00:00
01:00
02:00
03:00
04:00
05:00
06:00
07:00
08:00
09:00
10:00
11:00
12:00
13:00
14:00
15:00
16:00
17:00
18:00
19:00
20:00
21:00
22:00
23:00
00:00
01:00
02:00
03:00
04:00
05:00
06:00
07:00
08:00
09:00
10:00
11:00
12:00
13:00
14:00
15:00
16:00
17:00
18:00
19:00
20:00
21:00
22:00
23:00
Жаңылыктар
Жаңылыктар. Чыгарылыш 09:00
09:00
4 мин
Ежедневные новости
10:00
4 мин
Жаңылыктар
Жаңылыктар. Чыгарылыш 11:00
11:01
3 мин
Ежедневные новости
12:01
3 мин
Жаңылыктар
Жаңылыктар. Чыгарылыш 13:00
13:01
3 мин
Ежедневные новости
14:01
3 мин
Жаңылыктар
Жаңылыктар. Чыгарылыш 15:00
15:01
3 мин
Кеменгер
Ак илбирс улуттук сыймыгыбыз эле эмес, киреше булагы да боло алат
15:04
50 мин
Ежедневные новости
16:01
4 мин
Жаңылыктар
Жаңылыктар. Чыгарылыш 17:00
17:01
4 мин
Жума жыйынтыгы
апта ичинде болуп өткөн айрым окуяларга токтолобуз
17:05
49 мин
Жаңылыктар
Жаңылыктар. Чыгарылыш 09:00
09:00
4 мин
Жаңылыктар
Жаңылыктар. Чыгарылыш 11:00
11:01
3 мин
Ежедневные новости
12:01
4 мин
Жаңылыктар
Жаңылыктар. Чыгарылыш 13:00
13:01
3 мин
Ежедневные новости
14:01
3 мин
Жаңылыктар
Жаңылыктар. Чыгарылыш 15:00
15:01
3 мин
Көз мончок
Коуч, насаатчы, оратор, психологдор көбөйдү. Керектүү адисти кантип туура тандоо керек?
15:04
45 мин
Ежедневные новости
16:01
4 мин
Жаңылыктар
Жаңылыктар. Чыгарылыш 17:00
17:01
2 мин
Таберик
СССР классикалык музыка доору. Болот Миңжылкиев, СССРдин эл артисти.
17:03
27 мин
Sputnikteн сүйлөйбүз
Кыргызстанда «Топтолмо ипотека» долбоору ишке кирет
17:33
25 мин
Ежедневные новости. Погода на завтра
Ежедневные новости. Выпуск 18:00
18:00
5 мин
Между строк
Последний роман Габриэля Гарсиа Маркеса «Увидимся в августе»
18:12
46 мин
ВчераСегодня
К эфиру
г. Бишкек89.3
г. Бишкек89.3
г. Каракол89.3
г. Талас101.1
г. Кызыл-Кия101.9
г. Нарын95.1
г. Чолпон-Ата105.0
г. Ош, Джалал-Абад107.1

Врач скорой помощи: родственники умоляли меня реанимировать труп

© Игорь Зарембо / Перейти в фотобанкМашины скорой помощи. Архивное фото
Машины скорой помощи. Архивное фото - Sputnik Кыргызстан
Подписаться
Уксус глотать уже немодно — это же адски больно, все внутри выжигается. Сейчас на таблетки перешли. Но тоже, кстати, не как в фильмах. Это негламурно, мучительно, рассказал врач-реаниматолог.

Как убить человека с помощью шутки, чем развлекаются ночью одинокие старушки и как благодаря докторам-реаниматологам бишкекчанки налаживают личную жизнь? Корреспондент Sputnik провел с докторами "скорой" целый день. 

…Комнатка во времянке. Рядом с кроватью банка с розоватой жижей. Тусклая лампа без абажура.

— Ыыыыааааа! Больно!

— Сейчас, мама, потерпи! Доктор, вы же ей поможете?

— Не знаю. У нее давление крайне низкое. За ее жизнь я не ручаюсь.

52-летняя Екатерина Николаевна пила. Запойно, по три недели. Ее сломанная десять дней назад рука почернела. Екатерина Николаевна умирает от интоксикации.

