найдут возможность закупить автобусы и маршрутки уйдут в небытие. Не будет саботажа и митингов: те же самые перевозчики смогут участвовать в конкурсе. 

Успешный финансист Орозбек Кенжетаев во время беседы на радио Sputnik Кыргызстан
© Sputnik / Табылды Кадырбеков
Орозбек Кенжетаев: я продал свой Bentley и автомобиль жены, мы решили ходить пешком. Пусть это будет нашим маленьким вкладом в экосистему.

— Но ведь в Кыргызстане автомобиль — показатель статуса. В некоторых кругах вас просто не примут без хорошего внедорожника.

— Это действительно так. Я был за рулем с 1993 года. Профессиональный банкир... тоже хотел показать всем, что я значимый человек. Стал баловаться дорогими авто, но в какой-то момент понял, что мне это не нужно.

Как только ты покупаешь дорогую машину, сразу теряешь деньги. Стоит выехать из автосалона — и она уже подешевела. Я продал свой Bentley и автомобиль жены, мы решили ходить пешком. Пусть это будет нашим маленьким вкладом в экосистему. Иногда приходится пользоваться общественным транспортом, но только троллейбусами — в маршрутку я не полезу из принципа, к тому же в троллейбусах гораздо удобнее. К сожалению, они ходят нерегулярно, иногда приходится подолгу стоять на остановке.

— Как изменилась ваша жизнь после отказа от личного авто?

— Сначала было тяжело всюду ходить пешком: я быстро уставал, а ноги не слушались. Мне потребовался год, чтобы привыкнуть. К сожалению, нашим пешеходам приходится несладко: улицы сильно загазованы, тротуары есть не везде. 

Знакомые до сих пор не могут поверить, что я на это решился. Я продолжаю агитировать — прошу всех отказаться от традиционных машин, ходить пешком или пересесть на электрические либо гибридные автомобили. Один друг уже последовал моему примеру: его внедорожник простаивает во дворе. 

— А что насчет магазинов?

— Сейчас по всему городу открываются большие торговые центры, где есть и филиалы банков, и развлекательные площадки. Это решает множество проблем. Я живу в центре города, но все чаще задумываюсь о том, чтобы переехать на окраину. Там гораздо чище и активно развивается инфраструктура.

Успешный финансист Орозбек Кенжетаев во время беседы на радио Sputnik Кыргызстан
© Фото / предоставлено Орозбеком Кенжетаевым
Орозбек Кенжетаев: я живу в центре города, но все чаще задумываюсь о том, чтобы переехать на окраину. Там гораздо чище и активно развивается инфраструктура.

— Вы профессиональный финансист, поэтому хочется поговорить с вами о деньгах. Сейчас у кыргызстанцев популярна такая схема: как только появляются "лишние" средства, человек покупает квартиру, чтобы сдать ее в аренду.

— Это не лучший вариант заработка. Недвижимость — практически бомба с часовым механизмом. Цены на жилье в Бишкеке обрушивались в 1998, 2003 и 2014 годах. Кроме того, качество нового жилья оставляет желать лучшего. Как строитель, могу вас заверить, что нарушений много. Если по нормативам указан бетон М-400, то у нас частенько используют М-200 или даже М-150. На самом деле это опасно для будущих жильцов дома.

— Так во что вкладывать деньги, если в бизнесе ты ничего не понимаешь, а накоплений хватит максимум на однокомнатную квартиру на окраине города?

— Многие люди не знают о существовании других инструментов. Например, можно купить те же ценные бумаги. Да, когда-то я на этом погорел, но сегодня рынок более стабилен. Есть много компаний, которые платят неплохие дивиденды: например, одно предприятие продает акции по 60 сомов, выплачивая по каждой 30 сомов в год. Облигации дают до 16 процентов годовых, представляете? Прибыль гораздо выше, чем на депозитах. В наших банках долларовые депозиты сейчас обеспечивают до 3 процентов годовых, а сомовые — примерно 8 процентов.

Однако, прежде чем вложить деньги, надо проанализировать, как идут дела компании последние три года, какой у нее кэш-флоу, посмотреть на менеджмент... 

— Что-то мне подсказывает, что далеко не каждый кыргызстанец сможет оценить кэш-флоу. А безопасно ли хранить деньги в банках? Это ведь самое простое.

— Конечно, гарантий, что банк не разорится, никто не даст. Прежде чем вложить куда-то деньги, надо изучить структуру акционеров. Если среди учредителей есть международные корпорации, это одно дело. Если же там значится лишь одна фамилия, стоит задуматься: а вдруг человек завтра сбежит — что тогда будет с вашими деньгами? 

Успешный финансист Орозбек Кенжетаев с односельчанами
© Фото / предоставлено Орозбеком Кенжетаевым
Орозбек Кенжетаев: Знакомые до сих пор не могут поверить. Я продолжаю агитировать — прошу всех отказаться от традиционных машин, ходить пешком или пересесть на электрические либо гибридные автомобили.

— Почему в Кыргызстане такие дорогие кредиты? На Западе их выдают под 1-2 процента годовых, а у нас и до 25 доходит.

— На международном рынке считается, что в Кыргызстане довольно рискованно вести бизнес. Инвесторам важно, чтобы в стране соблюдали законы, обстановка была стабильной, а суды — независимыми. Там, где много рисков, деньги не задерживаются, наблюдается отток капитала. Отсюда и дорогие кредиты.

Если сложить все активы нашей банковской системы, получится очень маленькая сумма — примерно 3,2 миллиарда долларов. Для сравнения: в Сурхандарьинской области Узбекистана есть банк, активы которого составляют тоже 3,2 миллиарда. Такое положение дел опасно само по себе. Появляются инвесторы под стать экономике — изворотливые, рискованные, коррумпированные. В этом случае выход один — менять политику. Только тогда изменится экономика.

— Но ведь у нас политики и так меняются, за годы независимости было две революции…

— Политический круг, сформированный Акаевым, устойчив и по сей день. Там действуют одни и те же люди, которые неохотно пускают новичков во власть. Сейчас места потихоньку занимают их дети.

Я знаю много людей, которые окончили ведущие вузы России, США, стран Европы. Они хорошие специалисты и могли бы принести огромную пользу стране. Я составил список, предлагал их, но никого не взяли.

— Какая самая главная проблема бизнеса в Кыргызстане?

— По-моему, налоги. Предприниматели вынуждены платить 12 процентов НДС, 10 процентов налога на прибыль и столько же подоходного налога. Кроме того, более 27 процентов всех выплат идет в Соцфонд. Не следует забывать и про таможенные платежи. Для многих это непосильное бремя, поэтому бизнес уходит в тень.

По разным оценкам, сегодня в тени находится от 24 до 60 процентов нашей экономики. Есть так называемая кривая Лаффера: этот экономист доказал, что рост налогов выше определенного уровня приводит к сокращению сборов и росту теневой экономики. Чтобы увеличить поступления в бюджет, не нужно повышать налоги и набирать инспекторов. Это ведь тоже феномен: чем больше у нас налоговиков, тем пышнее цветет коррупция.

Как обстоят дела в Кыргызстане? Инспектор может прийти на базар и сказать продавцу: "Эже, не покупайте патент. Вам не нужны кассовые аппараты, лучше мне денег дайте". Люди-то не знают, как надо, и платят коррупционеру.

Чтобы действительно пополнить бюджет, надо улучшать деловой климат. К сожалению, пока все заверения для инвесторов остаются на бумаге. 

Успешный финансист Орозбек Кенжетаев во время беседы на радио Sputnik Кыргызстан
© Sputnik / Табылды Кадырбеков
Орозбек Кенжетаев: разумный человек живет сочувствием, участием и самопожертвованием. Мы можем оценить собственную жизнь, только зная ее ценность для других.

— Зачастую наши бизнесмены жалуются: как только начинаешь свое дело, приходят родственники и просят занять деньги, а сумма подарка на тое резко увеличивается. В итоге вместо развития бизнеса человек имеет бесконечные траты.

— Когда-то Киргизия была очень бедной республикой, все строилось за счет дотаций и финансировалось из центра. Мы постепенно преодолевали нищету, но избавиться от иждивенческих привычек очень сложно.

Общество должно понимать: если человек добился успеха, надо дать ему возможность развиваться дальше. Рано или поздно наступит период, когда он начнет думать о своей ответственности перед другими. Действительно разумный человек живет сочувствием, участием и самопожертвованием. Мы можем оценить собственную жизнь, только зная ее ценность для других.

Обязательно почитайте про 27-летнего бизнесмена Адилета Кеденова. Он рассказал, как смог создать многомиллионную бизнес-империю в Москве.

По теме

Это выгоднее, чем покупать квартиры, — о новой бизнес-идее кыргызстанца
Бизнес в Таласе приносил мне до 90 тысяч сомов в день — кыргызстанец
Теги:
финансы, бизнес, Кыргызстан

Главные темы

Орбита Sputnik