Каска. Архивное фото - Sputnik Кыргызстан
Бишкекский спасатель: я ревел, когда мы доставали из туалета младенца
…Можете представить себе офис, где спят работники? Офис с кроватями и душем. На станции Бишкекской скорой помощи в каждом отделении кровати. Не для пациентов — для сотрудников. Не обращая внимания на то, что я девушка, причем незнакомая, фельдшер скорой помощи разделся и юркнул в кровать. У него за плечами ночная смена, 12 часов работы. Через несколько минут в отделении реанимации раздался храп. Мой собеседник, реаниматолог Саид, тоже хочет спать. Но признается — если ляжет, потом еле встанет. Пьем кофе.

— А кто чаще всего вызывает бригаду? 

— По-разному. Девушки часто, кстати. С мужьями поругаются, и начинаются обмороки всякие. Я таких уже знаю. Прошу родственников удалиться из комнаты и тихонько говорю "умирающей", что если она еще раз такое сделает, мы ей психиатров вызовем. Помогает.

— А к кому ездить неприятнее всего? Наверное, на аварии? Там же боль, кровь … 

— Нет, я не брезгливый. К такому нормально отношусь, у меня нет времени рефлексировать. К бомжам не люблю выезжать. Запахи, сами понимаете. Надеваю две пары перчаток, две маски и только тогда осматриваю.

— Не страшно? Им-то что терять, и ударить могут…

Бишкекский соцработник: у могил стариков родственники спорят, кто роднее
— С бомжами не так страшно. Вот наркоманы — это да. У одного передозировка, его откачивать надо, а у остальных "отходняк". Злые — и пихнуть могут, и ударить, если что-то не понравится. Да и родственники иногда попадаются агрессивные. Могут вызвать и в дом не пустить. Накричать могут. Не уважают нас, короче. Не верят. 

Однажды поступил вызов: парню стало плохо. Мчимся на место происшествия. Родственники везут потерпевшего нам. Встретились где-то на улице. Смотрим, а он уже окоченел. Те рассказали, что он уже час как не дышит. Умоляли меня реанимировать его, угрожали.

— А вы что?

— Ничего. Не стал этого делать. Нас часто просят спасти мертвецов — это родственники не могут смириться. 

— Да уж, такая потеря. А как вообще переживают смерть близкого человека? Кого больше: бьющихся в истерике или молчащих от шока?

— Всяких много. Кстати, когда человек кончает жизнь самоубийством, то родственники уже не так сильно реагируют. Просто с первого раза не у всех суицид совершить получается. А когда в третий раз вынимают из петли, уже спокойнее смерть близкого воспринимают.

— Чаще вешаются или другие способы выбирают?

Кортеж важнее задыхающейся бабушки. Видео из реанимобиля
— Да всяких хватает. Но вот уксус глотать уже немодно — это же адски больно, все внутри выжигается. Сейчас на таблетки перешли. Но это тоже, кстати, не как в фильмах. Это негламурно, мучительно.

О вызове объявляется по громкой связи. Пропустить сигнал невозможно. На сборы дается минуты две, и вот мы уже в реанимобиле вместе с бригадой кардиологов. Стоит такая машина 120 тысяч долларов. Раз в день ее надо подзаряжать — медицинские приборы требуют отдельного электрического питания. Рядом со мной доктор Фуркат. За рулем Съездбек байке. 

— Съездбек байке, а почему вы сирену не включаете?

— Если часто будем включать, нам перестанут доверять. Частные "скорые" постоянно с сиреной ездят. Да и сейчас такие пробки, что не особо-то нас и пропускают. Просто неохота лишний раз людей напрягать — все равно улицы забиты. Стараемся ездить по правилам, но люди сейчас напролом едут. У нас три машины в ремонте — никто не хотел пропускать "скорую".

— Фуркат, а такое отношение водителей хоть раз стоило кому-то жизни?

— Да, мужчину не спасли. Сердечный приступ у него случился в час пик. Пробки сильные были. Два раза сердце завели, но до больницы доехать не успели… Я часто думаю, были ли у него шансы. Не знаю. Бывает, приезжаем слишком поздно. Такое у нас часто случается. Раньше я подолгу отходил, переживал. А сейчас привык — зачем себя мучать?

— Мне, обывателю, всегда казалось, что "скорая" опаздывает из-за того, что врачи чаи распивают вместо того, чтобы мчаться спасать пациента. Бывает, что, вроде, ехали на вызов и заехали куда-нибудь? Ну хоть разок?

— Это исключено — в каждом автомобиле есть навигаторы. Если мы свернем не туда, это сразу заметят. Когда останавливаемся, нас тут же вызывают по рации, узнают, что произошло. 

— Но все равно иногда безбожно опаздываете. Иногда часа на четыре…

Воспитанник детского дома. Архивное фото - Sputnik Кыргызстан
Приемная мать: работники детдома убеждали, что у малышей плохие гены
— Давайте разберемся. У меня за смену 15-18 вызовов. Обед длится 20 минут, столько же ужин. Да, мы опаздываем, нас не хватает. Но это не наша вина.

62-летняя "умирающая" от сердечного приступа встретила бригаду врачей, облачившись в шелковый розовый халат. Прерывающимся от слабости голосом дама поведала, как у нее все болит — и руки, и ноги, и сердце… И вообще, микроинсульт у нее случился на днях. 

— Кто вам диагноз такой ставил?

— Ну-у-у, сама…

Кардиограмма показала, что сердце у нее, как у 18-летней девушки. Давление тоже в норме. Даже свежий педикюр на ногах поблескивал залихватски. Когда доктор огласил обнадеживающий вердикт, дама встрепенулась:

 Так что же мне теперь, в поликлинику идти? Я не могу, мне там плохо станет, там очереди!

— Поймите, вы не при смерти. А по поводу очередей — так это к Минздраву претензии, не ко мне.

Трепетный голос перешел в громкое наступление. Бригада врачей быстро ретировалась.

— А часто такие скандальные мнительные дамы попадаются?

— Постоянно. У нас в кардиологии больше половины именно таких. Лень по поликлиникам бегать, так и пытаются через "скорую" в больницы попасть. Время отнимают и силы. А есть и такие старушки, которым просто по ночам заняться нечем. Была у меня одна такая. До сих пор помню, как ее зовут, адрес. У нее муж умер от сердечного приступа, и "крыша" немного поехала: ей каждую ночь мерещилось, что она умирает. Мы к ней регулярно мотались. Один раз пригрозил, что оштрафую, если ничего не найдем. Сразу вызов отменила.

— Самое печальное, что из-за таких людей вы не успеваете помочь тем, кто в этом действительно нуждается…

— Есть еще категория шутников. Вызовут "скорую" на какой-нибудь адрес, а там ни сном, ни духом. Мы приезжаем, а телефон отключен. Юмористы…

Исповедь бишкекского судмедэксперта
…За день мы обследовали мужчину с ТЭЦ и бесчисленное количество бабушек. Одну из них успели довезти до реанимации. Благодарность получали далеко не во всех квартирах. Чаще недовольно-потребительские лица, упреки, подозрения.

И снова вызов. Пожилая женщина задыхается, синеет, не может говорить. По пробкам мы добирались до нее больше 30 минут. Про то, как на дорогах жалуют "скорые" — в отдельном материале. И вот мы у цели. Унылая постройка завалилась набок. 

— Она не кусается, проходите!

Судя по рычанию, пес с хозяйкой не очень-то согласен. Но мы заходим. Тусклые лампы без люстр, низкие потолки. В комнатушке на простынях больная. 

— Екатерина Николаевна, что болит?

— Ыыыааа… все мясо.

— Вы пили?

— Нет.

— Мама, скажи правду! Да, она пила три недели. 

К беседе подключился зять, который в непечатных выражениях, не смущаясь посторонних, отчитал Екатерину Николаевну за столь обильные возлияния. 

Дела Екатерины Николаевны шли неважно — давление стремительно падало, а сломанная две недели назад рука почернела и опухла.

"Меня просто в городе не было, но это ничего, это мы потом подлечим. Вы только спасите ее", — оправдывалась дочь. 

В отделение неврологии ее не приняли — инсульта нет, везите куда хотите. По дороге женщина задыхалась, давление падало. Капельницы и таблетки ситуацию не спасали. К счастью, до реанимации токсикологии ее довезли быстро. Вопреки показательным выступлениям зятя с громкими воззваниями к Господу и врачам, Екатерину Николаевну начали откачивать. Фуркат заполнил больничную карту, и мы покинули это место…

— А почему вы никогда не разуваетесь? Когда "скорая" ко мне приезжала, я переживала, что полы плохо вымыла и поэтому доктора не хотят снимать обувь. А вы, оказывается, вообще не разуваетесь. Даже по коврам в ботинках. 

— А если там что-то острое будет на полу валяться? Мы же к разным людям ездим. И вообще, нам по инструкции не положено — вдруг надо будет бежать за носилками, а мы тут обуваемся-разуваемся. Это время. 

— Да ну, столько опасностей! Что за работа? Кошмар!

— Ну да. Но я еще молодой, у меня хватает сил.

— А потом будет хватать, лет через пять?

— Не знаю.

…Уже шесть вечера. Я спешу домой. А он — снова спасать людей.

Лента новостей
0